Последний из обвиняемых в избиении заключенных элистинской колонии признал вину

После того, как заместитель начальника отдела спецназа УФСИН Калмыкии признался, что участвовал в избиении осужденных в 2012 году, дальнейшая работа гособвинения по этому эпизоду стала формальностью, констатировал адвокат потерпевшей стороны. 

Как писал "Кавказский узел", избиение заключенных в элистинской исправительной колонии №1 в сентябре 2012 года - один из двух эпизодов дела, которое рассматривает Элистинский горсуд. Второй эпизод - это смерть заключенного Дмитрия Батырева 20 ноября 2015 года. По версии следствия, Батыреву нанесли не менее 60 ударов резиновой дубинкой. В деле семь подсудимых, из них двое обвиняются только по первому эпизоду, четверо по второму, а последний - по обоим. На прошлом заседании были допрошены свидетели, рассказавшие, как их избивали сотрудники колонии.

В начале сегодняшнего заседания один из подсудимых, замначальника отдела спецназа УФСИН Калмыкии, заявил, что по эпизоду избиения заключенных в 2012 году признает вину "в полном объеме".

"На видео зафиксирован человек в маске, который нанес один удар осужденному Есенову. Это я. В содеянном раскаиваюсь, приношу свои извинения потерпевшему. На основании статьи 51 Конституции РФ, от дачи дальнейших показаний отказываюсь", - заявил обвиняемый.

Ранее по тому же эпизоду признательные показания дали и двое других обвиняемых: инспектор отдела безопасности ИК-1 и старший оперуполномоченный колонии; последний – единственный из подсудимых, кто проходит обвиняемым по обоим эпизодам дела. В то же время по эпизоду о смерти Батырева подсудимые признать вину отказались.

Свидетели и потерпевший утверждают, что плохо помнят события 2012 года

Сегодня показания дал потерпевший Караханов, отбывающий сейчас наказание в Адыгее. Он рассказал, что его били "по спине и ногам спецсредствами". По словам осужденного, он не помнит, чего участники избиения добивались от заключенных.

"Что-то с режимом было связано", - сказал Караханов.

Суд также опросил четырех свидетелей. Все четверо, как и Караханов, неохотно отвечали на уточняющие вопросы представителей стороны обвинения, ссылаясь на то, что плохо помнят события 2012 года.

Первыми были допрошены трое сотрудников УФСИН, в том числе один из оперативников, который запечатлен на видео избиения, но активного участия в нем не принимал. Этот сотрудник не смог вспомнить, кто вел съемку, но предположил, что видеокамера "не принадлежала ИК-1".

"У нас старая камера, на ней памяти бы не хватило на такую съемку", - пояснил он.

Затем выступил бывший заключенный, который рассказал, что в отношении него физическую силу сотрудники не применяли.

Кроме того, сегодня было оглашено большое количество показаний, которые давали следствию эти свидетели и еще 13 не явившихся на процесс свидетелей. Показания практически идентичны друг другу, они представляют из себя комментарии к видео избиения заключенных. Участников избиения свидетели опознали. 

На пятой минуте видео, как следует из зачитанных прокурором свидетельств, один из заключенных сел на пол со словами: "Я все сказал. Хотите – бейте, я все сказал". На девятой минуте другой заключенный обратился к сотруднику, ударившему его "в нижнюю часть спины": "У меня же почка больная, ты знаешь".

"На 11-й минуте мужчина, стоящий около стены, сам бьется головой о стену и падает на пол", - продолжил представитель обвинения

При этом, добавил он, старший оперуполномоченный ИК-1 вместе с сотрудниками спецназа "скручивают осужденного, не давая ему нанести себе телесные повреждения", а один из сотрудников "наносит удар по спине находящегося в полусидящем положении мужчины". В конце концов стороны договорились не зачитывать все показания, поскольку они повторяют друг друга.

Отметим, что присутствовавшие на заседании свидетели подтвердили, что давали озвученные показания.

Юрист: показания свидетелей вызывают сомнения

Поскольку сегодня последний из обвиняемых в избиении заключенных в 2012 году признал вину, эти события "с точки зрения доказывания перешли уже в формальную фазу", рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Андрей Сабинин, представляющий потерпевших в рамках правозащитного проекта "Зона права".

"Особой сложности для суда они представлять не будут", - уверен адвокат.

В то же время Сабинин обратил внимание, что показания как потерпевших, так и сотрудников УФСИН "в достаточной мере разнятся с теми, которые они давали на предварительном следствии".

Он предположил, что потерпевшие, которые продолжают отбывать наказание, "каким-то образом зависят от воли руководства учреждения, где они содержатся", и этому руководству "невыгодно поднимать тему насилия в колонии".

"Либо они зависят от кого-то по понятиям. Эта ситуация объяснима, - добавил Собянин. –Что касается сотрудников УФСИН, которые почему-то забыли, что говорили на следствии меньше года назад, то это вызывает вопросы. Тем не менее на заседании все затруднения были устранены".

ОНК: жалоб по поводу внеуставных отношений из ИК-1 не поступало

Представитель ОНК Калмыкии, протоиерей Анатолий Скляров заверил корреспондента "Кавказского узла", что после убийства Батырева в ИК-1 наблюдается "заметное улучшение".

"Осужденные ведут себя более расковано, свободно. Хотя особых страхов и ужасов я и раньше у них не видел. Спокойно сидят: кто хочет – работает, кто не хочет – не работает. Порядок соблюдается. У них есть право обращаться с жалобами, писать письма. Мы, со своей стороны, проверяем; если надо – реагируем", - рассказал член ОНК.

По словам Склярова, он еженедельно проводит службы в калмыцких колониях, поскольку является священником.

"В ИК-1 раз в две недели бываю точно", - уточнил он.

В составе ОНК, куда он был отобран в 2016 году, Скляров посещает колонии примерно раз в квартал.

"ИК-1 последний раз мы посещали прошлым летом. Жалоб по поводу внеуставных отношений пока не поступало", - заявил наблюдатель.

Источник: Кавказский Узел
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Бадмхалгаев Валерий Бадмхалгаев Валерий
4 апреля 2017 в 18:35

спасибо всем , кто занимался этим делом и помогли привлечь сотрудников ик 1 . Вы занимаетесь очень нужным делом. Добра Вам . и процветанья

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы