Cтавропольский "Яблочник" пропал в силовых структурах

Сегодня утром в Ставрополе сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД (Центр Э) провели обыск в квартире руководителя местного «Молодежного «Яблока» Кирилла Бобро, после чего увезли его, рассказали «НГ» в партии. Связи с Кириллом Бобро нет, в УВД Ставрополя не располагают информацией о его местонахождении, утверждает адвокат активиста Виталий Зубенко.

«У Кирилла прошел обыск, который закончился примерно в 13.00 (МСК). После чего он был увезен сотрудниками полиции в неизвестном направлении. Где он сейчас, мне не могут объяснить даже в Управлении внутренних дел Ставрополя. Со слов Кирилла, в куртке, которая висела в прихожей квартиры, сотрудники Центра Э изъяли пакетик с неким веществом зеленого цвета, за шкафом – пакетик с веществом розового цвета. Разумеется, единственная возможная версия – всё это было подброшено», – сказал адвокат.

По его словам, полицейские около часа не могли попасть в квартиру Бобро, который отказывался открывать дверь до приезда адвоката: «Если бы вдруг у него было что-то запрещенное в квартире, за это время вполне можно бы было избавиться. К тому же мы с ним много раз говорили о возможности обыска». Зубенко добавил, что давно знает Кирилла Бобро и уверен, что активист не мог употреблять или хранить запрещенные вещества. По его мнению, мероприятия ставропольских полицейских политически мотивированы.

Это не первый конфликт ставропольского отделения активистов «Молодежного «Яблока» с местными силовиками. В феврале Кирилла Бобро арестовали на трое суток после проведения пикетов у здания Управления ФСБ по ставропольскому краю (ему вменили статью 20.2 КоАП – «нарушение установленного порядка организации либо проведения пикетирования»). Суд посчитал, что об акции надо было уведомить заранее, признав одиночные пикеты публичным мероприятием, так как три человека, участвующие в них, были объединены общей организацией и общей идеей. «Яблочники» вышли с пикетами к ФСБ, так как накануне под предлогом проверки лицензии на оружие сотрудники ведомства пришли домой к родителям соорганизатора митинга памяти Бориса Немцова Анастасии Антонец и попросили их предупредить дочь о возможных негативных последствиях акции и требованием, чтобы Антонец написала заявление об отказе от проведения митинга и прекратила дальнейшую политическую деятельность.

Кроме того, по словам Виталия Зубенко, в настоящее время им готовится жалоба в Европейский суд по правам человека в связи с привлечением к административной ответственности пятерых членов ставропольского «Молодежного Яблока» (Анастасии Антонец, Кирилла Бобро, Романа Фатулаева, Татьяны Глинберг и Артема Сагайдакова) за участие в серии одиночных пикетов против принятия Госдумой РФ закона о декриминализации семейного насилия.

Лидер «Яблока» Эмилия Слабунова в феврале обращалась к директору ФСБ Александру Бортникову с просьбой привлечь к ответственности сотрудников ведомства, оказывающих давление на активистов партии в Ставрополе. «Мы убеждены, что это является свидетельством продолжения преследования Кирилла Бобро за его общественную и политическую активность в регионе, – говорит заместитель председателя партии Николай Рыбаков. – Это недопустимое использование силовых структур в политической борьбе. Вместо того чтобы вступать в диалог с оппозицией, власти продолжают запугивать и преследовать. Мы будем оказывать Кириллу всевозможную поддержку и добиваться его безопасности», – сказал Рыбаков.

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека