«Я только успел сказать: здрасьте... И получил в лицо» Монолог Александра Туровского, жестоко избитого полицией в штабе Навального

Александр Туровский. Фото: Виталий Серуканов / Twitter

— В ночь с 5 на 6 я оставался на ночь дежурным, чтобы к нам не залезли. Мы не можем закрыть штаб, потому что нам спилили замки. Пришлось установить щеколды, и кто-то каждый вечер должен закрывать штаб изнутри. С утра меня должны были сменить.

Я прилег поспать и в шесть утра проснулся от того, что по штабу кто-то бегает. Встал, включил быстро камеру, потому что понял, что это были посторонние люди. Они осматривали большой зал, но, видимо, тоже меня услышали, и через несколько секунд забежали в комнату и оглушили меня.

Я только успел сказать: здрастье, а что вы делаете? И в этот момент получил в лицо, сразу, без каких-либо требований или объяснений.

Ударили по рукам, по телефону, повалили на матрас и дальше просто били. Все это, насколько я понимаю, попало на их оперативную съемку.

Меня сейчас обвиняют в том, что я якобы мешал проведению мероприятий, не помогал сотрудникам полиции и не показывал паспорт (в рапорте полицейского было указано, что против Туровского «применили приемы боевого самбо» после того, как он отказался выполнить законное требование сотрудника полиции и показать паспорт — Ред.).

Про мои документы вспомнили, когда я уже сидел в автозаке с полицейскими. Только тогда ко мне подошел омоновец и спросил: «Где твой паспорт?». Я ему говорю, что на стуле в штабе лежит мой рюкзак и там все мои вещи. Только потом они его принесли.  Все это время пытались узнать пароль от телефона, я не сказал.

Потом я сидел в автозаке напротив штаба и смотрел, как из него выносят все, что там было: технику, агитматериалы. У них все для этого уже было подготовлено. Снова спилили замки, поставили решетки на окнах и повезли меня в ОВД.

 

Александр Туровский. Фото: Виталий Серуканов / Twitter

В 7 утра меня посадили в «клетку», закрыли и собрали консилиум из сотрудников дежурной части и омоновцев, которые участвовали в задержании. Взяли КоАП, начали что-то мастерить, придумывать обвинения.

Сидели, писали долго. В итоге составили по ст. 19.3. Все это полная чушь. Думаю, им просто нужно было подержать меня в камере, чтобы я никому не позвонил и не рассказал, что происходит в штабе.

Около двух часов дня меня отпустили из ОВД. До этого на мои просьбы предоставить хоть один звонок никто не реагировал, не давали ни еды, ни воды. Пока меня под пешим конвоем вели в суд, я почувствовал, что мне нехорошо. В суде понял, что меня уже у меня реально колбасит: тремор рук, тошнит, шум в ушах.

Александр Туровский. Фото: Виталий Серуканов / Twitter

Вызвали скорую, повезли в «Склиф». Поставили диагноз: закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга. Там тоже происходили непонятные для меня вещи: сотрудники НИИ Склифософского, когда узнали, что меня привезли из штаба Навального, проявляли ко мне дикое неуважение, звучали какие-то обвинения и оскорбления.

Полицейские, которые меня конвоировали, сидели ночью в моей палате и смотрели на меня. Потом, после нескольких просьб, вышли, и мне удалось поспать часов пять.

Конвой у палаты Туровского. Фото: nik_kassian / Twitter

Сейчас я уже снова в ОВД, сижу тут и справляюсь с жуткой тошнотой. Еще рано утром в больнице мне сказали одеваться и уходить. Сегодня меня, возможно, еще ждет суд. Хотелось бы, чтобы все обошлось.

Источник: Новая Газета
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

2 комментария

Страшно сегодня жить в этом МИРЕ зла и насилия. Сплошная грязь и ЯЗЫКА, и ЧЕРНЫХ дел людьми. призванными блюсти ЗАКОН.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение