Как в Астрахани заводят уголовные дела на невиновных людей, осуждают их и отправляют отбывать наказание в колонию строгого режима

Берегитесь. В 2013 году педофилы, видимо, снова будут окружать нас пачками, как и все три года непрекращающейся государственной кампании по борьбе с ними, инициированной когда-то Госдумой и бывшим президентом Медведевым. Во всяком случае, наряду с реальными ублюдками, гонениям продолжают подвергаться люди по сомнительным обвинениям со стороны бывших жен, любовниц, сожительниц (чего стоит одно дело блоггера Адагамова), строптивых мамаш, зацикленных на идее о том, что их чадо должно быть самым лучшим (дело педагога музыки Рябова), детских врачей, ошибочно обнаруживающих в моче ребенка мужской био-материал (дело Макарова). И все эти дела с огромным энтузиазмом следствия раскручиваются, расследуются и в большинстве случаев доводятся до суда. Тут два взаимных интереса: следователям нужно отчитаться перед начальством, доносчикам – свести счеты. И те, и те прекрасно осознают: обвинение трендовое, сработает. И действительно работает. Эта антипедофильская кампания вообще отчетливо продемонстрировала: слепить дело о сексуальном домогательстве/насилии над детьми просто -достаточно одного заявления в полицию/СК от законного представителяпредполагаемой жертвы. Легкость сбора доказательств следствием – характерная «фишка» этой антипедофильской кампании. Ни вещдоков не требуется, ни улик…К тому же российские регионы, кажется, вступили в соцсоревнование – кто больше других поймает педофилов. Взгляните на сайт Следственного комитета – тот ежедневно информирует население о десятке пойманных тут и там негодяях, расследованных случаях и приговоров. Лидирует Астраханская область: каждый месяц СК рапортует либо о завершении расследования по тому или иному делу, либо о вынесенном обвинительном приговоре. За 2011-2012 годы я насчитала не менее 20 таких сообщений. Все их проверить, конечно, невозможно – единицы из родных соглашаются придать дело огласке, да и сами процессы идут в закрытом режиме. Но о двух делах я точно могу сказать, что они нуждаются в пересмотре. Денис Гладелин: В прошлом году «Новая» рассказывала об истории 26-летнего Дениса Галделина. По версии обвинения, Денис в подъезде одной из многоэтажек пытался «совершить насильственные действия сексуального характера» с 7-летней девочкой, однако его спугнула вышедшая в подъезд на крик ребенка соседка и он скрылся. А через несколько дней его увидели на улице родители потерпевшей – он совпадал с описанием дочки – и доставили в полицию. Следствие нисколько не смущало, что Галделин был третьим человеком, которого родители девочки узнавали «по описанию дочки», доставляли в полицию (предварительно избив), а потом заявляли, что опознались. В этот раз они вскоре тоже признали, что обознались, Дениса полиция отпустила. И все бы так бы и закончилось, если бы Галделин не написал в отношении родителей девочки заявление по факту избиения, требуя возбудить дело. Согласно акту медобследования, в результате избиения он получил «сотрясение мозга, ушибленную рану мягких тканей головы, кровоподтеки головы, туловища, перелом костей носа, ушиб грудной клетки»…Сначала родители ребенка предлагали Галделину 50 тысяч рублей за то, чтобы он забрал заявление обратно, а когда Денис отказался, супруги снова пошли в полицию, где изменили показания, сказав, что напал именно Галделин, они «не ошиблись»... Показания девочки были симметричны: до заявления Дениса об избиении одни, после – другие. Как выглядел обидчик, она поначалу не помнила, после вспомнила, что он похож на Галделина. Короче, Дениса снова задержат. Задержат, несмотря на имеющееся у него алиби - в тот день и в те часы, когда какой-то отморозок пытался напасть на девочку в подъезде, Галделин был совсем в другом районе города. И это подтверждают телефонные биллинги и его коллеги. Но суд наплюет и на биллинги, и на показания свидетелей, и на выводы комиссии психологов-экспертов и специалистов в области психологии из Центра Судебных Экспертиз, проводивших судебно-психологическую экспертизу и установивших, что «особенности объяснений, показаний и речевого поведения» потерпевшей девочки «могут быть вызваны влиянием на малолетнего ребенка взрослых, прежде всего, ее родителей…».Проигнорирован будет и тот факт, что девочка допрашивалась не педагогом, как следует по закону, а криминалистом СК, и допросы эти сводились к утвердительным словам криминалиста о том, что, мол, с тобой, ребенок, Галделин пытался совершить насильственные действия. В итоге за такую «попытку» областной суд Астрахани приговорит Галделина к 12 годам строгого режима. В основе приговора - показания девочки и ее родителей, которые, в отличие от Дениса, избежали нависшей над ними угрозы – быть привлеченными к уголовной ответственности за избиение человек...22 января Верховный суд рассмотрит жалобу Галделина и его адвокатов на приговор. «Генпрокуратура и Следственный комитет уже несколько раз спускали все наши жалобы туда, на кого мы и жалуемся – в правоохранительные органы Астрахани, - говорит мне отец Дениса Валерий Галделин. - А те не хотят давать ход делу об избиении Дениса родителями девочки. Они даже не стали приобщать к делу вещдоки – одежду, в которой был сын, когда его «по ошибке» избили. Одежда вся в крови… Следствие куда-то дело все рентгеновские снимки, по которым можно доказать степень тяжести повреждений Дениса. Наша семья уже просто обезумела от этого беспредела. А родители «потерпевшей» смеются над нами. Не знаю, им безразлично что ли - что реальный нападавший на их дочь возможно до сих пор ходит на свободе…Одна надежда на Верховный суд. Жалобу в Европейский суд мы тоже готовим». Владимир Евтов: Скоро в ВС пожалуются родственники и адвокаты еще одного астраханского «педофила». 33-летний Владимир Евтов (инвалид с рождения, по своему психическому развитию остановился на уровне 10-летнего ребенка) подрабатывал тем, что убирался в подъезде. Все его очень хорошо знали. Знали и то, что дворовая шпана то и дело над ним издевалась. Один из шпаненков где-то спер деньги, кража раскрылась – тот и сказал: деньги дал «псих» Евтов, «за развратные действия» над ним, 14-летним мальчиком. Может быть, все было именно так. Но никаких доказательств - все тоже со слов «потерпевшей стороны». Инвалида Евтова, не отдающего себе отчета в происходящем, отправили в колонию строгого режима на 7,5 лет за «развратные действия», показания свидетелей – тех самых соседей – отправили в утиль, а показания «потерпевших» и их родителей само собой – положили в основу приговора. При этом суд исключил из независимой психиатрической экспертизы по Евтову фразу о том, что тот в случае признания виновным нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении у психиатра, то есть не подлежит содержанию на зоне. Фактически судья единолично отменила психическое заболевание Евтова, ежегодное его освидетельствование комиссиями психиатров на протяжении всей жизни, - констатирует адвокат осужденного Светлана Осыченко. - Скажите, к каким правозащитникам можно обратиться? В Астрахани мы не сумели их найти…    Адвокаты и родные Галделина и Евтова говорят, что эти двое – не единственные в городе, кто подвергся преследованию по педофильским статьям аналогичным образом – когда хватило лишь одного заявления от представителя потерпевших. А вот руководительСледственного отдела по Советскому району Астрахани Андрей Пересекин, чьи подчиненные и вели дела Галделина и Евтова, сказал «Новой», что такие дела расследовать сложно и подходят к ним всегда тщательно («здесь затронуты дети»). -Преступлений действительно стало больше, - отмечает Пересекин. - Такого раньше не было. Может, преступления стали более выявляемыми, люди стали относиться к этому нетерпимее. Если раньше что-то замалчивалось, и людям было стыдно рассказывать, то сейчас люди к нам обращаются, мы возбуждаем дела. Здесь целый комплекс причин. И антипедофильская кампания имела не последнее значение, когда руководство дает какие-то планы, указания… Но мы не рисуем палки. - В вашей практике было, что люди по таким делам оказывались впоследствии невиновными? - Из тех дел, которые мы направили в суд, оправдательных приговоров не было. Не было и такого, чтобы я сам прекращал дело именно из-за непричастности человека к преступлению. И только два вопроса остаются у меня ко всем следователям СК, уверяющим, что не желание отчитаться перед начальством руководит ими, а желание защитить детей. Не смущает ли их, что реальные педофилы-отморозки, такие, как как певец Константин Крестов, получают за двойное изнасилование несовершеннолетних лишь два года и четыре месяца, а после волны общественного возмущения – пять с половиной лет общего режима, что такие как экс-сенатор Игорь Провкин за изнасилование несовершеннолетней получают и вовсе условно, а такие, как пермский единоросс Игорь Пастухов, осужденный за сексуальное насилие над подростком, выходят по УДО? И, наконец, задумываются эти следователи о том, что происходит с детьми, которых таскают по допросам и опознаниям без психологов и специалистов, иногда заставляя оговаривать невиновных? Не это ли есть преступление – в погоне за раскрываемостью наносить детям жесточайшую травму, после которой они еще должны суметь реабилитироваться...- Вопросы, которые задают детям на эту тему – как настоящим жертвам преступлений, так и тех, кого допрашивают по ошибке или оговору невиновного – большая травма для детской психики, - комментирует ситуацию Татьяна Макарова, супруга осужденного на 5 лет колонии по обвинению в сексуальном насилии над собственной дочерью Владимира Макарова. - В первом случае потому, что ребенку невыносимо тяжело вспоминать пережитый ужас. Во втором – потому что он не понимает, о чем в принципе идет речь, и сами вопросы вызовут шок, надолго оставаясь в памяти. Без психолога не обойтись в обоих случаях, беда в том, что квалификация специалистов бывает разной. В деле моего мужа психолог присутствовал при опросе дочери, однако озвучил версию, удобную следствию, далекую от объективности и действительности. Притом, хобби специалиста (ее увлечение БДСМ) предопределили сделанные им выводы…

источник: http://www.novayagazeta.ru/inquests/56314.html

Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

4 комментария

Одной не под силу, но вместе мы решим. Я уже начала борьбу с этими подонками и в Астрахани и в Москве. И продолжу.

Все правильно! Только активность самих граждан сможет что то сдвинуть с места.
Все в руках общества, но не каждый это понимает.

Туаева Ирина Туаева Ирина
11 марта 2016 в 20:26

По одиночке нас не слышат, мы решили коллективно обратиться к должностным лицам, ответственным за беспредел:
https://www.change.org/p/президенту-россии-генеральному-прокурору-рф-председателю-ск-россии-министру-мвд-рф-остановите-полицейский-и-судебный-произвол-верните-св?recruiter=143417895&utm_source=share_petition&utm_medium=facebook&utm_campaign=share_facebook_responsive&utm_term=des-md-share_for_starters-no_msg&fb_ref=Default
и вот
https://secure.avaaz.org/ru/pe...

Чрезвычайно важная, но СЛОЖНАЯ тема. Мне,лично ЕЁ не под силу решать,но кто-то же ДОЛЖЕН.....

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы