«Я кричал, орал и терял сознание»: Улан-удэнец утверждает, что ему устроили страшные пытки в отделе полиции

Николай Янчук говорит, что дал признательные показания, поскольку был в шаге от смерти. По его словам, полицейские выбивали с него показания током, надевали на голову целлофановый пакет. 

Пытки продолжались более четырех  часов, от чего он несколько раз терял сознание.  Почти двое суток без еды мужчина провел в кабинетах и  коридоре  Октябрьского РОВД Улан-Удэ. По факту незаконного задержания и применения  пыток в РОВД  Николай написал заявление в следственный комитет и прокуратуру. 

Вот и съездили в Бар 

Первый день Белого месяца,  27 февраля,  для Николая Янчука начался  благополучно. Он с двоюродным братом гражданской супруги Ирины Андреем Сурановым и ее сыном утром выехал в село Бар Мухоршибирского района. Там у Ирины сменная работа, а после семи вечера  все вернулись в Улан-Удэ, где их ждали домашние дела – растопка печки, приготовление ужина. Договорились  с водителем машины, которая откачивает воду из выгребной ямы, поужинали  с соседями за праздничным столом.  В десять вечера проводили их и стали смотреть  телевизор. 

- Примерно в 23.50  к дому  подъехали сотрудники  Октябрьского РОВД. Они велели взять рабочие сапоги и поехать с ними в отдел для выяснения обстоятельств. Уже в РОВД сообщили, что в соседнем микрорайоне произошла кража, а  розыскная собака  привела  к нашему дому,  - рассказал Николай Янчук. 

Стражам порядка мужчина объяснил, что был в отъезде, но полицейские  не поверили. В наручниках вывели в коридор, крепко ударили в под дых  и сказали, что сейчас привезут его  родственников. Они-то, мол, сознаются в краже. 

Без регистрации 

Те же полицейские вернулись в дом за Романом и Андреем минут через 40. 

- Полицейские сказали, что  через час  сами привезут Николая. А тут без него и за нами. Сказали, как и Николаю, для выяснения обстоятельств, заставили собрать рабочую  обувь, даже Ирины домашние ботинки.  В отдел запретили ехать на своей машине,  - вспоминает подробности злополучной ночи Андрей Суранов. 

В коридоре второго этажа РОВД  родственники  увидели  Николая с застегнутыми сзади наручниками. Они успели спросить друг у друга: «Что вообще происходит?».  

Андрей Суранов (слева) и Николай Янчук намерены добиваться справедливости. Фото автора.

«Валите отсюда, а то можем передумать» 

Николай увидит родственников только через двое суток, дома. Позже Николай  выяснит, что ни его, ни Романа  с Андреем не зафиксировали в журнале регистрации о прибытии и убытии в Октябрьском РОВД. В отделе  у Романа и Андрея  изъяли личные вещи, велели  ждать. По словам Андрея, два часа ожидания непонятно чего им показались вечностью. 

- В кабинете один из сотрудников всячески  оскорблял меня. Увидев, что я снял обувь, возмутился: мол, не положено. А у меня после перелома больные ноги, по назначению врача лечусь. В жизни не слышал столько ругательных слов в свой адрес. Полицейские угрожали,  что изобьют, вменят  мне  статьи за сопротивление сотрудникам ОВД, за распитие спиртных напитков в общественных местах, инкриминировали  еще какие-то статьи, о которых я даже не знаю. Между прочим, я человек непьющий, веду трезвый образ жизни,  работаю, - поведал Андрей Суранов о своем пребывании в отделе. 

Утром 28 февраля Андрей попросил полицейских, чтобы они вернули ему телефон или дали возможность позвонить на работу. Те обещали написать справку о содержании в РОВД. Однако Андрей ее так и не получил. 

- Сказали, чтобы мы скорее валили отсюда, пока они не передумали, - уточнил Андрей. 

В общей сложности в коридорах и кабинетах Октябрьского РОВД Андрей  и Роман провели почти сутки и по сравнению с Николаем отделались легким испугом. 

Пытали током

От произошедшего гражданская супруга Николая Ирина Зайцева до сих не может прийти в себя. 

- Когда увидела Николая,  я не узнала его. Весь бледный, не мог говорить, дрожал, он был в состоянии шока. А когда Николай  рассказал, что с ним сделали  в полиции, первое, что пришло в голову: «С ним могло случиться то же, что и с Никитой Кобелевым. Тот ведь умер от  побоев  полицейских», -  сообщила Ирина. 

Николай минута за минутой восстанавливает события тех злосчастных суток. 

Николай Янчук утверждает, что полицейские перекрывали ему кислород и били током. Фото автора.

- Ночь с 27 на 28 февраля  провел то в одном кабинете, то в другом или в коридоре, когда сотрудники отлучались. 28-го примерно в 10.00 меня завели в один из кабинетов. Там сказали, что мы с родственниками якобы ограбили дом и украли телевизионную приставку «Селенга» стоимостью в одну тысячу рублей. Требовали, чтобы я признался в этом. Потом  вывели в коридор. Там я  пробыл почти до семи часов вечера, - вспоминает Николай. 

Затем его снова вызвали на допрос. При этом, по словам подозреваемого, сотрудники полиции говорили ему: «Мы все равно докажем это преступление, повесим его на тебя или твоих родственников». 

- Их было четверо. Один из них достал наручники, полиэтиленовый пакет. Сказал, что теперь нам никто не помешает - начальство ушло, вся ночь впереди, и мы заставим тебя признаться в содеянном, - вспоминает  Николай. 

А дальше случилось самое страшное, о чем 35-летний мужчина рассказывает с дрожью в голосе. 

- Один из полицейских уложил меня на лавку животом. Двое сели на ноги, третий  держал руки со скованными наручниками, а четвертый, зажав мою голову ногами, надел на нее полиэтиленовый пакет и начал перекрывать кислород. После двух-трех раз я потерял сознание,  очнулся  на полу. Они смеялись: «Это только цветочки, а ягодки будут потом». А потом снова начались издевательства, и я снова потерял сознание. Когда пришел в себя, увидел, что один держит в руках электропровода для прикуривателя автомобиля. Надели на мою голову пакет и начали бить током. Я кричал, орал,  терял сознание. Я не мог больше выдержать такие страшные пытки, - говорит  Николай. 

Как вспоминает мужчина,  в очередной раз придя в сознание, он увидел, как один из полицейских подал ему бумагу для подписи. Николай говорит, что у него не было выбора, он испугался за себя и за жизнь родственников. 

«Повесили» 158-ю статью УК 

После признания с Николая сняли наручники, сказали, что теперь отпустят его родственников. Что и сделали. Уже около полуночи 28 февраля его отвели к следователю. Но перед этим, по признанию Николая, один из его мучителей  проинструктировал, что он должен рассказать следователю. 

- Я подписал признательные показания - на меня повесили 158-ю статью Уголовного кодекса, - уточнил Николай. - После допроса женщина-следователь вызвала адвоката, взяла с меня  подписку о невыезде, отпустила домой. Она пояснила, что завтра будет очная ставка на месте происшествия. 

Очная ставка 

После кабинета следователя Николай встретил в коридоре  оперуполномоченного, который, как показалось ему,  поджидал его. 

- Он сообщил, что домой  я не пойду, они расскажут, как  я должен вести себя на очной ставке. И до следователя они повезут меня на место происшествия.  Там опера планировали показать мне, через какое окно я  проник в дом, откуда взял телевизионную приставку и в какую сторону ушел, - рассказал Николай. 

Утром 1 марта автомобиль с ним и оперуполномоченными  подъехал к дому   раньше остальных машин. Один из полицейских зашел в дом, сфотографировал обстановку и показал снимки с внутренней планировкой. 

- Вот так я  взял  на себя преступление, которого не совершал, - вздыхает Николай. – Там же  в присутствии сотрудников РОВД хозяйке дома  отдал тысячу рублей за приставку. 

На этом его злоключения не закончились. Николая снова привезли в отдел для оформления мелких формальностей. 

- Напоследок опера наказали, чтобы я обо всем молчал, а то повесят на меня или моих родственников 105-ю статью, - подытожил Николай. 

Его  возили  в ДНТ «Серебряный бор». Это  в 1,5 - 2 км от его дома в поселке Горький. 

- Это почти  в  лесу, в сторону поселка  Зверосовхоз.  Летом два раза ходили туда за грибами, все ноги истоптали. Туда не то что пешком, на машине не проедешь, - пояснила Ирина. 

Жалоба на полицейских 

Николай  прошел судмедэкспертизу. Она заключила, что у него на наружной поверхности правого и левого лучезапястного суставов кровоподтеки полосовидной формы в виде сине-багровой припухлости. 

- Это следы от наручников. В полиции умные, умеют действовать, чтобы не оставлять следов. Током били через пакет, поэтому нет следов ожога. Сейчас у меня болят места побоев, головокружение, с трудом  глотаю, - уточнил Николай. 

Вечером 1 марта Николай написал заявление в прокуратуру Октябрьского района, 3-го – в следственный комитет. Следствие по жалобе Николая Янчука, Андрея Суранова и Романа Зайцева будет вести следователь следственного комитета Эрдэм Цыбденов.  Мужчины намерены добиваться справедливости, чтобы наказать сотрудников правоохранительных органов. 

- В отделе  сказали, что к нашему дому привела розыскная собака. Ее не было в машине полицейских. Не видел я и кинолога. Я просил, чтобы в камере слежения соседнего дома они посмотрели, были ли мы днем 27 февраля. Они проигнорировали. Такое чувство, что ради цифр для раскрытия преступления стражи порядка готовы на всё! - возмущается Николай. – В 2002 году я привлекался за подделку подписи на фактуре.  Сейчас я другой человек.  У меня семья, хорошая работа. Я законопослушный гражданин. 

Николай нанял адвоката для защиты своих прав.

По данному факту в МВД по РБ проводится служебная проверка, по результатам котрой будет принято правовое решение в соответствии с действующим законодательством.

Источник: infopol
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

7 комментариев

плясуля Юрий плясуля Юрий
13 марта 2017 в 15:22

К сожалению это наша повседневность! Держитесь люди!
Это уже правоохранительная система охраняет не наши с вами права ,а" их -нелюдей" право уничтожать нас самыми изощрёнными способами отточенными столетиями ! А мы пока только учимся противостоять им .

Начать надо с ОНК : кто там и в чем эффективность их работы....

олейник валерий олейник валерий
13 марта 2017 в 10:15

президент, парламент, суды - это одна команда, действия которой направлены на сохранения собственной власти. И единственный путь сменить власть - это выборы. Многие говорят что это бесполезно.Нет! Вода камень точит.Думайте о своих внуках и детях.

Бударина Раиса Бударина Раиса
12 марта 2017 в 20:19

Бедные те люди, которые имели судимость и чтобы где то не произошло будут стараться вешать дела на них. И вот таким образом выбивать признательные показания ради расскрываемости.ничего человеческого в людях этой системе не осталось.

Бударина Раиса Бударина Раиса
12 марта 2017 в 20:12

Садистам реальный срок и даже не обсуждается!!!

олейник валерий олейник валерий
12 марта 2017 в 16:57

очень хорошо,что есть интернет и такой сайт. Надо делиться такой информацией, и будет помощь несправедливо осужденным.

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
12 марта 2017 в 15:51

Надо чтобы люди сплотились и помогали друг другу!
Когда много людей будет против пыток и против произвола,то тогда и могут быть подвижки!!!!
Может подписи собирать?!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека