Ответы Ильдара Дадина на ваши вопросы

Вопрос 1
kunst54:
Добрый день, Ильдар! Вы подвергли свою жизнь огромной опасности, перенесли жуткие мучения, но остались несломленным. Вы уверены сейчас, что не зря пережили это, что стоило так рисковать? С большим уважением, Влад.

Ответ
На самом деле, непосредственно после пыток я был сломлен.
Но я считаю, что важнее – упав, суметь подняться. Уверен ли я, что не зря пережил это, что стоило так рисковать? Да, уверен.

Во-первых, я считаю, что быть человеком – никогда не может быть «зря».

Во-вторых, нам (пока что) удалось заставить государственные органы признать частичную незаконность статьи 212.1 УК РФ.
Дальше мы будем добиваться полной отмены этой статьи, поскольку она антиправовая и антиконституционная.

В-третьих, мое письмо о пытках привлекло внимание к беспределу в карельских колониях.
Возможно, поможет прекратить пытки, избиения и унижения заключенных, издевательства над ними. Вместо того, чтобы показывать заключенным пример соблюдения прав и законов, эти права гарантирующих, сотрудники ФСИН Карелии, злоупотребляя властными полномочиями, сами совершали страшные уголовные преступления. Надеюсь, удастся привлечь их к ответственности и добиться, чтобы они понесли заслуженное наказание, так как, по моему твердому убеждению, именно неотвратимость наказания должна останавливать потенциального преступника от совершения преступления.

И.Дадин: Совесть говорит мне, что я должен остаться в России

Вопрос 2
Анастасия, студентка, Санкт-Петербург:
Считаете ли вы, что на земле существуют люди, которые заслуживают пытки, через которые вам пришлось пройти?

Ответ
Нет.
Если говорить о моральном аспекте, то каждому человеку, даже самому ужасному преступнику, надо гарантировать право на справедливый суд и соблюдение других его прав, иначе чем мы будем отличаться от него? Есть говорить о легальности таких мер, то следует вспомнить, что пытки законодательно запрещены на территории России: как Конституцией РФ, так и Европейской Конвенцией, которую Россия ратифицировала.

И.Дадин: Система, использующая варварские пытки, может сломать не менее 99% людей

Вопрос 3
Ольга Геннадьевна, пенсионерка, Москва:
Ильдар! Сидя в застенках, Вы чувствовали поддержку извне, простых людей? Что давало Вам силы держаться и не упасть духом?

Ответ
Да, чувствовал – в первую очередь именно поддержка простых людей и придавала мне сил, являясь для меня главной мотивацией, чтобы жить и бороться дальше; давала осознание того, что умирать пока рано и нельзя.
Я считаю всех людей, которые меня поддержали, своими друзьями, так как благодаря именно их поддержке я выжил. Хочу сказать им, что я их очень люблю и очень им благодарен.

Вопрос 4
Андрей, исследователь, Беларусь, Минск:
Что помогало выдержать давление? Какие мысли, воспоминания?

Ответ
Я хотел, чтобы люди узнали правду о садистском произволе со стороны сотрудников ФСИН в отношении осужденных, который творится в карельских колониях.

И.Дадин: Я сам хотел пройти проверку на детекторе лжи

Вопрос 5
Роман, бизнес, Саратов:
Ильдар, почему Вы отказались от «детектора лжи» по вопросу о пытках в колонии?

Ответ
Это очередная ложь со стороны ФСИН.
Я не только не отказывался, а, наоборот, просил предоставить мне возможность пройти проверку на полиграфе, но только с участием адвоката. Я знал, что подобные проверки, если они показывают невыгодные для ФСИН результаты, очень часто «теряются» и «пропадают», и хотел, чтобы рядом находился адвокат, который мог бы зафиксировать результаты проверки. Я сам хотел пройти эту проверку на детекторе лжи, поскольку был всячески заинтересован в любом доказательстве, подтверждающем правдивость моих слов. Но мне эту проверку предложили только в отсутствие адвоката, при том, что в этот день (8 ноября 2016 года) адвокат Ксения Костромина стояла у стен колонии, и её не пускали. Это подтверждает соответствующий документ, подписанный прокурором В.В. Побединским.

В этот же день я написал ходатайство о том, чтобы пройти полиграф с участием адвоката.
Это ходатайство было удовлетворено следователем Буряниной, однако специалиста-полиграфолога больше ко мне не присылали.

Вопрос 6
Ирина, пенсионерка, Ростов на Дону:
Как, по-вашему, можно ли изменить систему бесчеловечности в тюрьмах?

Ответ
Изменить эту бесчеловечную систему, по моему мнению, можно.
Для этого нужно, чтобы откровенных садистов, обнаглевших от своей безнаказанности, привлекли к ответственности, поскольку сейчас они полностью уверены, что система их всегда прикроет (так и происходит, что показывают прошедшие по жалобам заключенных карельской ИК-7 многочисленные «проверки» и отказы в возбуждении уголовных дел, вынесенные сегежским следственным отделом). Стоит только садистам, вроде начальника колонии ИК-7 Карелии Сергея Коссиева, попасть за решетку – остальные будут остерегаться столь нагло и цинично вытирать ноги о права человека. Пока что они по-прежнему занимают свои места, не понесли никакого наказания за свои преступления и продолжают заниматься пытками. Подчеркну: главное, чего нужно добиваться, это чтобы ответственность садистов за совершенные преступления была неотвратимой, именно этот пример, по моему мнению, должен останавливать других садистов-начальников колоний от повторения совершения подобных преступлений.

И.Дадин: Я хотел, чтобы люди узнали правду о садистском произволе

Вопрос 7
Виктор, предприниматель, Казань:
Ильдар! Привет! Скажи, пожалуйста, на самом деле «сломать» в тюрьме могут любого человека?

Ответ
Мне кажется, система, использующая варварские пытки, может сломать не менее 99 процентов людей, попавших туда.
Я знаю, что на самом деле пытки происходят не только в колониях Карелии. Когда меня только освободили из колонии ИК-5 в Алтайском крае, и мы на такси ехали из Рубцовска в Барнаул, местный водитель рассказал, что в одной из колоний Алтайского края летом убили его брата: после избиения произошел разрыв селезенки, после чего ещё живого человека отправили в морг, где он замерз в «холодильнике». Также мне рассказывали об избиениях и подвешиваниях, вплоть до убийств наиболее принципиальных заключенных, в колониях Брянской области. Кроме того, со слов правозащитников и жены я знаю, что пытки существуют в Свердловской области, Кировской области, других регионах.

Я знаю, что у садистов от ФСИН есть большой арсенал издевательств над людьми – это и пытки холодом, когда ты находишься в камере, в которой невозможно спать из-за постоянных судорог; это и бесчеловечные унижения, когда тебя сажают в помещение, где забит унитаз и раковина, при попытке справить нужду все испражнения выливаются на середину комнаты, и нужно убирать их чуть ли не голыми руками; это и прямое физическое воздействие – избиения, подвешивания за скованные за спиной руки.
Сотрудники этой так называемой «исправительной» системы делают все, чтобы человек перестал чувствовать себя человеком, а почувствовал скотом, начиная с таких простых вещей, что лишают тебя возможности пользоваться туалетной бумагой, и заканчивая угрозами изнасилования, после которых ты готов вообще подписать любые сфальсифицированные документы, только чтобы этого не произошло. Также хочу отметить пытки голодом – с одной стороны, избивают за попытки начать голодовку, причем, избивают очень жестко, до полусмерти (избивали не только меня, но и другого человека, я это слышал, напротив 20 камеры ШИЗО, 28 сентября 2016 года); с другой стороны, кормят впроголодь, из-за чего длительное время испытываешь постоянный голод и мучения. Я только в феврале, целый месяц после того как уже был в колонии Алтайского края, наконец перестал чувствовать голод.

Вопрос 8
Галина Никифорова:
Ильдар, из России Вы уезжать не собираетесь, а чем собираетесь заниматься? Как будете бороться с пытками в ФСИН?

Ответ
В первое время после того, как я перенес пытки, я действительно думал, что надо уезжать из России.
И хотел призывать других людей делать это (и призываю сейчас), потому что страшно жить в стране, где в любой момент тебя могут схватить и подвергнуть избиениям, истязаниям, издевательствам – всего лишь за принципиально мирные, ненасильственные действия.

Но потом я понял, что совесть не позволит мне уехать на долгие годы, потому что я могу сбежать, а другие люди, которые остаются в колониях Карелии – не могут, и будут подвергаться мучительным пыткам и избиениям.
Поэтому совесть говорит мне, что я должен остаться здесь, чтобы защитить других, может быть, даже снова пройти через эти страдания.

Как бороться с пытками?
Сейчас пока что есть стратегический план – нужно добиться, чтобы садисты, которые занимаются пытками, были привлечены к ответственности и понесли заслуженное наказание. Каким образом будем этого добиваться, будет понятно, когда я поговорю с правозащитниками.

Я знаю, что уже сейчас ведется большая работа по обеспечению адвокатами всех пострадавших от пыток в Карелии, причем не только в колонии ИК-7, где находился я, но и в других исправительных учреждениях.
Подаются заявления о преступлениях, и хотя сначала сегежский следственный отдел сначала отказал в возбуждении уголовных дел по этим жалобам, сейчас прокуратура Карелии отменила постановления об отказах по жалобам Анзора Мамаева, Хазбулата Габзаева, Зелимхана Гелисханова. Будем рассчитывать на возбуждение уголовных дел против садистов из карельского ФСИН.

И.Дадин: Непосредственно после пыток я был сломлен

Вопрос 9
fomenko_ai:
Ильдар, по вашему мнению, перемены придут снизу или сверху?

Ответ
Если речь идет о переменах к лучшему, то могу сказать, что, наверное, без личного, непосредственного участия каждого из честных, порядочных россиян такие перемены не наступят.
Уверен, они могут прийти только снизу. При существующем сейчас в России режиме сверху может производиться только «закручивание гаек» — тоже перемены, но, увы, они не радуют.

Вопрос 10
Роман, ит в банке, Волгоград:
На какие средства живут политические активисты, Вы в частности?

Ответ
Честные и порядочные гражданские активисты живут, очевидно, только на свою зарплату.

Часто людей, которые выходят на митинги и пикеты, обвиняют в том, что они «не работают», потому что много времени тратят на пикетирования.
Но ходить на акции протеста можно на выходных, а с понедельника по пятницу работать.

Что касается меня, то я, конечно, работал, и потом в том числе заработанные деньги тратил на гражданскую активность – то есть, например, за свои деньги покупал билеты и ездил в различные регионы России как наблюдатель на выборах.

Когда сидел под домашним арестом, то покупать еду помогали друзья и жена (тогда ещё моя девушка), а за квартиру я не платил (в долг платили родители) и вещи не покупал.
Сейчас снова надо будет искать работу. Увы, «иностранные спонсоры» денег не высылают, и даже Госдеп печеньками не балует.

Источник: Эхо Москвы
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Новый проект ОНК.РФ мне кажется очень перспективным.  Я посмотрел на новый сайт (который, я замечаю, пока находится в стадии тестирования) и всё выгладит очень профессионально и всеобъемлюще.  Особенно впечатляет открытость сайта и система прямого обращения между членов ОНК и посетителями сайта, это обязательно поможет всем лучше понимать роль и деятельность общественных наблюдательных комиссий.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"