Отец 6-летнего Алеши опроверг версию судмедэксперта: как организовали «пьяного» мальчика»

Только в конце недели будут известны результаты ДНК-экспертизы по делу «пьяного» мальчика. Тогда и станет ясно, была ли в пробирках кровь 6-летнего Алеши или другого человека. Эксперт, проводивший вскрытие ребенка, в интервью «МК» уверял: вероятность ошибки ничтожно мала - на экспертизу отправили два образца крови, и поехали они в разные лаборатории. Отец мальчика внимательно изучил посмертное заключение. Он уверяет: все данные указывают на то, что спиртное Алеша не мог глотнуть даже случайно.

За два месяца, которые прошли с момента ДТП, унесшего жизнь 6-летнего Алеши, его папа Роман Шимко превратился в следователя и судмедэксперта в одном лице. Он скрупулезно изучает каждый документ по этому делу. И у него есть, что ответить эксперту, который утверждает, что 6-летний Алеша в момент ДТП скорее всего был пьян.

Напомним, в интервью «МК» заведующий Железнодорожным отделением бюро судебно-медицинской экспертизы Михаил Клеменов рассказал, что взял две пробирки с кровью ребенка и отправил их в разные лаборатории одного института. Материал из первой должен был определить группу крови погибшего, из второй - наличие алкоголя. Когда пришел результат с 2,7 промилле, Клеменов назначил молекулярно-генетическое исследование обоих образцов крови. Результаты совпали. Иными словами, в обеих пробирках была кровь одного человека. Чтобы сфальсифицировать результаты, нужно было подменять обе пробирки, которые находились в разных лабораториях, что, по словам эксперта, технически сложно.

Более того, согласно уверения эксперта, спиртное попало в организм человека, чью кровь отправили на экспертизу, при жизни. Дело в том, что в образцах нашли ацетальдегид. Он появляется после того, как вырабатываемый печенью фермент расщепит алкоголь. Печень не работает — ацетальдегид не выделяется. То есть версия, что спирт вкололи уже умершему мальчику, безосновательна.

Но отец ребенка говорит, что данные исследования на алкоголь противоречат тем, которые были получены при вскрытии.

- В экспертизе написано, что у моего сына не обожжены ни слизистая, ни трахея. Если бы он вдруг глотнул крепкий алкоголь, картина бы была совсем другой, на слизистой остались бы следы. Судмедэксперт предполагает, что мальчик мог глотнуть, к примеру, вина. Но чтобы добиться 2,7 промилле, он должен был выпить как минимум полбутылки легкого спиртного. В экспертизе же сказано, что в мочевом пузыре мочи не обнаружено. Да и вообще, как можно даже предположить,что сильно пьяный ребенок спокойненько пошел гулять с дедушкой.

- Судмедэксперт утверждает, что подменить разом две пробирки крайне сложно, тем более они запечатаны, на них нет имени, фамилии...

- Не вижу сложности заменить кровь сразу после забора. И потом уже отправить пробирки в разные лаборатории. Кроме того, в интервью Клеменов сказал, что отдал образцы для транспортировки сотруднику полиции, который отвез их в больницу. Только из-за этого факта всю экспертизу можно считать недействительной, потому как образцы по нормативам нужно отдавать специально назначенному курьеру службы судмедэкспертизы. Но никак не сотруднику полиции.

Во вторник, 20 июня, следователи также провели повторный осмотр места ДТП и следственный эксперимент. Они взяли аналогичную машину, попробовали на ней разогнаться в том же дворе, замерили тормозной путь.

- Было установлено, что ехала Ольга Алисова со скоростью 40 километров в час. Это в жилой зоне, где положено 20, - возмущается папа мальчика.

- Но были данные, что при первом измерении у ее машины был тормозной путь в 10 метров.

- Чушь. 10 метров — это не тормозной путь, а расстояние от места столкновения до места остановки машины. Из этого можно, кстати, представить скорость. Тормозной путь, насколько я знаю, вовсе отсутствует.

- Адвокат Ольги утверждает, что после того, как ее подзащитная сбила мальчика, к ней подбежал дедушка ребенка и начал требовать, чтобы она подала назад. Алисова, якобы, так и сделала. Затем проехала вперед — опять же по требованию дедушки...

- Видел это интервью адвоката — полный бред. Я уточнял у свидетелей — никто не помнит, чтобы Алисова сдавала назад. Но многие помнят, как из-под колес пытались вытащить руку моего сына... Да, дедушка подбежал к машине, начал стучать по капоту. А кто поступил бы иначе? К слову, в том же интервью адвокат Алисовой утверждала, что дедушка был нетрезв. Но он по медицинским показаниям употреблять алкоголь не может, у него сахарный диабет в сильной степени. Уже лет 10 живет по принципу «ни капли в рот».

К слову, до сих пор неясно, разговаривала ли автоледи в момент ДТП по телефону, как уверяют многочисленные свидетели. Биллинг ее номера, как утверждает отец мальчика, так пока и не сделали.

- Биллинг должны запрашивать следователи в рамках уголовного дела. Но так как его месяц не возбуждали, то и оснований потребовать у сотового оператора распечатку переговоров не было. Я не раз просил у следствия провести эту процедуру. И вот, чтобы от меня отвязаться, мне выдали бумажку-запрос, с которым я должен был пойти в салон сотовой связи. Естественно, мне, как чужому человеку, выдать такие данные отказались. Другой важный момент — у человека в наши дни может быть не одна сим-карта и соответственно не один телефон. Все это нужно проверять

Задали мы Роману и главный вопрос: зачем, по его мнению, фальсифицировать экспертизу столь глупейшим образом, пытаясь обвинить в пьянстве дошкольника.

- Мое предположение таково: результаты анализов идут обезличенными, то есть на пробирке нет ни имени-фамилии жертвы, ни возраста. Думаю, тому, кто фальсифицировал экспертизу, сказали: «есть смертельное ДТП, сделай пешехода виноватым». Возраст же при этом не уточнили...

Источник: MK.RU
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

1 комментарий

В Омске тем, кто фальсифицировал экспертизу, тоже сказали и приказали. Изначально меня также уверяли, что причина смерти - интоксикация. И в результате про черепно-мозговую травму узнала только на эксгумации.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы