«Меня, боевого офицера, поставили уборщиком туалетов»

Хрусталев Сергей Владимирович

Справка «Новой

Хрусталев Сергей Владимирович, 1956 г.р., капитан 1-го ранга, начальник 69-го ремонтного завода ракетно-артиллерийского вооружения Минобороны РФ в г. Калининграде. В 2005 году осужден по ч. 4 ст.160 (присвоение или растрата) УК РФ к 10 годам 10 месяцам лишения свободы в колонии общего режима. Своей вины Хрусталев не признал.

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

«В колонии я был с 2005 по 2010-й г.г., четыре года и восемь месяцев. Там я работал электрослесарем. В лучшем случае там мне платили среднюю зарплату в районе 2000—2500 рублей в месяц. За добросовестное отношение к общественно-полезному труду и за положительное отношение к установленному отбыванию наказания в августе 2010 года меня перевели в колонию-поселение в ИК-7 (ФКУ ИК-7 Калининградской области — мужская колония общего режима. Лимит наполнения 1264 человека. В учреждении есть участок колонии-поселения с лимитом наполнения 25 человек. — Е.М.)».

Из рукописи Сергея Хрусталева: «Анатомия жизни российской зоны. Поиск смысла неволи»:

«Сама колония-поселение при ФКУ ИК-7 г. Гвардейска (Калининградская область) представляет собой переменное количество заключенных (25—30 человек), профиль — многократно судимые (3/4), а также группа «золотых телят» из первоходов, которые сами имеют или их родители соответствующий доход, позволяющий заплатить 400—200 тысяч рублей за перевод с «общего» режима в условия колонии-поселения. Чтобы платежеспособные клиенты не уходили в ФКУ КП-12 п. Славинск (про­филь: впервые судимые), их в нарушение право­вой нормы (ч. 2 ст. 80 УИК РФ) оставляли в среде многократно судимых рецидивистов (1/4). В течение 3—4 месяцев готовили пакет документов и за дополнительные 200 тысяч рублей отправляли на УДО. Этот «коктейль» из наглых, распущенных, «борзых» телят» (свобода которых оплачена) и криминальной субкультуры представляет вечно бурлящую и подогретую среду пьяных, обдолбанных и невменяемых осужденных. Так как данную ситуацию создал сам начальник в содружестве со своими начальниками из УФСИН РФ по Калининградской области и прокуратурой по надзору, демонстрируя «ложный» контроль и «воспитание» ежемесячно отлавливая по 3—5 «многоходов» и отправляя их назад в зону на «реабилитацию», то ни разу с 2010 по 2013 г. взад не был отправлен кто-либо из «телят». Начальник имеет прямую заинтересованность в отправке на зону «многоходов», заполняя их места «телятами». Этот «конвейер», организованный начальником и его окружением, работает слаженно и отработанно, и можно только представить, какие деньги находятся в обороте этой группы и их «крышующих».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

«На поселении я сначала был пекарем, потом начальство решило меня нагнуть, перевели уборщиком туалетов, на должности состоял дневального, потом — рабочий по уходу за свиньями, потом — уборщик в пекарне. Выше уборщика пекарни я по своей служебной лестнице там не попал, хотя в колонии я работал электрослесарем».

Из рукописи Сергея Хрусталева: «Анатомия жизни российской зоны. Поиск смысла неволи»:

  • офицеру (капитану 1 ранга) с выслугой в ВМФ РФ 39 лет;
  • самому пожилому (58 лет);
  • единственному с высшим образованием;
  • единственному, имеющему государственные и боевые награды (Египет-1975 г; Ангола-1983 г; Алжир-1999 г.).
  • справляла естественные надобности мимо унитаза («сажала розочки»);
  • окурки демонстративно разбрасывала по всей территории колонии-поселения;
  • после уборки мною столовой, душа, туалета, они вскрывали их после 23.00 часов и устраивали «праздник души», после чего я повторно, ночью, все объекты убирал заново;
  • «доверенный» начальника зэк Р. практически каждый вечер нажирался, как «свинья», нафаршированный алкоголем и наркотиками, и рвотными массами покрывал жилые помещения, что вынуждало в ночное время вымывать эту блевотину.

«Десятилетиями пенитенциарная система России насаждала негласные понятия, что всю грязную работу, включая мытье туалетов, чистку канализации, вынос параши, выгребание фекалий, выполняют лица из числа «неформалов, опущенных, петухов», т.е. зэков, добровольно или принудительно ставших представителями нетрадиционной сексуальной ориентации, и вот эту работу начальник приказал выполнять мне: Признаюсь, после 7 лет нахождения в зоне мне не хватило мужества и принципиальности отказаться от иезуитских происков начальника в виде этой работы, и на оставшиеся 5 лет переехать на режим, я очень соскучился по детям, которых не видел 7 лет, и жизненная ситуация требовала, чтобы я был с ними рядом. И ради них я обрек себя на морально-нравственные пытки вышеуказанной преступной субкультурой, которая по указанию начальника умышленно: Естественно, рабочий день у меня в нарушение норм Трудового кодекса РФ был без выходных — с 6.30 до 23.00 часов, а с учетом ночной уборки — продолжительностью по 18—19 часов».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

— В ходатайстве о реабилитации на имя Верховного главнокомандующего ВС РФ, президента РФ В.В. Путина вы пишете: «Военные в местах лишения свободы в большой цене, чем больше вы устанавливаете им денежное довольствие, тем выше устанавливается размер взятки с военных за УДО. В апреле 2011 г. начальник колонии-поселения полковник в/с Сергей Макаров установил размер «отката» за досрочное освобождение в размере 1,5 млн рублей».

— Это он с меня потребовал полтора миллиона. Кто-то уходил за 100 тысяч, кто-то за 200, кто-то за 300 тысяч. А с меня такая сумма была запрошена, потому что у меня экономическая статья. Хотя были коммерсанты, с которых брали до трех миллионов. Конечно, лично начальник не предлагал, он через своих особо доверенных осужденных, которые подходили ко мне и передавали эту информацию: «Хочешь условно-досрочное? Вот такая-то сумма, пожалуйста». Через своих ссученных зэков. Напрямую они остерегаются. Никто без денег на условно-досрочное не уходил, только за деньги.

Еще в обращении к Путину вы пишете, что руководство колонии-поселения ФКУ ИК-7 Калининградской области «исповедовало следующие «пути» исправления личности: 1. Взятка; 2. Активное участие в ремонте и строительстве объектов личной недвижимости». О какой недвижимости идет речь?

— Это недвижимость работников колонии, всего начальствующего состава, начиная от начальника и кончая всеми его замами. По моим заявлениям о преступлении в прокуратуру и в ФСБ было возбуждено уголовное дело, по которому в прошлом году осуждены два замначальника колонии — Павел Колыванов и Виталий Качараба за использование труда осужденных по ремонту личных объектов недвижимости — их собственных домов. Но сроки они получили, конечно, смешные. Один отделался условным наказанием и штрафом 100 тысяч рублей, а второму дали всего лишь год и два месяца в колонии-поселении.

Из материалов уголовных дел:

«В марте 2015 года на территории колонии № 7 Качараба В.М. договорился с одним из осужденных о том, что за взятку в виде четырех покрышек на колеса для его автомобиля поспособствует получению последним ежегодного отпуска. Реализуя задуманное, подсудимый ходатайствовал перед начальником учреждения о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска осужденному, которому ежегодный оплачиваемый отпуск и так был положен в силу п. «б» ч.1, ст. 97, ч.4, ст. 104 УИК РФ. После этого осужденный, находясь в отпуске, приобрел в г. Калининграде четыре покрышки, стоимостью 9800 рублей, и передал их в качестве взятки Качарабе В.М»… «В октябре 2013 года Колыванов П.А., являясь заместителем начальника ИК № 7 в Гвардейске, предложил одному из осужденных купить щебень для особняка, который замначальника ИК № 7 Колыванов П.А. строил себе. В обмен на это Колыванов П.А. пообещал заключенному перевод на «более достойную» работу. Колыванов П.А. в 2014—2015 годах из личной заинтересованности незаконно использовал труд граждан, отбывавших наказание на участке колонии-поселения. Колыванов, используя зависимое положение указанных лиц, привлек 12 человек для выполнения различных работ при строительстве своего индивидуального жилого дома в поселке Знаменске Гвардейского района».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

— А сколько заключенных работало на этих стройках?

Работало каждый день от 2 до 10 человек. Их утром привозили на машине, а вечером забирали обратно. Их никто там не кормил. В лучшем случае давали деньги на сигареты. Назад приезжали и уже в колонии питались. Да никто этих зэков на стройке не охранял, под ответственность замов все было. Вы же понимаете, что осужденные к ним ехали с целью условно-досрочного освобождения. То есть они специально подбирали таких, которых держали на поводке за предоставление различных тюремных льгот — условно-досрочного освобождения, выездов к родным и близким на выходные дни, снятия взыскания, вынесения поощрения и прочее. Просто так поощрения в колонии никто не дает, надо обязательно оказать какую-то личную услугу. За добросовестное отношение к делу, за соблюдение дисциплинарной практики, за примерное поведение никто поощрения не выносил. А если нету поощрений, то, естественно, и суд говорит: не достоин досрочного освобождения. То есть поощрения можно было получить только путем работы на личных объектах недвижимости работников колонии.

Стройки этих объектов происходили с момента моего прибытия в 2010 году по лето 2015 года. Пока их не задержали. То есть в течение 5 лет.

После их задержания другие уже опасались, и во второй половине 2015-го и в течение 2016 года привлечения осужденных на строительство и ремонт своего жилья не производили.

Еще вы написали, что заключенные занимались ремонтом личного автотранспорта сотрудников колонии. Где происходил ремонт машин сотрудников ФСИН?

— На территории колонии-поселения. Пригоняли личные машины, и зэки их ремонтировали.

Это были хорошие легковые машины. Иномарки. Тюремщики на плохих машинах не ездят.

Из рукописи Сергея Хрусталева: «Анатомия жизни российской зоны. Поиск смысла неволи»:

Полковник, замначальника по МТО (материально-техническому обеспечению) изобрел новое направление своего черного бизнеса — он покупает старые, разбитые, ржавые джипы («Ленд Крузеры», «Паджеро»), а механики из зэков восстанавливают — красят, шпаклюют. После капремонта замначальника для вида 2—3 недели на нем делает обкатку и толкает с наваром до $10 000, а по завершении работы, чтобы спрятать концы о привлечении зэков к самообогащению, зэков, ремонтировавших машины, водворили в ШИЗО и отправили в другую зону».

Вы пишете, что для того, чтобы на выходные выехать к семье, нужно было заплатить 2,5 тысячи, ежегодный отпуск — 20 тысяч. А как эта система работала? Как осуществлялась передача денег?

— Деньги отдавались непосредственно тем лицам, которые организовывали и оформляли эти отпуска. То есть деньги отдавались двум заместителям — Качарабе и Колыванову. Они были наиболее алчные и попали под уголовное преследование. Они открыто брали деньги. Качараба брал 2,5 тысячи за выезд, а Колыванов брал 5 тысяч.

Наличными брали, никаких переводов на карточку. То есть один на один к ним подходили, отдавали деньги, и таким образом они предоставляли отпуска. Это в колонии запрещено заключенным иметь деньги на руках, а в колонии-поселении разрешается. И зарплату выдают наличными, а не на счет, как в колонии. Да и родные, и близкие привозили, давали.

Вы утверждаете, что за обращения в прокуратуру, в правозащитные организации заключенные водворялись в ШИЗО?

— Да, за обращение в прокуратуру меня на Новый год водворили в ШИЗО. Я как раз писал в прокуратуру по поводу всех этих безобразий: взяточничества, поборов, принуждения к работам с нечистотами, с говном, грязью, свиньями и прочее.

Из рукописи Сергея Хрусталева: «Анатомия жизни российской зоны. Поиск смысла неволи»:

«За семь лет скитаний по зонам и тюрьмам мне довелось сидеть во многих мрачных подземельях, но ШИЗО начальника (в ФКУ ИК-7 г. Гвардейска) это что-то: черные, грязные, заплесневелые стены; тараканы и клопы, а в ночное время скопище кровососущих комаров, пол в ямах и провалах, по которому ходить невозможно, слабый напор воды не смывает в унитазе нечистоты, наполняя камеру нестерпимым зловонием. <...> Я вышел спустя 7 суток полностью деморализованный и опустошенный, а провести там 5—11 месяцев подряд и избежать суицида — это проявление стойкости, упрямства и жизнелюбия российского зэка. В последний день нахождения в ШИЗО начальник с утра заявился и произнес загадочную фразу угрожающим голосом с иезуитской улыбкой: «Хрусталев, выйдя отсюда, пожалеете, что не остались». Начальник заменил пытку физическую (телесную) на морально-нравственную. Отправил работать уборщиком туалетов».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

— Многих заключенных заставляли работать уборщиками?

— Основная масса не противодействовала противоправным действиям, по­этому за 5 лет, что они меня преследовали, такой был только я один. Остальные все соглашались с теми правилами и условиями, которые они там творили.

А кем вы могли работать в колонии-поселении в силу вашей специальности, специализации?

— Водителем мог работать, электромехаником, слесарем, каменщиком, плотником, кем угодно. То есть весь спектр рабочих специальностей мне знаком, и я имею соответствующую квалификацию.

Начальником колонии-поселения по-прежнему является Сергей Макаров?

— Нет, его сняли с этой должности в 2015 году, но… потом отправили начальником в ИК-4 в Белгородскую область. Сняли его в том числе после моих жалоб. А вот его заместитель Рябоконь пошел на явное повышение, на полковничью должность начальника в 5-ю колонию в Калининградской области.

Почему заместителя начальника Рябоконя вы называете барыгой?

— Рябоконь непосредственно руководил колонией-поселением, то есть все заключенные непосредственно подчинялись ему. Машины пригонял свои в ремонт, осужденные ему строили дома, бани, сауны, бассейны рыли ему.

После того как Макарова сняли, Рябоконя перевели, Качарабу посадили — ситуация в колонии-поселении улучшилась?

— С новыми руководителями ситуация как бы улучшилась. Осужденных перестали забирать на объекты, перестали их привлекать к этим работам. Но денежные поборы за условно-досрочное освобождение продолжились, скрытно уже, очень избирательно и точечно.

А какие суммы?

— Суммы примерно такие же и остались.

Из ходатайства о реабилитации на имя Верховного главнокомандующего ВС РФ, Президента РФ В.В. Путина:

«В связи с тем, что вышеуказанные чиновники от юстиции превратили полномочия от государственной власти в личную собственность и, как следствие, к бесповоротному растлению осужденных и их полному моральному разложению, в целях гражданского протеста, я в 2013 году письменно отказался от всех орденов и медалей, государственных и боевых наград и отправил их в адрес Вашей администрации».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

— Да, отправил в администрацию президента все свои ордена и медали.

Вам пришел оттуда ответ?

— Нет, никакого ответа не было. Они все это переслали в Федеральную службу исполнения наказаний в Москву, и те прислали отписку, что поступило обращение с возвратом орденов и медалей, проведена проверка по изложенным мною фактам, никаких нарушений по данному обращению не выявлено.

А какие у вас были ордена и медали?

За все боевые действия в Египте, в Анголе, в Алжире и юбилейные медали. Я с 1973 года служил по 2005 год в военно-морском флоте. Там было около 15 орденов и медалей, точно не помню.

Из ходатайства о реабилитации на имя Верховного главнокомандующего ВС РФ, Президента РФ В.В. Путина:

«В 2013 г. и 2015 г. я вскрыл себе вены рук и объявил голодовку, так как существовать в виде «собаки, погруженной в дерьмо», невозможно. В 2016 г. отказался от получения пенсии, как уважающий себя человек, считаю недостойным получать подачки от государства, тюремная власть которого из алчно-корыстных побуждений унижает честь и достоинство личности».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

— В обращении к президенту Путину вы пишете, что «раз государство, которое вы возглавляете, не уважает и не охраняет человека (ст. 21 Конституции РФ), и за это я подвергался пыткам, насилию, унижению человеческого достоинства обращению, у меня остался последний шаг как лица, «не вставшего на путь исправления», отказаться от Родины, этот шаг зависит от Вас».

Да, я официально направил письмо, что я хочу отказаться от российского гражданства.

Но по Конституции РФ лишить российского гражданства невозможно.

— Мне такой ответ и прислали, что «мы не можем вас лишить российского гражданства».

Из ходатайства о реабилитации на имя Верховного главнокомандующего ВС РФ, Президента РФ В.В. Путина:

«Товарищ Верховный Главнокомандующий! Вы в 2016 году сделали заявление, что патриотизм и есть наша национальная идея, я 11 тюремных лет проявлял верх патриотизма в форме долготерпения и беззаветной лояльности Вашему государственному строю, вопреки отсутствию нестяжательства и целомудрия Вашей тюремной власти, отраженные в «Основах государственной политики». Эти розовощекие тюремщики, воспитанные Вашим коррупционным строем, не понимают, что офицера, сформированного школой СССР, проще расстрелять, чем заставить унижаться и поддаваться их алчным побуждениям».

Из интервью Сергея Хрусталева «Новой газете»:

— Отказываясь от российского гражданства, гражданином какой страны вы бы хотели стать?

— Любой страны, где более или менее нормальные демократические институты. Любая страна, которая меня примет и выслушает мои мотивы. Но пока я россиянин. Я осматриваюсь, привыкаю к гражданской жизни. Но как только все свои вопросы решу по питанию, по жизнеобеспечению, буду пытаться выехать в какую-нибудь другую страну.

Вы сейчас работаете?

— Ну, нелегально работаю, подрабатываю. На стройках где-нибудь, извозом занимаюсь, водителем.

А не обидно вам, что такой работой занимаетесь?

— А что делать, у каждого своя судьба. Видно, мне написаны такие испытания.

Из ходатайства о реабилитации на имя Верховного главнокомандующего ВС РФ, Президента РФ В.В. Путина:

«Прошу Вас как гаранта Конституции РФ признать, что в отношении меня в период 2010—2015 гг. производилось преследование тюремной властью Вашего государства из коррупционных побуждений, лишение свободы не должно превращаться в унижение человеческого достоинства, и от имени государства принести мне извинение и реабилитировать мою честь, достоинство, имя».

P.S. Ответа от Верховного главнокомандующего ВС РФ, Президента РФ В.В. Путина на свое ходатайство Сергей Хрусталев пока не получил.

Источник: Новая Газета
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Очень странно, что не пришёл ответ!! Хороший человек, Сергей Хрусталёв....прочувствовали действие своей статьи практически на себе...

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы