Арестованный по делу о взятке бывший следователь по особо важным делам признал свою вину

Бывший старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКР Александр Сорокин признал свою вину в получении взятки размером в 50 тысяч долларов, сообщает «Коммерсантъ».

Сорокин был задержан в начале декабря сотрудниками ФСБ при получении этих денег. В то время Сорокин расследовал дело о выводе 2,3 миллиарда рублей из банка «БФГ-Кредит» накануне отзыва у него лицензии. По версии следователей, деньги из этого банка выводились под видом выдачи кредитов компаниям-однодневкам. Бывший председатель правления банка Павел Дойнов скрылся от следствия и находится в розыске.

Как считают в правоохранительных органах, переданные Сорокину 50 тысяч долларов были половиной суммы, за которую он обещал одной из акционеров банка Тамаре Хорошиловой сменить ее процессуальный статус со свидетеля на потерпевшую.

Хорошиловой принадлежали 19,5% акций «БФГ-Кредит». По ее словам, из банка незадолго до отзыва лицензии были похищены принадлежавшие ей лично 44 миллиона долларов, которые были размещены на валютном счете.

Переговоры о деле с Сорокиным, по данным источников «Коммерсанта», вел адвокат Тамары Хорошиловой Вадим Мышлявкин. В течение ноября 2016 года адвокат и Сорокин встречались несколько раз, при этом позднее выяснилось, что все переговоры собеседники следователя записывали.

В начале декабря, по данным газеты, Сорокин сообщил, что выполнит просьбу за 100 тысяч долларов, но попросил передать всю сумму сразу. У Хорошиловой не было всей требуемой суммы. В итоге она решила, что ее планируют обмануть, и написала заявление в ФСБ, отмечает «Коммерсантъ».

Адвокат Сорокина Максим Пашков от комментариев отказался, сославшись на подписку о неразглашении. В Следственном комитете расследование комментировать не стали.

Источник: Телеканал Дождь
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека