Выигранные членом ОНК Санкт-Петербурга дела против СИЗО-1 и против СИЗО-4

Выкладываю решения Московского районного суда и Калининского районного суда Санкт-Петербурга, удовлетворивших мои требования.

Краткая преамбула по решению Московского суда - суд признал, что я, как член ОНК, имею права запрашивать у администрации сведения о месте убытия того или иного осужденного. И никакие ссылки на персональные данные не могут быть основанием отказа.

По Калининскому суду - член ОНК имеет права запрашивать сведения у администрации СИЗО, без согласования данного запроса с УФСИН.

Хочу поблагодарить моего друга и наставника, Игоря Голендухина, за огромную помощь, которую он мне оказывает всегда!

Также, привожу некоторые свои замечания которые не вошли в историю по другому делу.

В Санкт-Петербургский городской суд

через Калининский районный суд Санкт-Петербурга

 

от административного истца Пантелеева Бориса Еремеевича,

04. 12. 1958 г. р., уроженца г. Ленинграда, проживающего по адресу:

 Санкт-Петербург,

пр. ....й,  д. ...., кв. ....

Для судебной корреспонденции: 190005, Санкт-Петербург,

а/я 57, Пантелееву Б. Е., 8-905-265-02-45

Административный ответчик:

Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор № 1»

УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области

195009,  г. Санкт-Петербург, Арсенальная набережная, д. 7,

Апеляционная жалоба

Решением Калининского районного суда города Санкт-Петербурга от 19 января 2016 года отказано «…в удовлетворении административного искового заявления Пантелеева Бориса Еремеевича об оспаривании бездействия администрации федерального казенного учреждения «Следственный изолятор №1» Управления Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, выразившегося в непредоставлении информации…»  по административному делу № 2а-188/2016 (до 01. 01. 2016 г. – 2а-7321/2015)  Пантелееву Борису Еремеевичу к ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

  1. В обоснование своей позиции Суд ошибочно ссылается, в частности, на ст. 10 закона «О персональных данных» (далее – закон № 152) в соответствие с которой на членов общественных наблюдательных комиссий, при осуществлении ими своих функциональных обязанностей, не распространяется действие вышеуказанной нормы, а п. 5 ст. 16 федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам находящимся в местах принудительного содержания» (от 10 июня 2008 года № 76 ФЗ, далее - закон № 76 ФЗ РФ) не коррелируется с вышеуказанной нормой закона № 152. Указал суд и на то, что «…информация об этапировании конкретного лица … входит в круг так называемых персональных данных…».
  2. Также, суд сослался на ч. 2 ст. 4 закона «Об основах общественного контроля Российской Федерации» (от 21. 07. 2014 г. № 212 ФЗ) обосновывая свой отказ тем, что «…запрашивать у администраций мест принудительного содержания и получать от них сведения и документы необходимые для проведения общественного контроля и подготовки заключений член ОНК вправе только в отношении деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих … отдельные публичные полномочия, а также в целях общественной проверки, анализа и общественной оценки издаваемых ими актов и принимаемых ими решений, а не личную информацию субъекта персональных данных, хранение которой в соответствие с Инструкцией о работе отделов (групп) специального учета следственных изоляторов и тюрем ФСИН России, утвержденной приказом Минюста РФ от 23. 06. 2005 № 94-дсп, возложено на сотрудников отдела специального учета следственных изоляторов (то есть прямой доступ к такой информации без согласия субъекта персональных данных имеют сотрудники уголовно-исполнительной системы в силу прямого указания закона…»

С данным решением не согласен.

  1. В соответствие с п. 4 ст. 20 закона № 152 «…  Оператор обязан сообщить в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных по запросу этого органа необходимую информацию в течение тридцати дней с даты получения такого запроса.» где оператором, в данном случае, выступало учреждение ФКУ СИЗО-1, а уполномоченным органом член ОНК СПб  Б. Е. Пантелеев, подавший в установленном порядке запрос.  То есть, закон № 152, также четко и недвусмысленно разрешает (дает право) членам ОНК запрашивать, для осуществления своей деятельности, у администраций мест принудительного содержания вышеуказанные персональные данные.

Кроме того, п. 1 ст. 24 закона № 76 ФЗ гласит -  «…Нарушение членом общественной наблюдательной комиссии требований уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, нормативных правовых актов по вопросам исполнения наказаний … влекут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.» Таким образом, законодатель  изначально допускал, что членам ОНК, при осуществлении своей деятельности, может становиться известной информация ограниченного распространения. То есть, законодатель справедливо полагал, что таковую информацию члены ОНК, при осуществлении своей деятельности, могут и имеют право получать.

Тезис суда о том, что «…информация об этапировании конкретного лица … входит в круг так называемых персональных данных…» не выдерживает критики. Сведения о местоположении того или иного лица, отбывающего наказание в каком-либо из учреждений не являются закрытыми по разным причинам. В частности, Закон РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" (от 21 июля 1993 г. N 5473-I)  никак не предусматривает подобного рода ограничение. Это подтверждается и существующей практикой – родственники того или иного лица имеют право в 10-дневный срок узнать о местоположении осужденного, в местах заключения регулярно устраиваются т. н. дни открытых дверей, в колонии регулярно приезжают артисты с концертами, журналисты и кинематографисты, общающиеся со многими осужденными и вынося информацию о местоположении того или иного лица за пределы учреждений.

  1. Ссылка суда на ч. 2 ст. 4 закона «Об основах общественного контроля Российской Федерации» (от 21. 07. 2014 г. № 212 ФЗ) в части того, что члены ОНК могут лишь «…запрашивать у администраций мест принудительного содержания и получать от них сведения и документы необходимые для проведения общественного контроля и подготовки заключений член ОНК вправе только в отношении деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих … отдельные публичные полномочия, а также в целях общественной проверки, анализа и общественной оценки издаваемых ими актов и принимаемых ими решений, а не личную информацию субъекта персональных данных, хранение которой в соответствие с Инструкцией о работе отделов (групп) специального учета следственных изоляторов и тюрем ФСИН России, утвержденной приказом Минюста РФ от 23. 06. 2005 № 94-дсп, возложено на сотрудников отдела специального учета следственных изоляторов (то есть прямой доступ к такой информации без согласия субъекта персональных данных имеют сотрудники уголовно-исполнительной системы в силу прямого указания закона (выделено мной – Б. Е. Пантелеев)…» также несостоятельна по следующим основаниям.

Апелирование административного ответчика (а следом за ним и суда) к некоей Инструкции (от 23. 06. 2005 № 94-дсп) является неправильным. В соответствие с принципом верховенства права иерархия законодательства такова – Конституция Российской Федерации, конституционные законы, федеральные законы. То есть вышеуказанная Инструкция является подзаконным актом, законом НЕ является и ссылка суда на эту инструкцию как на закон – НЕПРАВОМЕРНА.

Кроме того, по общепринятой практике, любой подзаконный акт (приказ, положение, инструкция) могут тот или иной закон лишь разъяснять, детализировать, но не подменять его суть. В данном случае наблюдается прямо противоположное – Инструкция (от 23. 06. 2005 № 94-дсп) грубо противоречит букве и духу закона № 76 ФЗ и по этой, в числе прочих, причине не может быть принята как заслуживающая внимания. В частности, по мнению административного ответчика (а следом за ним и суда) вышеуказанная инструкция категорически меняет смысл п. 5 ст. 16 закона № 76 ФЗ.

Также, непонятна логика административного ответчика (а следом за ним и суда) в части разделения субъектов общественного контроля. Закон № 76 ФЗ РФ вполне недвусмысленно и очень четко определяет объектов общественного контроля – п. 1 ст. 2 (в котором дается определение лиц находящихся в местах принудительного содержания) п. 1 ст. 4 данного закона («…Общественный контроль и содействие лицам, находящимся в местах принудительного содержания, осуществляются на основе принципов приоритета прав человека…») п. 1 ст. 6 («…комиссии действуют … в целях содействия реализации государственной политики в области обеспечения прав человека в местах принудительного содержания…») п. 3.1 ст. 6 («…осуществление общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, расположенных на территории…») и другие тезисы данного закона.
Проблема контроля за соблюдением прав заключенных - как граждан у которых ограничена возможность защищать свои права, свободы и законные интересы по объективным причинам - является общественно значимой, вместе с тем невозможно контролировать права лишь только неопределенного числа неидентифицированных индивидов - контроль как таковой, общественный контроль в частности, всегда связан с конкретными заключенными тоже, с их жалобам и с их судьбами.

Закон о персональных данных не должен перечеркивать гарантии неприменения к заключенным какого-либо недозволенного обращения со стороны представителей власти (сотрудников УИС) и, собственно и не перечеркивает. Информированность о ситуации в деле защиты прав заключенных представителей гражданского общества (членов ОНК, например) - это серьезная гарантия, предоставленная заключенным федеральным законом № 76.

 ОНК и правозащитные организации не являются агрегаторами баз данных и их операторами, о которых идет речь в законе о персональных данных. В том числе и по этой причине, сслыка суда на положение закона «О персональных данных» не может быть принята как заслуживающая внимания

Кроме того, ранее по аналогичным заявлениям, поданным в Московский районный суд Санкт-Петербурга вынесено Решение суда, вступившее в законную силу (копия прилагается) в соответствие с которым мои требования удовлетворены и ФКУ СИЗО-1 обязали «…устранить допущенное нарушение путем предоставления Пантелееву Борису Еремеевичу ответа по существу поставленных им в обращении вопросов в течение 5 (пяти) календарных дней со дня вступления решения суда в законную силу».

Также, на рассмотрение суда предоставляются копии квитанций об отправке административных заявлений, свидетельствующих о том, что сроки подачи заявлений соблюдены.

На основании вышеизложенного и руководствуясь КАС РФ

ПРОШУ:

Решение Калининского районного суда города Санкт-Петербурга от 19 января 2016 года об отказе в удовлетворении искового заявления Пантелеева Бориса Еремеевича к ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по делу № 2а-188/2016 (до 01. 01. 2016 г. – 2а-7321/2015) отменить полностью и принять по делу новое решение, удовлетворив моё заявление. А именно

1. Признать действие ФКУ СИЗО-1 УФСИН СПб и ЛО, являющимся  властным волеизъявлением, не облеченным в форму решения, незаконным.

2. Обязать ФКУ СИЗО-1 УФСИН СПб и ЛО дать полный ответ на мои запросы.

Приложение:

  1. Копия апелляционной жалобы — 2 экз.
  2. Квитанция об уплате государственной пошлины
  3. Заявление о восстановлении пропущенного срока
  4. Копия Решения суда Московского района Санкт-Петербурга
  5. Копии квитанций об отправке административных заявлений

Заявитель             ___________       _______________________________________

25 февраля 2016 года

 

 

 

 

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

3 комментария

Очень жаль,очень приятно,побольше-бы таких !

Бударина Раиса Бударина Раиса
23 марта 2017 в 22:08

Приятно!

Ковалёв Евгений Ковалёв Евгений
23 марта 2017 в 21:42

Как жаль, что таких настойчивых и принципиальных членов ОНК в РФ - до боли мало!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение