Чудо УДО

Первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый

Первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый

Тюремное ведомство направило в региональные управления указание о предоставлении пожизненно осужденным длительных свиданий. Об этом сообщил в интервью "Российской газете" первый заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Анатолий Рудый. Также ведомством планируется провести научное исследование, чтобы разработать критерии для условно-досрочного освобождения пожизненно осужденных.


Анатолий Анатольевич, Конституционный суд России признал не соответствующим Основному закону положение, по которому пожизненно осужденные лишались права на длительные свидания как минимум в течение первых десяти лет своего вечного срока. Но соответствующие поправки в закон еще не внесены. Без них заключенным в колониях особого режима не получить первых длительных свиданий?

Анатолий Рудый: ФСИН направила в территориальные органы уголовно-исполнительной системы указание о возможности предоставления осужденным к пожизненному лишению свободы одного длительного свидания в год.

Кто сможет приехать на такие свидания к заключенным?

Анатолий Рудый: Лица, указанные в части второй статьи 89 Уголовно-исполнительного кодекса. То есть супруги, родители, дети, братья и сестры, дедушки и бабушки, внуки.

Пока суды отвечают отказом на все ходатайства осужденных к пожизненному сроку о досрочном освобождении

С разрешения начальника исправительного учреждения на свидание могут допускаться и другие лица. Но здесь в каждом случае необходимы веские причины. Значит, принимать закон теперь вовсе не обязательно?

Анатолий Рудый: Мы выполняем постановление Конституционного суда. Но при этом необходимы и соответствующие изменения в Уголовно-исполнительный кодекс. Порядок отбывания наказания осужденными к пожизненному лишению свободы, в том числе по количеству и виду предоставляемых свиданий, регламентируется статьей 125 Уголовно-исполнительного кодекса. По закону первые десять лет осужденный на пожизненный срок отбывает в строгих условиях. Они не предусматривают длительных свиданий. Лишь по истечении десяти лет можно ставить вопрос о переводе осужденного в обычные условия, при которых положено одно свидание в год.

Перевод происходит автоматически?

Анатолий Рудый: Нет. Все зависит от поведения человека. Если он регулярно нарушал режим, установленный порядок отбытия наказания, то на смягчение условий он может не рассчитывать.

Значит, такой заключенный может провести в строгих условиях бесконечно долго?

Анатолий Рудый: Получается, что так. Поэтому министерство юстиции России, на основании постановления Конституционного суда, разработало законопроект, дающий право на одно свидание в год осужденным к пожизненному лишению свободы.

Предложение касается только пожизненно осужденных?

Анатолий Рудый: Законопроект увеличивает количество длительных свиданий и для некоторых других категорий осужденных. Например, тем, кто отбывает наказание в колонии общего режима на строгих условиях, будет положено три длительных свидания в год. Сейчас разрешено два таких свидания. В колониях строгого режима и на строгих условиях предлагается разрешить два длительных свидания в год вместо одного. Разрешат свидания и на строгих условиях в тюремном режиме. Так что, в конечном счете, среди осужденных не останется ни одной категории, не имевшей бы права на длительные свидания в течение года.

192 осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы получили право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении. Пока суды не удовлетворили ни одно ходатайство.

Есть ли в колониях места для таких долгих встреч?

Анатолий Рудый: В настоящее время в исправительных колониях для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы функционирует 11 комнат для проведения длительных свиданий. Мы планируем увеличить количество таких комнат, а также провести ремонт в уже имеющихся помещениях.

Теоретически возможность выйти на свободу у пожизненно осужденного остается - через 25 лет он сможет претендовать на условно-досрочное освобождение. Многие уже получили такое право?

Анатолий Рудый: Сейчас 192 осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, получили право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении. В 2018 году срок возможного обращения об условно-досрочном освобождении подойдет у 234 осужденных.

Кто-то из них обращались в суд с просьбами об освобождении?

Анатолий Рудый: С ходатайствами об условно-досрочном освобождении от отбывания наказаний обращались 49 осужденных. Всем в удовлетворении ходатайств было отказано.

Почему?

Анатолий Рудый: Основными причинами вынесенных судами решений являются: тяжесть и характер преступления, поведение осужденного за весь период отбывания наказания.

Кстати, пленум Верховного суда России запретил отказывать в УДО на том основании, что преступление слишком тяжелое. Нужны другие причины для отказа. Но в случае с пожизненно осужденными возникает впечатление, что пока судьи на местах боятся взять на себя ответственность за прецедент. Вы согласны с этим?

Анатолий Рудый: Этот вопрос скорее относится к компетенции судебной системы.

Может быть, Верховному суду России стоит подготовить какие-то разъяснения на этот счет? Вы готовы помочь ему материалами?

Анатолий Рудый: Действительно, это очень серьезная тема, и она требует всестороннего исследования. У нас есть НИИ, и он проведет научную работу, изучит этот вопрос, подготовит свои предложения. Соглашусь с тем, что необходимы критерии, ориентиры, суды должны на что-то опираться при принятии такого решения. Впрочем, вопрос не только к судам, ведь эти люди вернутся в общество. Мы должны понимать: где они будут жить, где работать, как встроятся в нормальную жизнь. Необходимо будет и психологическое сопровождение таких людей. Помните знаменитый фильм "Побег из Шоушенка" по книге Стивена Кинга? Там, в том числе, затронута и проблема адаптации к жизни на свободе людей, долгие годы проведших в тюрьме. Даже банально перейти оживленную дорогу для бывших осужденных, проведших десятилетия в камере, большая проблема. В тюрьме день расписан по минутам. Не надо думать, как распланировать свой распорядок. А на воле такие решения придется принимать самостоятельно. Это привычное дело для обычных людей. Но очень сложная задача для тех, за кого долгое время думала система.

Если будет принято решение, что тот или иной осужденный достоин условно-досрочного освобождения, мы должны подумать о том, как сделать так, чтобы он не сломался и не совершил новых преступлений. И, конечно же, необходимо тщательно взвешивать, кого из пожизненно осужденных можно освободить условно-досрочно. Цена ошибки здесь велика. В любую сторону.

Мало кто знает, что осужденные - сейчас мы говорим про всех остальных заключенных, отбывающих не пожизненные сроки - имеют право на отпуска с выездом из колонии. Эта норма работает или вы никого не отпускаете отдохнуть от тюрьмы?

Анатолий Рудый: В прошлом году осужденным было предоставлено 835 выездов за пределы исправительного учреждения на время ежегодного оплачиваемого отпуска. По сравнению с предыдущим годом их число увеличилось (в 2015 году - в отпуск за пределы исправительных колоний выезжали 743 осужденных). Мы планируем расширять такую практику для поощрения тех, кто показывает стремление к исправлению, работает, после освобождения хочет стать обычным законопослушным гражданином. Также ежегодные отпуска с выездом будут предоставляться женщинам, имеющим несовершеннолетних детей. Чтобы матери могли хоть какое-то время провести с ребенком.

Насколько большие отпуска у заключенных?

Анатолий Рудый: Осужденным могут быть разрешены краткосрочные выезды продолжительностью до 7 суток, не считая времени, необходимого для проезда туда и обратно. Также разрешены выезды для решения вопросов трудового и бытового устройства после освобождения. В прошлом году такая возможность была предоставлена 154-м осужденным. Еще 154 осужденных получили разрешение на выезд в связи с исключительными личными обстоятельствами (смерть или тяжелая болезнь близкого родственника, угрожающая жизни больного, стихийное бедствие, причинившее значительный материальный ущерб осужденному или его семье).

За год осужденным 
было предоставлено 
835 выездов за пределы колоний на время отпусков

Несколько лет назад вы заявили, что в ведомстве началась подготовка переговорщиков. Вы создали особые должности?

Анатолий Рудый: Штатным расписанием в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы не предусмотрена должность переговорщика. Такую деятельность осуществляют сотрудники, прошедшие обучение по данному направлению, курс этой подготовки стартовал в 2014 году. За два года обучение прошли 195 человек.

Из кого набирают переговорщиков?

Анатолий Рудый: Обучение по программам ведения переговоров при осложнении обстановки или возникновении чрезвычайных ситуаций проходили заместители начальников территориальных органов ФСИН, курирующие вопросы безопасности и оперативной работы, а также психологи.

Считаете, этого достаточно?

Анатолий Рудый: С прошлого года "Основы переговорной деятельности" включены в программы повышения квалификации для начальников отрядов исправительных учреждений и старших оперуполномоченных. Так что все больше сотрудников, непосредственно сталкивающихся с заключенными, будут владеть навыками переговоров в кризисных ситуациях.

В первую очередь мы ориентируем сотрудников, чтобы в кризисных ситуациях они пытались действовать не силой, а снимать напряженность и решать проблемы переговорами. Часто все можно решить правильным словом.

Источник: Российская Газета
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека