Деятели культуры и правозащитники поддержали Зою Светову и Елену Абдуллаеву

© Павел Головкин / AP / ТАСС

Сегодня, 1 марта, десятки правозащитников, журналистов, а также писателей, драматургов, филологов, критиков и других деятелей культуры выступили с заявлением, в котором выразили солидарность с правозащитнцами Зоей Световой и Еленой Абдуллаевой, у которых накануне прошли обыски.

COLTA.RU приводит заявление полностью:


28 февраля в квартире журналистки и правозащитницы Зои Световой одиннадцать часов длился обыск. Сотрудники ФСБ продемонстрировали безукоризненную верность традициям своего ведомства. В квартиру вошли обманным путем, обыскивать начали без адвокатов, основанием для обыска была заявлена «проверка обстоятельств легализации денежных средств» в рамках дела ЮКОСа 2003 года!

В тот же день под надуманным предлогом прошел обыск у координатора проекта «ГУЛАГу нет» Елены Абдуллаевой.

Отечественная история научила нас хорошо читать интертекст и чутко откликаться на прозрачные намеки.

В данном случае все слишком очевидно. Тридцать лет назад такой же обыск проходил в доме родителей Зои, известных диссидентов Феликса Светова и Зои Крахмальниковой, которые провели несколько лет в ссылке. Подержав в руках хранящиеся в семейном архиве протоколы того обыска, руководитель нынешнего составил аналогичный документ. Потомственные охранники пришли к потомственным правозащитникам.

Мало кто сомневается, что причина обысков у Световой и Абдуллаевой одна — их профессиональная деятельность, их гражданская позиция; одна и цель — устрашить их и всех нас.

Мы выражаем свою солидарность с Зоей и Еленой и готовы защищать их так же неотступно, как они защищают наши общие права.

Людмила Алексеева, правозащитник
Максим Амелин, поэт, переводчик
Александр Архангельский, писатель
Лия Ахеджакова, актриса
Елена Баевская, переводчик, преподаватель
Ирина Балахонова, издатель
Нуне Барсегян, писатель, психолог
Леонид Бахнов, писатель
Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель, филолог
Валерий Борщев, правозащитник
Алла Боссарт, писатель
Ольга Варшавер, переводчик
Алина Витухновская, писатель
Марина Вишневецкая, писатель, сценарист
Сергей Гандлевский, писатель
Алиса Ганиева, писатель
Александр Гельман, драматург
Катерина Гордеева, журналист
Варвара Горностаева, издатель
Сергей Давидис, юрист
Виталий Диксон, писатель
Олег Дорман, кинорежиссер
Ксения Драгунская, драматург, прозаик
Денис Драгунский, писатель
Ольга Дробот, переводчик
Евгений Ермолин, критик, историк культуры
Виктор Есипов, поэт, литературовед
Наталья Иванова, писатель, критик
Виктория Ивлева, журналист
Игорь Иртеньев, писатель
Геннадий Калашников, поэт
Тимур Кибиров, поэт, прозаик
Ирина Левинская, историк
Наталья Мавлевич, переводчик
Глеб Морев, журналист, филолог
Алексей Моторов, писатель
Владимир Мощенко, писатель
Александр Подрабинек, журналист
Лев Пономарев, правозащитник
Ольга Романова, журналист, правозащитник
Лев Рубинштейн, писатель
Никита Соколов, историк
Ольга Седакова, писатель
Владимир Сотников, писатель
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), писатель
Мария Степанова, поэт, журналист
Любовь Сумм, переводчик
Ирина Сурат, филолог
Лев Тимофеев, писатель
Людмила Улицкая, писатель
Игорь Харичев, писатель
Елена Чижова, писатель
Мариэтта Чудакова, писатель, литературовед
Григорий Чхартишвили, писатель
Татьяна Щербина, поэт, эссеист
Сергей Яковлев, писатель
Виктор Ярошенко, журналист, издатель

Источник: Colta.ru
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

2 комментария

ПОДДЕРЖИВАЮ!!!

об отсутствии оснований ограничения конституционного права на неприкосновенность жилища и частной жизни, и отсутствии процессуальных целей обращения за судебным разрешением на обыск, свидетельствует, то, что обыск был проведён лишь, спустя неделю после получения судебного постановления. Это свидетельствует - либо об отсутствии реальной необходимости проведения обыска, либо о попытке сфабриковать отсутствующие доказательства, поскольку, между датой вынесения судебного постановления о разрешении обыска 21.02.2017 года и датой проведения обыска 28.02.2017 года, была замечена подозрительная активность оперативных сотрудников ОУР ОМВД России по району Косино-Ухтомский г. Москвы, под окном находящейся на первом этаже квартиры по адресу г. Москва, ул. Оренбургская, , что не исключало попытку забросить в окно квартиры, в отношении которой получено разрешение на обыск, какой либо запрещённый предмет, с целью его дальнейшего отыскания.
Сам ход производства обыска, носил исключительно имитационный характер, имел целью унижение подозреваемого и членов его семьи путём вторжения в частную жизнь и нарушения права на неприкосновенность жилища; являлся местью за попытку защитить свои права и средством принуждения к отказу от заявления поданного против сотрудников полиции. Обыск не был направлен на отыскание, каких либо предметов, указанных в судебном постановлении. Более того, сотрудники полиции производящие обыск, лично подтвердили, что обыск осуществляется с целью устрашения и наказания членов семьи подозреваемого за их правозащитную деятельность и за принципиальную позицию в вопросе незаконного лишения свободы и применения физической силы к подозреваемому

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"