Дадаев рассказал, что признание в убийстве Немцова записывали несколько раз, потому что он не мог запомнить слова следователя

Заур Дадаев

Заур Дадаев

Бывший военнослужащий чеченского батальона «Север» Заур Дадаев, которого следствие считает исполнителем убийства политика Бориса Немцова, рассказал на суде, что его признательные показания записывались несколько раз, потому что не мог сразу запомнить слова следователя Игоря Краснова, который вел допрос. Об этом сообщает «Медиазона» из зала суда.

По словам Дадаева, запись, сделанную 8 марта 2015 года (через неделю после убийства), пришлось переснимать «три-четыре раза».

Дадаев еще раз подчеркнул, что давал те показания, которые ему надиктовывал Краснов.

Ранее в суде Дадаев заявил, что не причастен к убийству Немцова, а свои признательные показания ранее дал под давлением. По словам Дадаева, в период с сентября по ноябрь 2014 года, когда, по версии следствия, велась подготовка к убийству, он находился в Чечне. Он отметил, что жил в Москве на улице Веерная вместе с Русланом Геремеевым, его командиром в «Севере». Тот уговаривал Дадаева не уходить со службы, а когда он все же решился, то пригласил пожить в Москве.

«Я никаких выстрелов в Немцова не производил. Я Немцова вообще не знаю», — заявил Дадаев.

В день убийства, 27 февраля 2015-го, Дадаев, по его словам, был в квартире на улице Веерная и практически не выходил из дома из-за простуды.

Источник: The Insider
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека