Мосгорсуд: двойка в школе прав человека

Правосудие по версии Московского городского суда – вопреки правам человека!

На протяжении 4-х месяцев этого года, я и мой защитник Сидоркина Светлана лишены возможности судебного обжалования приговора Бабушкинского районного суда г. Москвы от 20.09.16г., решения СК по апелляционному рассмотрению уголовных дел Мосгорсуда, а главное подачи жалобы в Европейский суд.

Неоднократные ходатайства с моей стороны, в том числе с направлением квитанции об оплате гос. пошлины, ходатайства и личное присутствие в районном и Московском городском суде адвоката Сидоркиной – привели нас в тупик. Оба суда ссылаются друг на друга в вопросах нахождения последнего судебного тома уголовного дела!, а единственная копия апелляционного определения МГС от 06.03.17г. утеряна руководством СИЗО 77/1 г.Москвы , во время моего нахождения на лечении и обследовании.

При вскрытии материалов личного дела в ИК-1, в них не оказалось следов моего нахождения в больнице Матросской тишины, заявлений, копий материалов поступивших на мое имя за время нахождения в спец. Блоке больницы Матросская тишина.

Управление процессами, руководство в Мосгорсуде – утрачено со стороны Егоровой О.А.

Маяков Андрей

Источник: an-babushkin.livejournal.com
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

1 комментарий

На нас напали в сентябре 2015. Андрея нас тогда поддержал, одним из первых писал письма со словами поддержки, и буквально через несколько дней после моего отъезда из России Андрея задержали.

Маяков в колонии, Бабушкину отрезали полностью финансирование/гранты, всё это эпизоды. Эпизоды разгрома правозащитного движения в России. Силовики торжествуют, наполняют завербованными подстилками комиссии и советы. А ситуация с соблюдением прав человека становится всё хуже...

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека