Сфабрикованное дело против Хочубарова Адама

 Осечкину В.В.

 от  Хочубаровой Л.Б.

 прож.: г.Тверь

 

 

Уважаемый Владимир Валерьевич!

Прошу Вас помочь нам направить дело на новое объективное рассмотрение, чтобы оправдать моего невинно осужденного мужа, восстановить справедливость и вызволить его на свободу.

Мой муж, Хочубаров Адам Орцхоевич, является уроженцем республики Ингушетия, вот уже 25 лет он проживает в городе Твери, он законопослушный добропорядочный гражданин, ведёт здоровый образ жизни, не пьёт, не курит, имеет высшее образование, ранее не судим. Имеет 6 детей: Тамерлана и Таисию от первого брака, Юсуфа и Аишу – от второго брака, а также двух приёмных детей Темерлана и Алихана.

Мой муж, Хочубаров Адам, раньше был женат на Вишняковой Ларисе Юрьевне, они вместе прожили 10 лет, родили двоих детей, Лариса по профессии была частным нотариусом г.Твери, а Адам был бизнесменом. В 2003 году они развелись, потом опять сошлись, в 2007 году окончательно разошлись, а в 2008 он женился на мне, это вызвало недовольство у его бывшей супруги, она подала в суд исковое заявление о разделе совместно нажитого имущества (но шансов отсудить у него имущество у неё не было, т.к. оно было приобретено после развода).

Через полгода 29 октября 2008 года Вишнякова Лариса была убита возле своего офиса, неустановленное следствием лицо произвело в неё не менее шести выстрелов из пистолета, скрылось на автомашине ВАЗ-2106  красного цвета. Машина и пистолет были обнаружены оперативниками недалеко от места преступления в соседнем квартале.

Естественно, главным подозреваемым сразу же стал Адам – бывший муж, да ещё и нерусский, идеальная кандидатура, но у Адама было алиби – в момент убийства он находился в соборной мечети г. Твери, что подтвердили множество свидетелей. В тот же вечер к нам домой пришли оперативники и забрали моего мужа в Заволжский ОВД, там продержали его до 2 часов ночи, вели изнурительные допросы без присутствия адвоката, после чего пришли к нам домой и до утра проводили обыск, не найдя ничего подозрительного и убедившись в непричастности Адама к данному преступлению, его отпустили.

В дальнейшем, подозреваемым стал Абдуллоев Музафар Аджикович, уроженец Таджикистана, он был бригадиром  у таджиков-строителей, строил дом Адаму, делал ремонт в офисе Ларисы. В ходе расследования стало известно, что автомашину ВАЗ-2106 красного цвета, на которой скрылись преступники, купил Музафар в автосалоне, а через два дня после убийства он со своей семьёй уехал на родину в Таджикистан. Абдуллоева Музафара объявили в международный розыск.

Два года следствие стояло на месте, поменялось несколько следователей, пока не был пойман Абдуллоев, он из подозреваемого стал обвиняемым, но через несколько дней вдруг ни с того ни с сего стал главным свидетелем. Абдуллоев всё «повесил» на Адама, сказал, что он не причастен к данному преступлению, что это Адам дал ему денег, подвёз его к автосалону  и сказал купить ту самую машину. Абдуллоев снимал частный дом, проживал там с женой, детьми и ещё несколькими земляками, после покупки машины, он поставил её возле своего дома, где она простояла несколько дней, а потом, якобы, Адам приехал за ней, машина не заводилась, и все эти таджики толкали её. Помимо Абдуллоева, этих троих таджиков тоже сделали свидетелями по делу, засекретили их, придумали им вымышленные имена Иванов Шамшод, Петров Василий и Сидоров Борис. А также, ещё одним мнимым свидетелем стала жена Абдуллоева - Нажмиева Назонат, которая свидетельствовала вместе со своим мужем, что 30 или 31 октября поздно ночью, когда все спали, к ним в ворота кто-то сильно постучал, её муж встал и пошёл посмотреть, кто там, через 5 минут, после его ухода, Назонат тоже пошла посмотреть, куда делся муж, подкралась к калитке и стала подслушивать, о чём её муж разговаривает с незнакомым ей мужчиной, тот незнакомец назвался Адамом, и сказал Музафару: «Я убил свою жену, срочно забирай свою семью и уезжайте из страны, иначе ты пожалеешь». Самое интересное, ночью, подслушивая под калиткой, она всё поняла, а на суде по-русски два слова связать не могла и не понимала простых вопросов нашего адвоката.

В общем, в деле нет больше абсолютно никаких доказательств, кроме этих пятерых лжесвидетелей-гастарбайтеров.

29 декабря 2010 года  Адама арестовали и обвинили в убийстве Вишняковой. У нас были  две серьёзные версии, кто мог убить Вишнякову, первая – Вишнякова при покупке участка для дачи столкнулась с чёрными риэлторами, с которыми у неё была конфликтная ситуация. Вторая – Вишнякова хотела стать нотариусом г. Москвы, через своих знакомых вышла на какого-то генерала и заплатила ему взятку в размере ста тысяч долларов, тот пообещал ей, что она станет московским нотариусом, но она не прошла конкурс, в итоге осталась и без обещанной ей должности, и без денег, возможно, она пыталась вернуть деньги, и из-за этого была убита. Мы подавали ходатайства следователю Шевченко Д.И. с просьбой отработать эти версии, на что нам было отказано. В дальнейшем, мы подавали эти ходатайства в суде, где нам тоже было отказано. В ходе следствия следователь Шевченко неоднократно допускал грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства, не говоря уже о том, что всё это дело он сфабриковал, т.к. дело было громкое, начальство требовало его закрыть. Его версия совершения преступления заключается в следующем: «Хочубаров А.О. в неустановленное следствием время, но не позднее 29 октября 2008 года, в неустановленном следствием месте вступает в преступный сговор с неустановленным следствием лицом…», и в дальнейшем во всём обвинительном заключении слово «неустановленным» встречается часто (исполнитель преступления так и не был найден).

Летом 2011 года в Тверском областном суде начался суд под председательством судьи Андреева В.В., где опять же было множество нарушений со стороны судьи, изначально судья был предвзято настроен к подсудимому, он испытывал неприязнь к Адаму по причине его принадлежности к иной национальности и религии. В суде было допрошено много свидетелей со стороны обвинения, являющихся родственниками и коллегами погибшей, которые по делу ничего не могли сказать, лишь отрицательно характеризовали Адама, якобы он жестокий, жадный и т.п., и то со слов погибшей. Почему то судья сделал вывод, что нет оснований не доверять свидетелям обвинения, а показания свидетелей защиты все под сомнением. А вымышленных свидетелей Иванова, Петрова и Сидорова вообще не допрашивали в суде, т.к. судье, видите ли, оказалось достаточно их показаний на бумаге в материалах дела!!!

В итоге, несмотря на то, что вина моего мужа не была доказана, 30 августа 2011 года судья Андреев выносит обвинительный приговор – 12 лет колонии строгого режима.

Вот уже полтора года мой муж сидит за то, чего не совершал. В данный момент он находится в ИК-9 Тверской обл., Нелидовского р-на, пос. Монино. Недавно всплыла шокирующая информация: объявился свидетель убийства (или соучастник) – заключённый Р.А., он  сидит в той же колонии за наркотики, где и мой муж, когда Р.А. узнал, что невиновный человек сидит за убийство, свидетелем которого он был, то, испытывая чувство вины, решил сознаться и написал чистосердечное признание, которое полностью ломает сфабрикованное следователем дело, по его словам, убийцами являются тот самый главный по нашему делу свидетель Музафар и его подельник по имени Икром. Адвокат заключённого Р.А. передал это признание в следственный комитет, конечно же, оно поступило к тому же следователю Шевченко Д.И., далее, к заключённому Р.А. приезжали следователи, хотели допросить его, но он отказался давать показания без адвоката, на этом проверка и закончилась, допрос так и не провели. После чего, Шевченко отказал в возбуждении уголовного дела, объясняя отказ тем, что нет состава преступления в действиях Абдуллоева М.А., заключённого Р.А. и неустановленного мужчины по имени Икром.

В настоящее время мы продолжаем бороться, написали заявление начальнику следственного комитета с просьбой возобновить следствие, допросить заключённого Р.А., будем писать и в другие инстанции.

Когда моего мужа посадили, на тот момент со мной было двое наших приёмных детей 8 лет, наша маленькая годовалая дочь, и я была беременна вторым ребёнком. Двух приёмных мальчиков-близнецов мы привезли с Кавказа, мы хотели им дать достойное образование, подарить им любовь и заботу, чтобы они не чувствовали себя брошенными и никому не нужными. Мы устроили их учиться в хорошую школу, т.к. мальчики сильно отставали в учёбе  -  мы каждый день поочереди занимались с ними, наняли им репетитора,   постепенно ребята догнали своих сверстников и стали учиться на 4 и 5, также дети с удовольствием ходили на секцию дзюдо, занимались лёгкой атлетикой и рисованием в изо-студии, дети были счастливы и не хотели уезжать… Но теперь всего этого они лишены, под давлением органов опеки, и не справляясь одна с четырьмя детьми, я была вынуждена отправить наших приёмных сыновей на Кавказ к родственникам. Теперь я одна ращу двоих наших малышей, большое спасибо моим родителям и родственникам моего мужа за поддержку и помощь, если б не они – не знаю, как бы я справлялась в одиночку.

Уважаемый Владимир Валерьевич, я знаю, что мой муж невиновен, он честный и порядочный человек,  и не способен на такое зверское преступление, он честным трудом зарабатывал нам на жизнь и никогда не поднимал руку на женщин и детей. В Ингушетии его старая больная мама каждую ночь проливает слёзы, она молит Бога освободить её сына из тюрьмы, вся эта история сильно подорвала её здоровье, она перенесла два инфаркта и неизвестно, сколько ещё протянет. Благодаря нашим бесстыжим следователям и безразличным к правосудию судьям пострадал не один невиновный человек, а вся наша большая семья!

Владимир Валерьевич, я Вас очень прошу, помогите нам оправдать моего мужа и воссоединить нашу дружную семью, пусть виновные в этом произволе лица понесут наказание, чтобы больше никто не пострадал от рук этих «преступников в погонах».

 

С уважением, Хочубарова Любовь.

04 июля 2012г.

 

 

Чистосердечное признание заключённого Р. А.:

«Я, заключённый Р.А. 1990г.р. хочу чистосердечно признаться в нижеследующем:

Примерно в сентябре 2008г. я познакомился с одним земляком по имени Икром в районе Исаевского ручья. Он был ростом примерно 1м 80см, худой, с чёрными волосами, лет 23-25, немного нос был горбатый. Других данных я его не знаю. С его слов я знаю, что он жил недалеко от рынка на Исаевском ручье на ул.Кутузова, 3-4 раза мы с ним встречались по делам на рынке Исаевского ручья.

Примерно в конце октября 2008г. мы с Икромом встретились там на рынке, на встрече Икром мне сказал, что есть одно хорошее дело – нужно забрать деньги в одном офисе, Икром мне сказал, что у него всё готово, и есть «чистая» машина, что нужен водитель. Он мне сказал, что тебе не нужно ничего делать, только хорошо ехать на машине, и сказал, что заплатит мне 50 тыс. рублей. Я спросил у Икрома: «Это не опасно?», на что Икром ответил, что всё нормально. Он сказал, что один наш земляк знает всё про это дело и что он нам всем поможет. После этого я согласился. Икром сказал, что этот земляк знает всё подробно. После этого разговора мы пошли пешком по трассе, там с правой стороны находилась пилорама, на этой пилораме стояла машина шестёрка красного цвета. На этой шестёрке были транзитные номера бумажные, и ещё на заднем стекле был треугольный знак «У». Икром мне сказал, что эту машину купил наш земляк, которого зовут Музафар, ещё он сказал, что она «чистая». Мы с Икромом сели в эту шестёрку и поехали на улицу Кутузова к Музафару. Когда мы на ул.Кутузова приехали, Икром позвонил по телефону, и на улицу вышел Музафар. Мы вышли из машины и поздоровались с ним. Он был чуть ниже Икрома, примерно 1м 70см-1м 75см, плотного телосложения, волосы были немного седые, где-то лет 40-45. Ещё у него были золотые зубы нижние. После того, как мы поздоровались, Музафар спросил меня: «Ты машину хорошо водишь?», на что я ответил, что с детства хорошо вожу машину. Музафар сказал, что это очень хорошо, и сказал, что с машиной всё в порядке, он её сам проверял, когда покупал, документы «чистые», можно не волноваться. Музафар мне сказал, что у неё иногда заедает стартёр, поэтому, когда вы поедете на дело, то не глуши машину. Я сказал, что не буду глушить машину и спросил у него: «Когда надо ехать?», Музафар мне ответил: «Ты не переживай, я всё сделаю, и когда будет всё готово, то позвоню». Потом мы с Икромом поехали обратно на пилораму.

Примерно через два или три дня после этого разговора с Музафаром, мы встретились с Икромом около рынка и он мне сказал, что надо сегодня ехать. В этот же день вечером мы забрали с пилорамы машину и поехали через мост в сторону Горбатки, там находилась церковь и школа. Мы стояли сзади школы, я сидел в машине и не глушил её, как мне сказал Музафар. Икром вышел из машины и пошёл назад машины, в это время он общался с Музафаром по телефону. В этот день мы опять вернулись на пилораму. Когда мы возвращались на пилораму на второй день, мы остановились там около рынка и к нам подъехал Музафар, он был на зелёной семёрке. Мы вышли из машины и поздоровались с Музафаром, он меня спросил: «Ну что, не волнуешься?», я ответил, что не волнуюсь. Музафар сказал: «Не волнуйся, всё будет нормально, я всё устрою». После этого я сел в машину, а они долго разговаривали.

На третий день мы опять поехали туда вечером. За школой стоял джип, я остановился метров 30-40 от джипа, так мне сказал Икром. Я сидел в машине и не глушил её, как мне сказал Музафар, а Икром ушёл назад в сторону джипа. Примерно минут через 15-20 я услышал выстрелы, точно не помню, сколько раз, т.к. я очень сильно испугался, кажется 4-5 раз. Я ничего не видел, т.к. было темно и стёкла машины были тонированные. Икром заскочил в машину и кричал, чтобы я быстрее ехал на пилораму, в руках у него был пакет. Я поехал до первого двора, там я остановил машину и сказал, что больше никуда не поеду. В этот момент я очень сильно испугался, мы начали ругаться сильно. Я сказал: «Почему ты стрелял? Мы так не договаривались!», Икром мне поклялся, что он её просто испугал и не стрелял в неё, он мне сказал: «Всё хорошо, не переживай». Я его спросил, кто это был, Икром мне сказал, что это знакомая Музафара, он с ней уже давно работает. В это время в руках Икрома был пакет с деньгами, я схватил у него пакет и взял оттуда 80 тыс. рублей и сразу вышел из машины и ушёл в сторону дороги. Я сел в такси и уехал на вокзал, там я сел на другое такси и уехал в Москву. Больше я ни Икрома, ни Музафара никого не видел.

Примерно 2 месяца назад я случайно узнал, что Адам сидит за убийство своей жены, и там замешан таджик по имени Музафар. Я сразу понял, что это тот Музафар, и что это та женщина. Я очень сильно испугался за свою жизнь. Я до этого момента не знал, что эта женщина убита, т.к. Икром клялся мне, что он в неё не стрелял. Если они наговорили на Адама, то они могут наговорить и на меня. Поэтому я решил рассказать правду, как было.»

Написано собственноручно.

15 мая 2012 год

Пос.Монино, Тверская обл., ИК-9

 

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

4 человека подписалось под обращением

Конева Юлия Евгеньевна

12 декабря 2012 в 19:03

малахова Юля

25 июля 2012 в 00:30

Габдуллин Ильдар

5 июля 2012 в 06:41

6 комментариев

Манкиев Исраил Манкиев Исраил
10 июля 2012 в 09:34

Дело Хочубарова
До суда Хочубаров содержался в печально известном СИЗО №1 г.Твери, он находился под повседневным прессом администрации СИЗО. Давление на него оказывалось со стороны начальника оперативного отдела учреждения ИЗ-69/1 Кудряшова А.Н., который, как пишет об этом случае газета "Тверской репортер", "получил вознаграждение от лиц, заинтересованных в осуждении Хочубарова А.О., за создание для него неблагоприятных условий, влекущих физические и нравственные страдания в большей степени, чем они могут быть вызваны самим фактом содержания под стражей…" http://ismail-01.livejournal.c...

Манкиев Исраил Манкиев Исраил
9 июля 2012 в 18:26

Все обращения и заявления родственников незаконно осужденного, с жалобами на незаконные действия следствия, послужившие основанием для вынесения обвинительного приговора, направляются им же - виновным в организации травли Хочубарова "правоохранителям"- на рассмотрение. Вот так работает Федеральный закон ФЗ-59 " О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации". Повторные обращения также поступают на рассмотрение, обратно, тому же «компетентному» лицу или орган, в адрес которого уже было переадресовано предыдущее обращение. Хотя это запрещено законом. И так без конца, пока заявителю не надоест. Остаются самые упертые, которые продолжают бомбардировать жалобами всю вертикаль власти. Однако работа с обращениями поставлена четко и сбоев не дает.

Манкиев Исраил Манкиев Исраил
9 июля 2012 в 18:26

Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации" предусматривает ответственность за направление жалоб непосредственно тому должностному лицу или государственный орган, действия или бездействия которого гражданин хочет обжаловать. Но, толку от этого никакого, например, все жалобы на областную Тверскую прокуратуру по делу Хочубарова, адресованные Генеральному Прокурору РФ, тотчас переадресовываются в ту самую Тверскую областную, а там, в свою очередь, "рассматривают" жалобу на самих себя и отвечают заявителям, что все сделано по закону. Таких отписок у родственников Хочубарова набралось целая куча. А, иначе никак, ведь их вина в содеянном, в отношении Хочубарова, очевидна и вполне понятна решимость областных прокуроров защитить честь мундира. Если сама Генеральная Прокуратура РФ рассматривает таким образом жалобы, то что говорить о других структурах, ведомствах, организациях, аналогичным образом поступающих с обращениями граждан. Вся эта система продумана до мелочей, да так, что бедный заявитель будет всегда иметь перед собой непробиваемую стену бюрократического равнодушия и откровенного наплевательства на его отчаянные попытки искать правду в верхних эшелонах власти. Остается только одно – стучать во все двери, во все правозащитные организации, международные, какие угодно, лишь бы это пошло на пользу невинно осужденному. То, что следователи, прокуроры и суд Тверской области заинтересованы в том, чтобы настоящий убийца находился на свободе, нет никаких сомнений. Круговая порука, кумовство и завязанность на взаимных услугах в этой среде, не оставляет ни единого шанса тем, кто желает добиться справедливости законными методами. Это система, которая не дает сбоев.

Манкиев Исраил Манкиев Исраил
9 июля 2012 в 18:24

Это не просто жуткая история - это полнейший беспредел, который можно охарактеризовать, как террор государства против своих граждан. Просто так, в угоду системе. Просто система устроена так, что иначе .. ну, никак! И никакие повышения зарплат и привилегии, льготы, не способный привести в чувство зарвавшихся судей, их помощников в лице работников следственных и надзирающих органов. Дело Хочубарова может стать резонансным и в Твери понимают это. Родственники невинно осужденного ощущают на себе силу этого противодействия и другого выхода, кроме того, что обратиться к широкой общественности, не видят. Письмами и жалобами систему не прошибешь, только широкая огласка способна заставить их бояться и хотя бы перестать терроризировать невинных людей, вешая на них всевозможные висяки и глухари.

Сильнягина Оксана Сильнягина Оксана
5 июля 2012 в 00:07

куда мы катимся *???

Это очень жуткая история, в ней нужно тщательно разбираться. При этом публичное расследование не должно подменять официальное. Пишите в СКР и Генеральную Прокурутару РФ с указанием этой публикации, а также в ВС РФ. Мне нужно время чтобы всё проанализировать.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение