Блог жены арестанта. «Прецедент Киюциной»

Помните, летом этого года меня выгнали со свидания у мужа из колонии-поселения? (подробнее: http://echo.msk.ru/blog/o_kiutsina/1810398-echo/). Так вот, схема настолько понравилась ГУФСИН по Красноярскому краю, что ее запустили в «массовое производство».

Вчера снова выгнали родственника осужденного, только теперь уже из КП-48 Курдояки Красноярского края. Сначала под предлогом того, что нет мест, а сейчас экстренно запланировали ремонтные работы. Выгнали прямо на улицу вместе с 3-летним ребенком. К слову сказать, температура воздуха там сейчас опускается до минус 15-20.

А приехал мужчина издалека, и не только к осужденной жене, но и к своему грудному ребенку, который недавно родился. Приехал жить – в колонии-поселении разрешается проживание с семьей.

Знаете, почему родственника так срочно надо было выгнать? Потому что несколько дней назад в колонии погиб осужденный. Вроде как произошел несчастный случай. И чтобы замести следы, нужно было удалить из колонии всех лишних людей. Тех, кто может сообщить о том, что там на самом деле произошло.

Напомню, это та самая колония, про которую я писала летом (http://gulagu.net/profile/13708/blog/7725.html). О том, что там грубейшим образом нарушают права заключенных и их родственников, в том числе беременных осужденных женщин и их детей. Правда, федеральные СМИ почему-то «постеснялись» взять эту тему для публикации.

А теперь там погиб человек. По чьей-то преступной халатности погиб осужденный-мужчина. А ведь могла погибнуть осужденная беременная женщина. Или вообще ни в чем не повинный ребенок.

Как и в моем случае, родственник, которому отказали в свидании, обратился в прокуратуру по надзору. В ту же самую Нижнепойменскую. И, как и мне, ему было сказано написать заявление в письменной форме. И что ему ответят в положенные по закону сроки. То есть в течение месяца. Как и в моем случае, никаких мер по предотвращению незаконных действий прокурор предпринимать не стал. Иначе и быть не может, когда ФСИНовцы и прокуроры живут в полнейшей дружбе и согласии.  А в проверках вышестоящего Красноярского ГУФСИН и вовсе утверждается, что никаких нарушений в колонии не имеется.

И я даже знаю, что будет дальше. Дождутся, когда родственник уедет, а потом пришлют ответ о том, что прокуратура выявила нарушения закона и вынесла предписание по их устранению. И что ГУФСИН строжайшим образом наказал нарушивших закон сотрудников. Такой же как и мне http://gulagu.net/profile/13708/blog/7993.html.  

По делу погибшего осужденного состряпают заключение, что он сам виноват. Детей продолжат кормить как попало. Ни один член ОНК в эту колонию в глухой тайге не поедет. Им и раньше-то было недосуг, а сейчас и подавно… У них же сейчас более актуальные задачи – засорять ленту в фейсбуке грызней между собой и доказывать кто из них настоящий правозащитник, а кто нет.

Мне опять отпишутся, что в колонии все действия совершаются исключительно в рамках закона. И что никакой коррупции не выявлено.

Мужа осужденной женщины, который сообщил мне информацию, начнут запугивать, а потом предложат какой-нибудь «бонус». Например, пообещают возможность уйти по УДО. А когда шумиха уляжется, начнут им мстить. Как нам. Как и всем другим, кто «выносил сор из избы». В Красноярском крае всегда так всегда делают.

Прошу помочь:

  1. Перепостом

  2. Отправкой запроса во ФСИН от своего имени. Текст запроса и инструкция: http://gulagu.net/profile/13708/open_letters/8001.html

  3. Размещением информации в СМИ

 

Важно. Рейтинг — 7
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Киюцина Ольга Киюцина Ольга
27 октября 2016 в 19:48

Номер обращения SITE-21820/2016
Код проверки 8784849064

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека