Блог жены арестанта. Запись первая. Приключения начинаются

Наконец-то я отправилась на свидание к мужу. Дочь пристроена у родственников, все рабочие вопросы решены. Все нормальные люди летят в теплые края в комфортабельные отели. А я в поселок Новобирюсинск в Сибири, где всякая летающая тварь норовит откусить о тебя кусок мяса и выпить всю твою кровь. Но это ерунда, потому что я лечу к мужу, которого не видела четыре месяца, на все лето – в колонии-поселении свидания предоставляются без ограничений. Ночь на самолете, день в гостинице, еще ночь на поезде, немного на такси, и я на месте.
Два часа ждем, пока проведут досмотр, взваливаем на себя сумки и идем пешком два километра в место, определенное нам для проживания администрацией. Это здание рядом со штабом объединения ОИУ-25 ГУФСИН России по Красноярскому краю, в котором расположена комната ожидания свиданий и несколько жилых комнат.
И началось…
Обслуживающий данное помещение осужденный (по-русски говоря, уборщик), активист-помощник администрации категорически заявил мужу: «Ты здесь жить не будешь. Мне никто не звонил, идите обратно и пусть мне перезвонят сиз колонии-поселения». Отвернулся и продолжил полоскать тряпку, игнорируя нас. Мы пытались привлечь к себе внимание, на что осужденный, высказав свое явное неудовольствие, психанул, нахамил нам и побежал к более высокому начальнику. Он же помощник администрации и, несмотря на то что уборщик, по статусу явно выше другого зэка и его жены. И имеет возможность оспаривать решение отправившего нас в комнату ожидания начальника ИК-23 Кузнецова. Так и сказал: «Мне по хрену, кто вас сюда отправил, мой начальник Беляева».
Беляева – это зам. по тылу объединения. Иными словами, завхоз. Но так уж получилось, что в тот день она исполняла обязанности начальника и формально была самой главной в объединении из двух колоний строгого режима и двух колоний-поселений. Прибежав от нее, уборщик радостно сообщил, что вышестоящее начальство велело нам идти назад.
Не поняла юмора. Поэтому решила сходить к Беляевой сама. К моменту, когда нашла ее кабинет, вышеупомянутый уборщик уже забегал к ней. Без стука и без доклада. Меня это крайне удивило, поскольку недавно на мужа чуть не наложили взыскание за то, что он пытался попасть на личный прием к начальнику объединения, придя в приемные часы. Мужа не то что не пустили в кабинет, а заявили, что он вообще не имеет права находиться в помещении штаба. А здесь такая ситуация. Войдя вслед за уборщиком, я попросила его выйти и подождать снаружи. Уборщик не унимался, продолжая что-то выкрикивать из-за моего плеча.
Но разговор с Беляевой все-таки состоялся. По ее важному виду я сразу поняла, что это действительно очень большой начальник. Она это подтвердила и своими словами «главная сегодня в объединении я». И этот большой начальник, ссылаясь на то, что здании, где расположена комната ожидания, нет душа, отправила нас проживать в требующие капитального ремонта комнаты свиданий. Там якобы есть все условия.
Подойдя к дежурной части колонии-поселения, мы попросили дежурного позвонить начальнику ИК-23 Кузнецову, в подчинении которого и находится колония-поселение. Чтобы он своими глазами убедился, что условия в комнатах свиданий не соответствуют никаким требованиям.
Если вы помните, я двое суток находилась в пути. Естественно, очень устала, а уже шесть часов мы бегаем от начальника к начальнику, и никто не хочет ничего решать. Романтическое настроение было подпорчено. Мысль была одна: где бы помыться, перекусить и просто поспать.
Кузнецова мы прождали два часа, но он так и не приехал. Вместо него подъехал замполит ИК-23 Радкин. Зная о том, что комнаты для свиданий требуют капитального ремонта, мы попросили его провести обход и зафиксировать, что они не пригодны для проживания.
Почему это было важно сделать до заселения? Я не в первый раз приезжаю на свидание. И знаю, что, если не зафиксировать недостатки помещения для въезда, потом может оказаться, что это именно мы довели помещение до состояния, требующего капитального ремонта (кстати, почти так потом и вышло). А зайдя внутрь помещения и сдав телефон, ты просто лишаешься каких-либо возможностей достучаться до тюремного начальства.
Нервы были на пределе. После длительных просьб провести обход. господин Радкин (тоже большой начальник) все-таки соизволили зайти в комнаты свиданий. Но фиксировать что-либо каким-либо способом отказался. На просьбу хотя бы включить при обходе видеорегистратор, заявил: «Он нужен для других целей, он для нас, а не для вас». Хотя я-то точно знаю, что видеорегистраторы закупались именно для разрешения спорных ситуаций.
Но после восьми часов ожидания спорить сил больше не было.
Мы зашли внутрь. Душ не работал, воды в кране не было, электричества – тоже. Так я и легла спать грязная с дороги, голодная и злая.
Очень злая. Поняв, что это только начало истории, решила рассказать о ней в блоге в режиме онлайн. Продолжение следует …

Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

5 комментариев

Зато Красноярский ГУФСИН везде сам про себя пишет, что там рай почти и они самые лучшие

Коробка Юлия Коробка Юлия
27 июня 2016 в 10:48

Рай это только Краснодарский край Светик а тот край сама знаешь как называют именно из за таких вот ситуаций которые устраивают сотрудники администрации чтоб на их территорию просто перестали заезжать родственники, интересно к женам с детьми они также относятся?

Киюцина Ольга Киюцина Ольга
27 июня 2016 в 13:54

С детьми еще хуже - для них вообще никаких условий. Только вчера уехала женщина с 9-летней дочкой, приезжали из Амурской области. Она в первый раз приехала в Новобирюсинск, уезжала в ужасе.

Коробка Юлия Коробка Юлия
27 июня 2016 в 15:57

О каких социальных связях, о встречах с родными для поддержания семейных уз можно говорить тем более в ГУФСИН УФСИН ФСИН? Где их работа и выполнение задач пенитенциарной системы по" перевоспитанию" осужденных и ставление их на Истинный путь.

Гутор Наталья Гутор Наталья
25 июня 2016 в 10:44

Ну нечего на это что-либо ответить!!! Эмоции переполняют! Вся эта система-государство в государстве (свои законы и нормы). Терпения Вам, Ольга, выдержки и крепкого здоровья.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы