Осуждение по-астрахански

Приговором Трусовского районного суда города Астрахани от 13.12.2012 года Банных Денис Александрович признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст.111 УК РФ, ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст.307 УК РФ, за которые ему назначены наказания: - по п. «а» ч. 3 ст.111 УК РФ – 5 лет лишения свободы без ограничения свободы - по ч. 4 ст.33, ч. 1 ст.307 УК РФ – 360 часов обязательных работ. На основании ч. 3 ст.69 УК РФ (по совокупности преступлений) путем частичного сложения наказаний, с применением положения п. «г» ч.1 ст.71 УК РФ ему назначено 5 лет 15 дней лишения свободы. В соответствии ч. 5 ст.74 УК РФ условное освобождение Банных Д.А по приговору Кировского районного суда города Астрахани от 22.09.2011 г. Отменено. На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения не отбытой части наказания по вышеуказанному приговору Кировского районного суда окончательно Банных Д.А назначено – 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Я, Банных Ольга Маратовна 28.04.1985 г. р., являюсь супругой осужденного Банных Дениса Александровича. Хочу обратить Ваше внимание на то, что приговором Трусовского районного суда, мой муж приговорен к вышеуказанному наказанию. Я считаю этот приговор не законным и не обоснованным. При рассмотрении нашего уголовного дела, суд второй инстанции не обратил внимания на факты нарушения уголовно – процессуального законодательства, допущенные органом предварительного расследования и судом первой инстанции. Эти нарушения указаны адвокатами в кассационной жалобе. Судья, которая рассматривала дело по первой инстанции, молодая и, возможно, не имеет достаточного опыта и знаний, но мы думали, что в суде второй инстанции опытные судьи разберутся и примут законное решение. Однако, суд второй инстанции также не пожелал заметить ошибки, указанные защитниками, не вникал должным образом в обстоятельства дела, создается впечатление, что не читал в полном объеме, как протокол судебного заседания, так и материалы дела. В суд второй инстанции я представила документы, которые не могли не быть приняты во внимание при назначении наказания моему мужу, поскольку согласно постановлению Пленума Верховного суда №20 от 29.10.2009 г. «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» указано, что судам при назначении наказания надлежит учитывать иные характеризующие личность подсудимого сведения, например, возможную утрату членами семьи осужденного средств к существованию, при этом могут быть приняты во внимание и фактические семейные отношения, не регламентированные Семейным кодексом РФ. Итак, я представила в судебную коллегию по уголовным делам Астраханского Областного суда: - свидетельства о смерти моих родителей, подтверждающее, что я являюсь сиротой и не имею никакой материальной поддержки; - свидетельство многодетной матери, подтверждающее, что наша семья – многодетная; - справку службы судебных приставов, подтверждающую, что алименты на детей от первого гражданского мужа Мельникова А.В. (сын потерпевшего Мельникова) я не получаю; - справку о том, что мой старший ребенок состоит на учете в Обществе детей – инвалидов. Кроме того, в судебном заседании потерпевший Мельников давал показания в том, что его сын не помогает детям, и они полностью находятся на иждивении моего мужа Банных Д.А. (эти показания в протоколе судебного заседания). Я сама так же находилась на иждивении мужа, поскольку все наши дети малолетние, один ребенок после операции на органах зрения и требует индивидуального ухода и наблюдения. Однако суд второй инстанции без учета рекомендаций названного постановления Пленума и представленных материалов указал, что двое старших детей в силу закона находятся на иждивении их отца, при этом фактические обстоятельства не были учтены. Суд увидел только то, что должно быть по закону, что отец детей их должен кормить, но будет ли он это делать и когда, суду не интересно. Но дети хотят есть каждый день и одевать их необходимо уже сегодня. Где и на какие средства я буду жить с детьми, суду не интересно, поскольку заработная плата судей, которая по моим меркам является заоблачной, препятствует появлению у них элементарного чувства сострадания. Для кого издаются постановления Пленумов Верховного суда и в каких случаях применяются рекомендации этих Пленумов? Мои дети дважды пострадали от семьи Мельниковых. Не Мельников, а мои дети, по сути, являются потерпевшими из-за безобразной работы органов внутренних дел Трусовского района города Астрахани, где знали, что семья Мельниковых – это сборище неоднократно судимых и деградатов, для них никакой морали не существует, потому что это животные в образе человека. Прокуратура бездействовала, где был прокурорский надзор, когда полиция лишь констатировала, что семья эта им известна, где была служба ОВД по борьбе с правонарушениями несовершеннолетних? Несовершеннолетний педофил Мельников Михаил был известен своими «делами» еще в школе, но педагоги решили все легко и просто: подсказали маме устроить его в другую школу, что было выгодно, как полиции, так и школе. Взрослые Мельниковы знали о действиях своего несовершеннолетнего педофила не только по отношению к моим детям, но и к его одноклассникам и молчали! Какая была реакция ОВД и прокуратуры? Никакой! Суд вынес педофилу решение и изолировал его в больницу, признав психически не здоровым. Все меры воздействия к семье Мельниковых на этом завершились. Бездействие ОВД, прокуратуры и несправедливость решений суда, порождает беззаконие и новые преступления. Мельниковы живы и здоровы, постепенно из мест лишения свободы освобождаются их снохи, потом старшие дети. Понятно чего от них ожидать обществу. Не понятно за что сотрудники полиции, прокуратура и суда Трусовского района города Астрахани получают зарплату, которая очень значительно увеличена в настоящее время. Если мой муж и виноват, то только в том, что отстаивал права наших детей, потому что ни полиция, не прокуратура не хотят отрабатывать свою заработную плату и элементарно исполнять добросовестно свои служебные обязанности. А правосудие в нашем городе стало работать не на закон, а на полицию, прикрывая ее бездеятельность. Участковые, не стесняясь, говорят, что как я скажу, какую справку – характеристику выдам, так и будет в суде. Судебное следствие по нашему делу подтвердило это высказывание. Судебное заседание по делу моего мужа – это спектакль с заранее принятым решением, в котором не прокурор, ни суд не пытались найти истину: судья торопилась в отпуск, а помощник прокурора просто отсиживал время и торопился в другие судебные заседания, не пытаясь вникать в обстоятельства дела, так как это очень хлопотно. Суд 3-ей инстанции вообще отказал в рассмотрении кассационной жалобы. Кроме того, в интересах осужденного Банных Д.А действовала адвокат Мартынова Т.В. Председательствующей судьей являлась судья Астраханского областного суда Гутенева Е.Н., которая постановила и подписала постановление за печатью «Астраханского областного суда», следующее: « Отказать в передаче кассационной жалобы защитника Мухамедовой А.Х. о пересмотре апелляционного приговора судебной коллегии по уголовным делам астраханского областного суда от 22.03.2013 в отношении Наталиева Рэзабека Хадымовича для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.» Это выписка из постановления об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Это как же судебная коллегия рассматривает и тем более подписывает жалобы и выносит постановления? Выходит они даже не читают ничего, если при жалобе в интересах Банных Д.А. отказывают Наталиеву Р.Х.!!! Кассационная инстанция просто спихнула наше дело на полку архива. Кому нужно возиться с прошлогодним делом при изменившемся процессуальном законодательстве по порядку обжалования приговоров. Кого интересует, что за обложкой дела не только судьба осужденного, но и его семьи. Где и каким законом установлено, что из-за нежелания прокуратуры и суда «ломать судебную практику», то есть разбираться индивидуально по каждому делу( с учетом личности каждого подсудимого и с учетом особенностей и причин совершения каждого преступления) должны еще страдать дети? Каким законом установлено, что если дело поступило в суд, то человек обязательно должен быть осужден? В Астрахани, как известно, только так. Если работать по такому принципу, для чего надзор за следствием, для чего судебное следствие? Для кого устраивается это шоу? Кому принес радость приговор по нашему делу? Двоим многодетным матерям, оставшимся без средств существования? Нет, Мельниковым которые «очень заслужили» перед Родиной и государством жалость и уважение, а их образ жизни как утверждает суд первой и второй инстанции не имеет никакого значения! Да, я согласна с судом, потому что, пока есть такие Мельниковы, суд, прокуратура и полиция не останутся без зарплаты. Я не за произвол, вовсе не за нарушение закона, я убеждена, что нельзя формально подходить к рассмотрению уголовных дел, рассматривать их только для галочки, «рассмотрено, так с плеч долой». Кроме всех вышеуказанных наших страданий, органы власти как будто хотят нас добить или просто им забавно, они отправили моего мужа отбывать наказание в республику Адыгею! Я не имею возможности не ездить к нему, не делать передачи. Почему в нашем городе такая не справедливость, почему??? Наверное, это уже крик души. Что мне делать? Недавно в нашем городе появился дворец правосудия, на строительство которого, говорят, затрачены огромные средства, в том числе из карманов граждан, налогоплательщиков. А когда же в Астрахани появится само правосудие?! К своей жалобе прикладываю следующие документы: - надзорную жалобу нашего адвоката Мартыновой Т.В - кассационное определение - постановление об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в суде - приговор На руках имею уголовное дело в полном объеме, протоколы судебных заседаний. ПРОШУ: Не оставлять без внимания мою жалобу, мой муж находится в местах лишения свободы уже год, а «потерпевший», как ходил так и ходит, как пил, так дальше и пьет, он не инвалид и никаких последствий у него нет. Цена ошибки очень велика. источник: http://www.angrycitizen.ru/case/36022

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области