ЕСПЧ наложил временный запрет на экстрадицию журналиста Нурматова в Узбекистан

Журналист "Новой газеты" Худоберди Нурматов (Али Феруз)

Журналист "Новой газеты" Худоберди Нурматов (Али Феруз)

Европейский суд по права человека в срочном порядке наложил запрет на любое перемещение журналиста "Новой газеты" Худоберди Нурматова (Али Феруза) в течение всего времени рассмотрения его дела в этом суде, сообщил представляющий интересы журналиста в ЕСПЧ адвокат Кирилл Коротеев на своей странице в Facebook.

Как уточнил Коротеев в комментарии "Интерфаксу", "Европейский суд сегодня применил правило 39 по нашему обращению, запретив какое-либо перемещение Али Феруза до рассмотрения его жалобы в ЕСПЧ".

"В своем ответе суд просил нас прислать полный формуляр жалобы до сентября", - сообщил адвокат, уточнив, что полная жалоба будет подана в ЕСПЧ в ближайшее время.

"Таким образом, ни в выходные, ни в сентябре никакое его перемещение - ни депортация, ни выдворение из России, ни что-либо еще - невозможно", - добавил он.

По словам адвоката, "правило 39 часто является основанием для предоставления убежища".

"Вызволение Али из центра содержания иностранных граждан будет непростым, но мы будем предпринимать для этого все попытки", - добавил защитник.

"Случай Али Феруза" приобрел международную известность, в частности, как сообщает сайт InoPressa, его разобрала французская газета Le Monde.

Французская газета включила событие в контекст российской гомофобии, которая до сих пор была представлена в западных СМИ по преимуществу темой пыток геев в Чечне.

Французское издание отмечает, что Нурматов - открытый гей, и с 2015 года сотрудничает также с Amnesty International. Он пишет о случаях похищения узбекских беженцев на российской территории - эта тема особенно неприятна для Ташкента.

Журналистка "Новой газеты" Елена Костюченко сообщила на своей странице в Facebook, что ей позвонил Нурматов и поблагодарил за помощь.

"Им дают телефон на 20 минут раз в три дня, - пояснила коллега Нурматова. - Всех любит, всем благодарен. Сильно избит по дороге из суда, поправляется. И говорит: передайте тетрадку и сигарет побольше, я пишу репортаж".

При конвоировании в центр временного содержания для мигрантов журналиста избили, применив электрошокер, однако позже судебные приставы заявили, что Нурматов подписал документ об отсутствии у него телесных повреждений и отказе от медицинской помощи.

Ранее в суде Нурматов попытался вскрыть себе вены ручкой, чтобы попасть в больницу, но приставы пресекли его действия.

Елена Костюченко рассказывала на суде, что в родной стране Феруз подвергался пыткам. Несмотря на это, Басманный суд 1 августа решил выдворить журналиста в Узбекистан. В момент вынесения решения о высылке в процессе рассмотрения находилась очередная просьба журналиста о предоставлении убежища в России.

В СПЧ заявили, что это противоречит Конституции РФ. Многие правозащитные организации, такие как Amnesty International и Human Rights Watch, выразили обеспокоенность этими решениями, указывая, что пытки являются обычной практикой в Узбекистане.

Редакция "Новой газеты" обратилась с просьбой к президенту РФ Владимиру Путину, однако в Кремле ответили, что не могут закрыть глаза на правонарушения.

Источник: newsru.com
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека