Экс-руководители оренбургской колонии-поселения признаны виновными в сексуальном насилии над осужденными

Сегодня, 5 апреля 2017 года, судья Новотроицкого городского суда Оренбургской области Павел Ивлев вынес приговор экс-руководителям колонии-поселения № 11, признав бывшего начальника этого учреждения Филюса Хусаинова и его заместителя Мурата Кумарова виновными по трём статьям уголовного кодекса России. Две статьи у осужденных общие: совершение насильственных действий сексуального характера группой лиц по предварительному сговору и превышение должностных полномочий. Кроме того, суд признал Хусаинова виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, а Кумарова – в получении взятки. Бывший начальник КП-11 приговорен к семи годам лишения свободы, а его подчиненный – к пяти с половиной. Оба будут отбывать наказание в колонии общего режима.

Напомним, колония-поселение № 11 УФСИН России по Оренбургской области попала в поле зрения правозащитников летом 2013 года. Тогда к ним за юридической помощью обратилась Ирина Балашова и сообщила о том, что ее гражданскому мужу Сергею Никонорову, отбывающему наказание в ФКУ КП-11 по Оренбургской области (колония-поселение № 11), сотрудники учреждения во главе с ее начальником Филюсом Хусаиновым создают невыносимые условия жизни: подвергают систематическому избиению, а также угрожают изнасилованием. Причиной тому стали отказ Никонорова продолжать работать на различных строительных объектах и жалобы осужденного в Следственный комитет и прокуратуру по факту использования его в качестве раба. Именно по этим эпизодам и был осужден бывший начальник этого исправительного учреждения Филюс Хусаинов и приговорен к лишению свободы сроком три года с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В конце 2013 года картина вопиющего произвола в колонии-поселении № 11 дополнилась показаниями еще двоих осужденных К. и Д. (полные данные по этическим соображениям не приводим – прим. авт.), которые рассказали о том, что к ним систематически применяется насилие со стороны сотрудников колонии. Написать письма в оренбургское отделение Комитета против пыток их побудила безысходность, поскольку один из них после неудавшейся попытки побега из-за избиений был изнасилован осужденными из так называемого «актива» в присутствии и по приказу сотрудников колонии, снимавших все на видеорегистратор.

Вот что сам пострадавший рассказывал следователю: 13 октября 2013 года заместитель начальника колонии-поселения по безопасности и оперативной работе майор Мурат Кумаров завел его в штрафной изолятор. Там он отдал приказ другим осужденным его избить. Били сильно, не жалели, периодически он терял сознание. Кумаров приводил К. в чувство, обливая его водой. За всем происходящим наблюдали несколько сотрудников исправительного учреждения, в том числе и Филюс Хусаинов, который на тот момент еще занимал должность начальника колонии. После избиения Хусаинов скомандовал: «Давай всех строй здесь!», и в помещение вошли около пятнадцати работников исправительного учреждения. Двое осужденных, выполняющие приказы сотрудников администрации колонии (так называемые активисты), стали держать К., а третьему была дана команда прикоснуться половым органом к лицу и губам К., что и было сделано. Все происходящее заместитель начальника колонии Кумаров записывал на видеорегистратор. Только после того, как истязатель сказал, что видео готово, издевательства над К. прекратились, и сотрудники колонии разошлись.

Также судом было установлено, что Хусаинов приказал своему подчиненному скрыть факт попытки побега осужденного К. с целью избежать для себя негативных последствий по службе за допущенные ошибки и недостатки в работе. Вместо этого на осужденного К. был составлен «липовый» рапорт, что тот якобы был задержан сотрудниками колонии-поселения в состоянии опьянения и оказывал сопротивление.

Результатом этой фальсификации стало водворение осужденного К. в штрафной изолятор, также впоследствии ему изменили условия отбывания наказания на более строгие.

Мурат Кумаров, кроме участия в насильственных действиях сексуального характера и превышении должностных полномочий, был также признан виновным в получении от осужденного взятки в размере 24400 рублей.

В итоге, судья Новотроицкого городского суда Оренбургской области Павел Ивлев вынес сегодня в отношении экс-руководителей колонии-поселения № 11 обвинительный приговор. За совершенные преступления Филюс Хусаинов был приговорен к семи годам лишения свободы, а Мурат Кумаров – к пяти с половиной. Оба будут отбывать наказание в колонии общего режима.

Член Комитета по предотвращению пыток Вячеслав Дюндин, представлявший в суде интересы потерпевшего: «В 2012 году, проверяя жалобу одного из осуждённых, я встретился с Хусаиновым в его кабинете. Там же находился Кумаров. Через некоторое время, поняв, что конструктивного разговора не получится, я стал уходить, а Хусаинов мне вслед стал рассказывать, какое страшное преступление совершил этот жалобщик. Я ответил ему, что пришел для того, чтобы поговорить о нарушениях, которые совершили они – офицеры. И тогда услышал от Кумарова: «Это ещё надо доказать!» В ходе прений по делу я напомнил этот эпизод подсудимым и поздравил их с осуществлением мечты. Вина их доказана. Считаю, что все уголовные дела в отношении сотрудников УФСИН по Оренбургской области, прошедшие через суды в последнее время, должны стать для руководства федеральной службы исполнения наказаний России предметом серьёзного изучения для вынесения оценки руководителю регионального управления Владимиру Андрееву».

Источник: Комитет по предотвращению пыток
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека