Публикую по просьбе омского правозащитника Александра Грасса

«Павлоградские оборотни» или «жертвы заговора теневиков»?!

Прошу рассматривать этот материал как официальное обращение в адрес Генеральной прокуратуры РФ (Юрий Чайка), Следственного комитета России (Александр Бастрыкин) и администрации Президента (Владимир Путин). Происходящее в Омске ДОСТАЛО!!!

Александр Грасс

Просто диву даешься, как легко служители местной Фемиды втягиваются в политические игрища, финалом которых может стать репутационный крах всей судебной системы…

Что творится в местном силовом блоке?! Какие замысловатые интриги плетутся?! Зачем омская судебная власть так недальновидно позволяет втягивать себя в теневые коррупционные разборки? Зачем «льёт воду на мельницу» тех, кто уже десятилетие дестабилизирует ситуацию в регионе? Зачем в ущерб своему цеху, в угоду сиюминутным «достижениям» дискредитируется чистота мантии, имя «Российская Федерация», существо «Правосудия»?!

Зачем…

Эта публикация, видимо, одна из последних перед обещанной по итогу этого года аналитикой «За полицией – Фемида, за Томчаком -… Ярковой!?» (мы никак не можем завершить этот затянувшийся «сериал», потому как родственники и коллеги многочисленных подсудимых просят, требуют, умоляют обнародовать новую, как им кажется, не состоятельную и сфабрикованную в отношении стражей порядка «доказуху»).

Поводом для этой реплики послужило очередное громко-резонансно-скандальное преступление полицейских в отношении гражданских лиц.

История произошла в январе прошлого года в Павлоградском районе, где, по версии обвинения (и суда первой инстанции), четверо стражей порядка задержали четырех жителей села Южное, имея основания подозревать их в участии (или соучастии) в насильственной смерти односельчанки.

По версии следствия (и суда), для того, чтобы выбить признательные показания, задержанных «пытали», «приковывали наручниками»,  «истязали электрошокером» и просто «били» в здании администрации поселка и Отдела полиции, потом несколько дней «содержали в камере КАЗ». Активно жаловаться на сотрудников потерпевшие стали через полтора месяца. Видимо, переведя дух, подлечившись и набравшись храбрости. Как полагают обвиненные в рукоприкладстве полицейские, причиной тому – безусловная вина одного из «пострадавших» в жестоком убийстве женщины с поджогом дома для сокрытия следов преступления.

Доказать это – вопрос времени.

Впрочем, позиция стражей порядка мало кого интересовала. И не интересует! И тогда и сейчас, а вот с позицией следствия можно ознакомиться в десятках СМИ. Например, здесь: см. В Павлоградке полицейские избивали задержанных http://kvnews.ru/news-feed/v-pavlogradke-politseyskie-izbivali-zaderzhannyh,

Одному из павлоградских полицейских, избивавшего задержанных, предъявлено обвинение http://www.omskinform.ru/news/88758,

В Омской области полицейские в участке избили задержанныхhttp://bk55.ru/news/article/64238/ и т.д. и т.п.

Яркий фон - 2015

Прежде чем погрузить читателей в нюансы доказательств стороны обвинения и защиты по этому уголовному делу, позволим себе вкратце дать ретроспективу 2015-го года. Без этого экскурса осознать почему Омский регион «вдруг» погряз в делах «оборотней в погонах» будет сложно.

Тот год стал поистине богатым на «высокопоставленных полицейских» УМВД, попавших под уголовное преследование – сначала «под раздачу» угодил замначальника Управления Сергей Клевакин, руководивший «тылом». Потом в составе ОПГ по «угольному делу» попал под «уголовку» экс-милиционер Александр Медведев (с бизнесменом Виктором Агарковым). И под финал года эффектно силовиками была арестован еще один замначальника регионального УМВД Ирина Старовикова. Главный финансист полицейского ведомства.

См. об этом: Замначальника омского УМВД Сергея КЛЕВАКИНА под арест подвела «безвыходность» http://kvnews.ru/gazeta/2015/iyul/-28/zamnachalnika-omskogo-umvd-sergeya-klevakina-pod-arest-podvela-bezvyhodnostЗамки на песке и губернаторском доверии http://bk55.ru/magazine/archive/2015/432/24618Высокопоставленная сотрудница омской полиции получила взятку в 3 миллиона рублейhttp://www.omskinform.ru/news/88845?_utl_t=fb

Что бы не говорили сейчас про генерала Томчака, но все это делалось, видимо, не без его молчаливого согласия и сопровождения. Именно поэтому так бесятся «теневики», когда этому настоящему боевому офицеру-варягу, «павшему смертью храбрых» на полях локального коррупционного сражения,  отдают должное. Уже как легенду передают и слова генерала-отставника, который «сожалел лишь об одном, что не успел уволить «за несоответствие» или «за взятку»… врио Аксенову».

Но еще не вечер.

Своих… не бросаем!

Так вот, чтобы эта вскрывшаяся коррупционная вакханалия в главке УМВД (идущая корнями в милицейское прошлое) не выглядела столь вопиюще и показательно, срочно нужны были уголовные дела.

«Альтернативные».

Где бы в качестве подследственных и подсудимых выступали также «высокопоставленные полицейские», пусть рангом пониже, но зато с громким ударным скандальным обвинительным сопровождением.

Беспредельным!

Вот откуда, по логике нашего рассуждения, почти одновременно появляются:

- начало 2015-го – громкий процесс над полицейским Вячеславом Романовым (ППС при ОП-6 УМВД по г.Омску), обвиненного в реализации наркотиков. Главный свидетель следствия – наркоман со стажем, неоднократно судимый, находящийся под присмотром правоохранителей, и его сожительница.

- январь – март 2015-го – из рядовой разборки пьяных односельчан на День Святого Валентина рождается уголовное дело по, так называемой, «Большереченской банде» с ее «главарем» из числа «высокопоставленных полицейских» местного ОП «Большереченский» – капитана-оперативника А.С.Гончарова (из пятерых «потерпевших» по этому уголовному делу четверо - отъявленные преступники). А какой шикарный подарок СМИ-сообществу на весь Интернет-мир: пытки… аппаратом высокого напряжения (!), выкручивание пальцев плоскогубцами (!!), похищения, подвал, крюки, пытки термофеном (!!!), принуждения рецидивиста к совершению… преступлений для статистики (!!!!). Нацисты образца 40-х – дети по сравнению с «такими» омскими полицейскими! С подчиненными и однополчанами генерала Томчака по Северному Кавказу.

Это – хуже, чем Освенцим…

- январь – сентябрь 2015 года – в эти же сроки кардинально меняется ситуация в уголовном деле «ОПГ черных риэлторов», где место трижды судимой подозреваемой Ирины Букато «вдруг» занимает молодой сотрудник ГИБДД с папой… полковником УМВД (товарищем Юрия Томчака), а 4-ы (теперь четырежды -!) судимая рецидивистка, получив индульгенцию лично из рук прокурора Лоренца, как на духу обвинила во всех тяжких молодого полицейского и его родню.

Резонанс просто огромный – подключаются все СМИ-ресурсы, которые ретранслируют плач потерпевших (на переднем плане пенсионеры-инвалиды), обманутых не мошенницей-аферисткой (как оно есть на самом деле), а ПОЛИЦЕЙСКИМ!

И его супругой-декретницей.

В этом смысл диффамации.

- январь – март 2015-го – верстается еще одно громкое уголовное дело в отношении «павлоградских полицейских-оборотней» (о нем речь ниже).

Здесь звучное «информ-сопровождение» идет по линии родственницы одного их «пострадавших» (он же – подозреваемый №1 в убийстве) известной общественницы эпохи Леонида Полежаева – матери, потерявшей сына в армии, Алмы Бухарбаевой. И здесь уже известный почерк обвинения – «пытки», «наручники», «электрошокер».

Финал всего этого «действа» точно сформулировали омские адвокаты, которые глубже всех погружены в «липу» этих «громких дел»: это тотальное торжество неоднократно судимых над правоохранителями, это победа изощренного криминала – над Законом…

И – здравым смыслом!

Мы за ценой не постоим...

И эту мысль адвокаты полицейских методично, планомерно, доказательно пытаются донести до местной Фемиды. В разной интерпретации, словах, акцентах, но смысл-то один:

Но это – взгляд через призму «этических категорий», это, скажут, обывательское восприятие действительности (пусть и в хорошем смысле этого понятия). А судебные инстанции обязаны оперировать ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ.

Но так ли это?! Ведь факты говорят о том, что реальная подоплека происходящего в регионе «полицейского беспредела» – это… политика! Это столкновение разных подходов. Жизненных, идеологических, политических, финансовых, даже, не удивлюсь, философских.

Если уж совсем прямолинейно, образно и доходчиво, то вышеуказанные «альтернативные уг/дела» – это лишь часть… грандиозной по своим размаху и задачам спецоперации, предпринятой во имя спасения «своих» высокопоставленных полицейских («милиционеров»), тех самых «рядовых Райанов», угодивших на территории Омского региона «в засаду».

Под Уголовный кодекс РФ!

Суд - всему голова!

Поэтому, поняв смысл, конфигурацию, задачи навязанного обществу «отвлекающего маневра», уже абсолютно закономерным воспринимается все происходящее вокруг.

Что не укладывается в рамки «реализма», "Закона", "здравого смысла" легко укладывается в логику «заказа». И в этом контексте совсем по-другому выглядят все эти массированные, как нам кажется, основательные 100%-ные обвинения в адрес «грубого»-«наглого»-«низкого» (по терминологии родственников осужденных) предварительного следствия. Закономерна и… «безучастность» надзорной инстанции! Но все эти потуги «силовиков» уж совершено ничего не стоили бы без «слабых», «левых», «притянутых» за уши судебных вердиктов.

Все эти «успехи» местных «пинкертонов», не выдерживая НИКАКОЙ здравой критики, вполне укладываются в рамки… СПЛАНИРОВАННОГО КОРРУПЦИОННОГО МЕЖДУСОБОЙЧИКА!

Отсюда – самая настоящая прострация подсудимых, беспомощность усилий их коллег, родственников, адвокатов, недоумение журналистов, правозащитников, гражданских активистов, всех, кто наблюдает за происходящим «беспределом» изнутри, кто воочию видит весь сюрреализм ситуации, пытается донести информацию об этом до госорганов власти. До Москвы. До Путина. Но ничего не меняется. Омский регион «опущен»…

В коррупционное беспределище.

Мертвая «стабильность»

Учитывая только что сказанное, можно предположить, что подробно рассказывать о происходящем в судебном процессе по «делу Павлоградских оборотней» смысла нет.

Если признать наличие некоей «спецоперации» по вызволению «своих» (Клевакин, кстати, под шумок уже раз оправдан, Ирина Старовикова оказывается уже давно вышла из СИЗО под «домашний арест», не удивительно, если аналогичные подвижки есть и в «деле угольной ОПГ»), то в деле полицейских из р.п.Павлоградка ничего не изменится: все равно апелляция останется безучастной, приверженной некоей «больной», «травмированной», «деградирующей», «разрушающей», «деструктивной» корпоративной этике.

Такое ощущение, что отдельные судьи вообще действуют из ложно понятого чувства солидарности с силовиками. С теневой, насквозь прогнившей и погрязшей в коррупции их частью.

С теми, для кого борьба с преступностью давно уже превратилась в поставленный на поток и широкую ногу… бизнес и торговлю. Составами (преступлений), сбором (доказательств), квалификациями (статей), и даже вердиктами.

Такое ощущение!

Не исключено, что отдельные служители Фемиды находятся «на крючке» у этих ребят и просто исполняют их любые прихоти и волю, когда это тем нужно.

Иначе не объяснишь…

Не потому ли нам время от времени декларируют некую абстрактную необходимость «устойчивости обвинительных приговоров»?! Позиционируя это как «главное в российском Правосудии»…

А как же быть с «обоснованностью предъявленных обвинений»? С «доказанностью преступлений»? С «объективностью, чистотой и безупречностью» улик, показаний, процедур? И оценку всему этому должно давать не Честное ли, Справедливое, Прозрачное и Состязательное ПРАВОСУДИЕ?

Ау-у-у-у-у-у!!!

Когда дела... близнецы-братья

Все-таки мы не из тех, кто делает выводы голословно или позволяет себе не утруждаться в обосновании сказанного. Пусть и сенсационного. Или спорного.

Мы старательно пишем и описываем происходящее, представляем «фотокопию» того, что осталось за кадром, формируем реальную, а не показную «повестку дня». Для тех, кто читает, думает, анализирует, делает выводы. Самостоятельные.

Авось, будет польза…

А для этого нужна пища духовная – факты, обстоятельства, мысли, идеология, убеждения, стержень.

Поэтому, не смотря ни на что, попробуем отразить те противоречия, которые позволяют предполагать, а вслед за фигурантами и адвокатами и утверждать, что это «павлоградское» уг/дело, как и ряд уже озвученных выше преследований в адрес полицейских является «заказным».

Ни больше, ни меньше…

Как и в других аналогичных разбирательствах, всё обвинение построено на показаниях потерпевших и их родственников (один в один – в «Большереченском деле» и в «деле рецидивистки Букато-Парамоновой»). Четыре жестоко «пострадавших» от рук полицейских путаются в днях, в часах, в кабинетах и местах, где их долго и усердно избивали, в количестве нанесенных  ударов, в местах приложения физической силы.

Главный потерпевший гражданин Мейерманов-младший изложил порядка пяти разных версий происходящего. Но ни одна из них, по мнению адвоката Ирины Юккерс, «не подтверждается объективными доказательствами».

И свидетельскими – тоже.

Согласитесь есть разница, если тебе наносят 20 ударов одновременно или 5 на протяжении трех дней?! Путаться в такой подаче издевательств над тобой – это что-то из разряда неполноценности. Или это было, и было – вот так. Или этого не было, что будет означать каждое воспроизведение ситуации «на память» по-разному.

Что и имеем.

Именно такую картину можно было лицезреть на Большереченском судилище, когда подсудимый Андрей Буш «забыл», что он упал с крыши дома в сентябре, разбил голову и обратился в больницу, где ему зашили рану. На суде он преподнес этот шрам от того несчастного случая за результат… нападения на него подсудимых почти через год после бытового ЧП! И судья Коробов это «съел», как и апелляция «заглотила».

Каково?!

А легендарные «сказки» мошенницы Букато-Парамоновой в деле полицейского Унуковича?! Это же шедевр жанра! Даже прокурор Дмитрий Казанник взмолился перед судом, чтобы его «уволили» от выслушивания этого вранья!

Но это не главное. Что и как говорят потерпевшие, важнее, чтобы этому поверила Фемида. А она в лице Павлоградской судьи Кириленко Л.В. (и ряда других коллег по цеху) оказалась полностью на стороне «потерпевших», среди которых сплошь ее неоднократные «визави»:

Подсудимые и осужденные.

Лишние аргументы

Версии павлоградских потерпевших, по мнению защиты, «не выдерживают никакой здравой критики».

«Держали пять суток в кабинетах», «в камере», «в стакане», «насильно удерживали» - утверждают граждане Мейерманов, Мустакимов, Васильев и Зибзей. Но никто из сотрудников ОП их в таком состоянии не видел. А скрыть это в многолюдной администрации или Отделе полиции не возможно! Кабинеты, как положено, сдавались на пульт, в Отдел в штатном режиме доставлялись задержанные, которые также были опрошены судом, но и они не видели удерживаемых потерпевших, не слышали криков и стонов.

«Пытали», «били», «пакет на голову», «электрошокер», «наручники»…, а не переписали ли силовики аналогичную обвинительную фабулу из р.п. Большеречье?!

Не удивлюсь.

Но и в этом случае в деле одно голословие. «Избитый» Мейерманов-мл. за неделю до задержания, спрыгнув на ходу с лошади, умудрился поймать живую косулю, убил ее, слегка покалечившись. Не мудрено. А потом, скрываясь на коне от егеря, «угодил в яму» и «перекувыркнулся через голову четырехногого».

- Вот откуда на его теле могли быть четыре синяка зеленоватой формы, - торжествовала защита, заслушав в суде свидетелей этого возможного членовредительства не по вине подсудимых.

Но это для граждан логика железная: падение с коня – повреждения – синяки. Для суда это объяснение… «не катит».

Как здесь не вспомнить алиби большереченца Дениса Белоусова на день самого громкого преступления в отношении трижды судимого потерпевшего Ермакова. Суд не поверил.

Ни документам, ни свидетелю.

А пребывание за границей в день криминальной сделки тогда даже «не полицейского» Унуковича?! Следствие сделало с трудом пополам запрос по одному из видов документа – «пересекал границу или нет», получив отрицательный ответ, успокоилось. Результат-то нужный был получен. А про другой, реальный паспорт поинтересоваться в УФМС следователь… забыл.

Действительно, зачем?!

Краеугольный камень

Эти аналогии по всем трем делам можно проводить еще много и долго. Суть их от этого не изменится.

Это не криминал в его первозданном естестве, это сначала умозрительно сфабрикованный «оттяжной пластырь» от настоящих преступников в полицейско-милицейской униформе. И этому «отвлекающему маневру» затем придали видимость реальности. Вдохнув «псевдожизнь», сопроводив экспертным, следственным и судейским сопровождением.

По-нашему мнению…

Что в итоге?! А вот что: судят, обсуждают и  осуждают не «звездных» и «при должностях» Клевакина, Медведева, Агаркова, Старовикову, погрязших в коррупции офицеров, а рядовых полицейских, которые честно и в меру возможности и сил трудились «на земле», не ворочали бюджетными миллионами, а ограждали рядовых граждан от криминала, от обнаглевших на фоне «полицейскофобии» подонков и преступников.

В этом случае виновность попавших под «уголовку» рядовых полицейских даже не требует обсуждения на легитимность и доказанность. Эти дела просто должны быть. Они необходимы, как воздух.

И – баста!

У обвинения... проблемы?!

Вот откуда в приговорах по «Большереченской банде», по «Павлоградским оборотням» столь вопиющие пробелы? В УПК, в УК.

И в здравом смысле.

Вот откуда искренний ступор адвокатов, которые искренне не понимают, что происходит с омской Фемидой. Почему суд «смотрит в книгу», а видит «комбинацию», представленную следствием в самом извращенном и откровенном виде.

Не напрягаясь!!!

Потерпевший Мейерманов не проходит проверку на детекторе лжи. У него, видите ли, «нервный срыв»!

Следователь СКР вкладывает в дело допрос свидетеля, который в суде показал, что… «в органах никогда не был», «никаких документов не подписывал» и «нигде собственноручно не расписывался», а имеющийся в уг./деле документ… фальсифицирован!

А другие свидетели обвинения неожиданно дают идентичные друг другу показания. Тексты их допросов имеются в материалах дела и по ним проведено лигвистическое исследование. Вывод специалиста: тексты – идентичны, слово в слово, запятая в запятую.

Ошибка в ошибку.

Первично поданное заявление о причинении телесных повреждений со стороны полицейских того же самого Мейрманова изобилует не точностями, «приписками» и лукавством. В дальнейшем оно было откорректировано следствием до неузнаваемости.

Важного свидетеля он опознает по фотографии, когда тот вживую в это время пребывает в ОП. Но его фотографируют для проведения дальнейших процессуальных действий. Зачем?! Видимо, были сомнения в том, что публичная процедура опознания с понятыми пройдет гладко. А так, вдали от лишних любопытных глаз, кода фото могло быть показано заранее, все получилось. Идеально.

Почти.

Более 20 (двадцати -!) свидетелей говорят суду, что не видели, кто и как избивали потерпевших. При этом в силу специфики своей работы и местопребывания в ОП  (кто в статусе «сотрудника», а кто и «задержанного») не видеть этого не могли.

Генные следы пребывания одного из потерпевших были выявлены по новой методике, но, вот беда, на момент проведения забора смывов и тампонных биоследов тот самый «потерпевший» еще неоднократно побывал в ОП, поэтому точно определить время оставления его следов установить, вряд ли, было возможно.

Изначально.

После вердикта - одни вопросы

Каждый из осужденных полицейских, похоже, пребывает в растерянности. Они толком не могут комментировать происходящее.

В конце концов, их учили ограждать общество от таких как… «потерпевшие» в их собственном уголовном деле. А здесь все наоборот. Тем не менее, по одному аргументу от лица своих доверителей защита сформулировала.

Евгению Дубовикову инкриминировали все эпизоды, тогда как по фабуле он участник всего одного «избиения». Даже в этом – какая-то странность подхода.

И следствия, и гособвинения, и суда.

Рустам Ахметов в то время как наносил побои главному потерпевшему-заявителю по свидетельским показаниям, в том числе и отца, Мейрманова-старшего, находился в… 60-ти километрах от места совершения преступления. Там же «бьется» по биллингу и его сотовый телефон, все это время находящийся при нем. Фемиду такое раздвоение гаджета и телефона, не соответствие показаний Мейермановых младшего и старшего не впечатлило.

Действительно, зачем...

Владислава Богомолова один потерпевший обвинил в причинении телесных повреждений на глазах его "товарища по несчастью". А вот указанный в статусе "свидетеля"  компаньон категорически такого не помнит. И не видел! Видимо, память обили, но и на этот счет никаких доказательств суду не представлено.

Значит, не было???

Больше всех не повезло Юрию Дизеру. Кинолог по должности, парень вообще никаким боком не принимал участие в оперативных мероприятиях, в контактировании с гражданами. Его собака на месте убийства след не взяла, на этом их часть полномочий был исчерпана. Других приказов у него не было и он занимался своим питомцем, а оказалось, душил, бил, пинал…

За компанию.

И уж совсем смешно вышло с электрошокером. Никто из потерпевших, ощутивших его действии на себе, не смогли правильно воспроизвести характерные особенности «электрометки».

- И не потому, что с лексиконом проблемы, - считает адвокат Ирина Юккерс, - а потому что не было никакого воздействия электроразрядом, никто из «потерпевших» не видел его результат.

Воочию.

Документальные свидетельства, изъятые из ОП, а это «книги  учета  содержащихся в ИВС ОМВД «Павлоградское», книга доставленных в ОМВД по Павлоградскому району, книга приема (сдачи) режимных объектов, книги проверки дежурств, где ответственные дежурные за тот период  оставляли записи о проверке дежурной части и никаких отметок о том, что «в дежурной части содержатся посторонние лица» не имеется», наоборот подтверждают версию защиты.

И самих подсудимых.

Одним почерком

О том, что обвинение отдает «заказом» и изначально тщательно планировалось, говорят и другие моменты.

Почему, получив на руки освидетельствование о телесных повреждениях, «потерпевший» Мейрманов вместе с папой неделю выжидали? Как предполагает защита, они искали компаньонов из числа недовольных полицейскими и готовых упредить обвинения в свой адрес дерзким «нападением» на стражей порядка. Согласовывали версию, чтобы нанести удар «оппонентам».

Их же оружием – УК РФ!

Затем, как по команде, они стали бить во все колокола, звонить по всем инстанциям. В том числе, и в Москву. «Караул!», в Омске «полицейский беспредел». Это на фоне-то Клевакина, Старовиковой!

И других…

Куда делось видео?!

Это, видимо, главный гвоздь в крышку версии следствия и вынесенного судебного вердикта.

Как следует из фабулы предъявленных и признанных судом законными обвинений, часть криминальных эпизодов происходила в здании ОП ОМВД Павлоградского района, где установлены камеры наружного и внутреннего наблюдения. Достоверно известно, что архивы этих видеоматериалов были изъяты силовиками, но ни в обвинительном заключении, ни в ходе судебного следствия данные из этого "черного ящика" так и не были представлены, а уж тем более обнародованы.

Почему?!

Сначала ссылались на некую порчу носителя информации. Но аналогичная ситуация уже получала публичную огласку в Знаменском райотделе полиции, где местные стражи порядка, действительно, пытались уничтожить видео, на котором были запечатлены их противоправные действия в отношении односельчанина. Силовики без проблем восстановили утраченное изображение, потому как это сегодня - НЕ ПРОБЛЕМА (кстати, уже обратились в редакцию родственники "знаменских оборотней" о том, что и здесь с расследованием не все так гладко. Да что там, заявляют, что дело - на 100% фальсифицировано!!! Придется разбираться...). Тогда, возвращаясь к началу, - где видео из ОП "Павлоградский"?! К тому же, как утверждают штатные сотрудники местной полиции, доступ к сохраненным копиям видеонаблюдений у сельских стражей порядка отсутствует.

- Это только прерогатива "главка".

Ответ, скорее всего, на поверхности: видео имеется, и в хорошем удобочитаемом качестве, но оно, по всей видимости, разрушает стройную версию обвинения, потому как на записи будет достоверно и наглядно видно когда, кто с кем, в каком состоянии и последовательности приходил-уходил-оставался в ОП. А эта объективная информация не вписывается в ту картину, которую нарисовали потерпевшие и следствие. А суд-то истребовал ЭТО видео?

Хотя бы для проформы...
Лицом к лицу

Здесь будет логично рассказать подробно о личности тех самых «потерпевших». Из Павлоградского района.

Про р.п. Большеречье мы подробно анализировали сей «контингент» (см. Омская «антиКущевка» - 4: рецидивисты – вперёд!!! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1992:-lr-4-&catid=185:astashkinОмская «антиКущевка» - 3: "очаровательный бандит" сдал правду-матку! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1986:-lr-3-lr-&catid=185:astashkinОмская «антиКущевка» - 2: завершится ли эта страшная "сказка"?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1984:-lr-2-qq&catid=185:astashkinОмская «антиКущевка» - 1: как "битый" битою небитых уделал!!! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1983:-lr-1-&catid=185:astashkin ). Фемиду это не впечатлило. Я думаю, что зря. Такая неразборчивость в целях и способах их достижения всегда чревата тем, что неизбежно «отблагодарит» своего апологета.

Тем же самым.

Про омскую Остапа Бендера в юбке, госпожу Букато-Парамонову мы также подробно писали (см. Путину на заметку: как «битая» рецидивистка «не битого» полицейского… засудила! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2196:-lr-l-r-&catid=185:astashkin).

Есть и более свежие примеры: Станет ли Назаров «первой ласточкой» перемен? http://bk55.ru/news/article/89116/

И в нашем нынешнем «примере» – та же самая картина. Не радужна, печальная.

Даже трагическая.

Павлоградские «потерпевшие»

Мейерманов Азамат Ермикович

За плечами срок за кражу (ч.3 ст.158), в настоящий момент осужден по статье 132 УК РФ (насильственное мужеложство) к 4-м годам тюрьмы.

Является главным подозреваемым по тому самому резонансному убийству в с. Южное. Статус госзащиты по делу «павлоградских оборотней» дает ему право на годичную индульгенцию от любых претензий правоохранительных органов.

Каково?!

Васильев Александр Юрьевич

В послужном списке этого гражданина три срока по статье «кража» (части 1и 2 ст. 158 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ). В настоящее время, видимо, благодаря вниманию СКР осужден на 2 года условно за… «половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста»! (ч.1 ст. 134 УК РФ).

Нет слов.

Зибзей Алексей Геннадьевич

Список злодеяния не менее впечатляющий:

Все три части 158-ой статьи (кража – мелкая, крупная, особо крупная), разбой (ст. 161 УК РФ) и, похоже, любимое занятие этой группы «потерпевших» - статья 131 УК РФ «изнасиловие».

Одно – к одному.

Мустакимов Раушан Мирофилович

Прибыл в Южное из р.п. Большеречье годом ранее. Судим. За убийство – ч.4 ст. 111 УК РФ.

По информации органов правопорядка данные граждане неоднократно привлекались по  административным правонарушениям: мелкое хулиганство, появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, стычки, оскорбления, угрозы…

Как из «этого» можно соорудить «потерпевших от рук полицейских»?!

Мистика…

Только в кошмарном сне

Выводы, которые из всего «этого» (даже слов порядочных не нахожу, чтобы как-то удобоваримо обозвать) делают профессиональные и авторитетные адвокаты, ЗАКОНОМЕРНЫ:

В этом контексте негодование юристов (и не только "павлоградских") по поводу подобных судебных разбирательств и их результатов понятно. Где реальные неопровержимые доказательства вины их подзащитных? Где честные обстоятельные судебные вердикты? Где понимание судьями всей глубины происходящих в обществе, во власти, в правоохранительных органах Омского региона процессов?

Извините, но ничего этого в последних омских резонансных уголовных коллизиях нет (по крайней мере, в тех, которые озвучены выше). Кроме самих обвинительных "текстов". Пропиаренных, продавленных, кстати, самими же силовиками.

Да, есть красивая упаковка – «именем Российской Федерации», «приговор, вступивший в законную силу», но как по тому Станиславскому, глядя на весь этот Фемидо-«театр», так и тянет воскликнуть: «Не верю!». И хочется уже вслед за президентом России, за человеком, который не ведется ни на какие душещипательные «постановки», спросить у наших отдельных служителей Фемиды теми же греющими душу словами:

- Вы там не офигели?!

P.S.

«Что за очередной бред» - начнут возмущаться отдельные персоны (и тролли). Особенно те, кто ограничен в обобщениях, в умении анализировать, наблюдать, делать выводы.

Но ничего заумного в том, чтобы предположить целенаправленный характер творящегося в Омском регионе беспредела, нет. Теория «спланированного хаоса» стара.

Как сам мир.

В целом установка местных «небожителей» понятна: стравливая разные звенья правоохранительного блока легче манипулировать, управлять процессами, потоками, фигурами, при этом, будучи, как бы, в стороне. А главное, легче оставаться безнаказанным, потому как сам являешься главой этой, казалось бы, абсурдной коррупционной вакханалии.

Пока «шум да гам», пока «разборки и выяснения отношений», можно спокойно… обналичивать и легализовать заработанные на криминале и в тени средства. И некому уже, отстаивая интересы ГОСУДАРСТВА, поставить вопрос ребром: господа, откуда такие «бабки»? На что реализуем громкие инвестпроекты, содержим СМИ, телеканалы, покупаем федеральные должности. Откуда этот пир?!

Пир во время Чумы…

Александр Грасс

Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Калашникова Елена Калашникова Елена
20 декабря 2016 в 04:39

Скрещу пальцы в надежде на чудо! В шоке от беспредела СУ СК РФ по Омской области и Прокуратуры Омской области.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение