60 ударов дубинкой

В Калмыкии суд начал рассматривать дело в отношении семи сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний, которых обвиняют в причастности к смерти осужденного и в избиении заключенных. Речь идет о гибели 28-летнего Дмитрия Батырева в колонии №1 Элисты в ноябре 2015 года. По версии обвинения, сотрудники исправительного учреждения нанесли ему более 60 ударов, в том числе резиновой дубинкой, за отказ представиться. От полученных травм молодой человек скончался.

На скамье подсудимых семь человек. Это бывший заместитель начальника колонии №1 Элисты Баатре Дорджиева оперуполномоченный исправительного учреждения – Церен Насунов, двое сотрудников отдела безопасности ­– Илья Бадма-Убушаев и Александр Шуваев, дежурный помощник начальника колонии Казбек Исраилов, а также бывший заместитель начальника отдела специального назначения республиканского управления ФСИН Евгений Молозаев и врач медико-санитарной части №30 Константин Убушаев. Всем подсудимым предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий с применением насилия и спецсредств, троим – Насунову, Исраилову и Шуваеву – также обвинения в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, а врачу Убушаеву – еще и в халатности.

Дмитрий Батырев

Дмитрий Батырев

Поводом для возбуждения уголовного дела стала гибель в колонии 28-летнего осужденного Дмитрия Батырева 20 ноября 2015 года. На следующий день более 400 заключенных ИК-1 объявили голодовку и зашили себе рты в знак протеста, обвиняя сотрудников колонии в смерти Батырева. Федеральная служба исполнения наказания тогда заявила, что Батырев отказался проходить обыск, вытащил изо рта лезвие и напал на сотрудников исправительного учреждения, поэтому они были вынуждены применить силу. Скончался он, по версии ФСИН, в больнице, после реанимационных мероприятий.

Через несколько дней после смерти Батырева трое сотрудников колонии были задержаны, позднее задержали остальных фигурантов дела. Следователи изложили свою версию случившегося, отличную от того, что заявили во ФСИН. Из обвинительного заключения следует, что 20 ноября 2015 года Дмитрия Батырева перевозили из следственного изолятора в колонии. На него надели наручники – из-за того что он отказался назвать свои личные данные сотрудникам конвоя. Затем, в колонии, Батырева отвели в комнату, предназначенную для досмотров, где его избивали в течение нескольких часов. "Восприняв отказ Батырева Д.О. в представлении как позиционирование себя осужденным отрицательной направленности, у Насунова Ц.Б., Исраилова К.М. и Шуваева А.А., с целью подавления воли осужденного Батырева Д.О. и понуждения его для дальнейшего соблюдения в исправительном учреждении режима и порядка отбывания наказания, возник умысел на причинение тяжкого вреда здоровью".

Всем понятно, кто виновен – система, виноваты начальники. Почему их не арестовывают и не увольняют?!

Из обвинительного заключения следует, что сотрудники колонии наносили Батыреву, "находящемуся в заведомо беспомощном состоянии", в наручниках, "множественные удары руками и ногами", используя также спецсредство – резиновую палку. Это все происходило при попустительстве замначальника колонии Дорджиева Баатра, который, как следует из обвинительного заключения, зашел в комнату, где избивали Батырева, и дал указание поднять видеокамеру "объективом к потолку", чтобы "сокрыть дальнейшие противоправные действия" коллег, после чего удалился.

Всего трое сотрудников колонии нанесли Батыреву более 60 ударов. Молодой человек скончался спустя несколько часов в помещении кабинета оперативных сотрудников от "тупой сочетанной травмы головы, травм туловища и конечностей".

В колонию Дмитрий Батырев попал в результате конфликта с бывшим заместителем начальника УФСИН Калмыкии Бурханали Сафаралиевым. В магазине, которым владел бывший сотрудник ФСИН, у Батырева произошла потасовка с хозяином. Дмитрию Батыреву предъявили обвинения в причинении тяжкого вреда здоровью по хулиганским мотивам и в сентябре 2015 года приговорили к трем годам лишения свободы. Сестра Дмитрия Батырева Надежда не исключает, что смерть брата стала результатом мести со стороны сотрудников ФСИН. Подробнее об этом и о том, как проходил первый день слушаний по делу о гибели Дмитрия Батырева в Элистинском городском суде, Надежда Батырева рассказала в интервью Радио Свобода:

Надежда Батырева

Надежда Батырева

– Изначально суд начался c не очень приятных обстоятельств. Где-то два часа мы просидели в коридоре. Один из обвиняемых отказывался ехать, устроил истерику. Его силой вывели, кое-как привезли. Это как раз один из тех обвиняемых, кто притворяется душевнобольным. Его привезли и вместе с остальными обвиняемыми посадили в клетку. Он даже не сидел, он лежал на лавочке. Это Исраилов. Он главный из обвиняемых, старший по званию, который был среди оперативников, которые избивали Дмитрия. Судья продлил меру содержания под стражей. Суд продлили на полгода.

– Я так понимаю, что вы участвовали во многих следственных действиях, очень плотно следили за тем, как шло расследование. Какие у вас впечатления? Вы довольны тем, как было проведено следствие?

– На первом этапе после совершенного преступления, когда проводили следственные мероприятия, нам не совсем нравилось, как шла работа. Там был молодой следователь, возможно, неопытный. Много упущений было на первой стадии расследования. Допустим, видеозаписи изъяты были не сразу. Соответственно, было много времени для того, чтобы удалить все доказательства. Благо, что удалось восстановить кое-что. После того, как вышло в свет видео из морга, наверное, тогда уже Следственный комитет подключился полностью и уже более серьезно подошли к этому делу. Наверное, может быть, благодаря этому экспертизы, которые проводились, они проводились полностью. Все экспертизы свидетельствуют против обвиняемых. Пока мы не сказать что довольны, но, наверное, на этой стадии все идет нормально. В суде уже будем доказывать, будем бороться дальше.

Все экспертизы свидетельствуют против обвиняемых

– Как вы узнали о том, что произошло с Дмитрием?

– Я узнала от своей тети. Ей сообщил кто-то из родственников, а родственникам позвонили из тех мест, кто-то из заключенных. Изначально была информация о том, что его сильно избили и он якобы лежит в больнице. А потом, спустя какое-то время, мне позвонила сестра и подтвердила, что его в живых нет. Мы поехали в морг. И в морге уже на улице ждали, когда привезут тело. Мой двоюродный брат и сестра поехали к колонии. Там еще собралось несколько неравнодушных людей. В колонии они пытались добиться хоть какой-то информации. Но их просто держали на улице, ничего толком не говорили. Путем долгих споров, уговоров все-таки мои брат и сестра прошли в кабинет к начальнику. Там был начальник УФСИН, начальник колонии, который просто молчал, ни слова не сказал. Я у морга прождала очень долго, мне показалось, – часа 3–4, в машине. Потом, когда тело завезли в помещение, я убедилась… Я до конца не верила, что сейчас Диму привезут. А когда я увидела, я поняла, что это он.

Дмитрий Батырев в кругу семьи

Дмитрий Батырев в кругу семьи

– Насколько известно, Дмитрий оказался в колонии из-за какого-то конфликта. Могли бы рассказать об этом конфликте? Не считаете ли вы, что его смерть могла стать результатом мести со стороны кого-нибудь?

– Скорее всего, так и есть. Он поехал в сторону того магазина, чтобы забрать свои ключи, которые остались в машине. У него была свадьба, он женился, а в машине свадебного кортежа остались ключи от квартиры. Он поехал за ними. Зашел в этот магазин. Там была продавщица. Он с ней разговорился. В дальнейшем в своих показаниях она говорила, что "приятный молодой человек. Мы с ним поговорили по душам". Разговор изначально зашел о том, что он занимается поставкой молока, и неплохо было бы поставлять молоко сюда, в этот магазин. На что она ответила, что, да, было бы неплохо, сейчас как раз придет хозяин магазина, можно с ним переговорить. Дима ушел. А когда он снова туда зашел, там уже был этот Сафаралиев. У них не склеился разговор. Слово за слово, случилась потасовка, в результате чего произошли эти неприятные вещи. Человек пострадал. Была вызвана скорая. Он пролежал ровно 21 день для того, чтобы его повреждения потянули на тяжкие. Диме присудили статью 111 УК РФ, дали срок 3 года. В сентябре был приговор. И как раз 20 ноября состоялся этап из СИЗО в колонию. Сафаралиев – бывший сотрудник, он полковник в отставке, он работал в УФСИН замначальника. Кстати, находясь в должности, он тоже был осужден по одному делу – это было воровство, кража, казнокрадство. Там несколько миллионов было похищено. Он отделался штрафом. По-моему, 8 тысяч он заплатил, и все (помимо штрафа Сафаралиев получил 4 года условно. – РС). Потом нам известно, что у него дети. Один из сыновей работает в Службе по надзору всех УФСИН в Москве. Поэтому не было там никаких проблем это все организовать.

– Стоит ли ожидать от этого суда справедливого, с вашей точки зрения, решения? Чего вы будете добиваться?

Он в довольно грубой форме обращался с моими родителями, говорил, что "если вы сейчас не успокоитесь, не прекратите туда прорываться, труп я вам выдам только через 3–4 дня"

– Учитывая те доказательства, которые собраны в течение следствия, я считаю, что суд должен вынести решение в пользу потерпевших. Я считаю, что это максимальные сроки: до 15 лет и до 10 лет – в отношении замначальника. Я считаю, что если будет другой приговор, то суд потеряет доверие. Понятное дело, что они совершили противоправные действия. Человек к ним попадает. Они уже несут ответственность за его здоровье и сохранность. Поэтому погибнуть от рук сотрудников еще в таких условиях, когда было жестокое избиение, и это длилось в течение нескольких часов... Суд, учитывая все, учитывая собранные доказательства, не может вынести другого решения. По поводу отдельных лиц, которые в этом деле тоже участвовали, но не привлечены по этому делу. Это люди, которые стирали записи, врач, главный начальник. Он осматривал Диму и сказал, что Дима притворяется. Всем понятно, кто виновен в этом в таких делах, но начальство у нас обходят. Виновата система, виноваты начальники. Почему их не арестовывают и не увольняют?! Для меня это большой вопрос. Когда на второй день приехали родители после смерти Димы, их не пускали в морг. Не пускали родителей посмотреть на тело! Заявился человек из службы безопасности УФСИН. Я, если честно, не помню, как его зовут. Он в довольно грубой форме обращался с моими родителями, говорил, что "если вы сейчас не успокоитесь, не прекратите туда прорываться, труп я вам выдам только через 3–4 дня". Такие вещи происходили.

Не пускали родителей посмотреть на тело!

– Если в вашем случае будут вынесены обвинительные приговоры с максимальными сроками, как вы считаете, это как-то повлияет на систему? Или это будет очередной единичный случай наказания для чиновников, а система продолжит существовать так же, как существует, – будут продолжаться избиения, пытки?

– Я боюсь, что – да. Возможно, сейчас будут более тщательно скрывать. Для них это послужит уроком. Пока не произойдет чего-то более такого масштабного, наверное, все будет продолжаться. Не знаю, что на них может повлиять, – заключила Надежда Батырева.

Помимо эпизода со смертью Дмитрия Батырева в деле против сотрудников колонии №1 Элисты фигурирует еще один эпизод, связанный с событиями 20 сентября 2012 года. По версии обвинения, в этот день сотрудники исправительного учреждения незаконно избивали осужденных (в материалах дела названы более семи фамилий заключенных) и требовали от них соблюдать порядок. В интернете выложена видеозапись происходящего.

 

Адвокат стороны потерпевших Андрей Сабинин, сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права", в интервью Радио Свобода рассуждает о связи между эпизодами разных лет:

– Тут связь прямая – и в том, и в другом случае обвиняется один и тот же человек. Тот, кто применял насилие к Батыреву, что привело к его смерти, и кто в 2012 году применял насилие к другим заключенным. Мы говорим о том, что в колонии долгое время существовала фактически преступная группа, которая избивала заключенных. А тот факт, что буквально неделю или две назад возбуждено еще свежее уголовное дело по этой же колонии, и опять связанное с насилием, эти слова только подтверждает. То есть это попустительство руководства преступным насильственным действиям своих сотрудников по отношению к заключенным гражданам.

Мы говорим о том, что в колонии долгое время существовала фактически преступная группа, которая избивала заключенных

– То есть даже наличие этого уголовного дела никак не изменило ситуацию в колонии?

– Выходит, что нет. Приходят новые люди, но продолжают заниматься тем же – бить и избивать, – резюмирует Андрей Сабинин.

По предварительной информации, дело против сотрудников колонии №1 в Элистинском городском суде будет рассматриваться до середины лета. Адвокат одного из подсудимых в беседе с порталом "Кавказский узел" заявил, что будет настаивать на невиновности своего подзащитного по эпизоду о смерти Дмитрия Батырева. Все обвиняемые, за исключением Ильи Бадма-Убушаева, находятся в СИЗО. Бадма-Убушаев на время следствия и суда помещен под домашний арест. Следующее заседание по этому делу назначено на 7 марта.

Источник: Радио Свобода
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

2 комментария

Бадмхалгаев Валерий Бадмхалгаев Валерий
24 февраля 2017 в 21:49

Всех. ещё бы Сафаралиева привлекли как нибудь

Шингерей Елена Викторовна Шингерей Елена Викторовна
21 февраля 2017 в 16:17

После просмотра такого, очень хочется что-бы матери этих уродов увидили каких порядочных сыновей вырастили,их матери гордятся видать своими садистами
ВСЕХ В НИЖНИЙ ТАГИЛ !!!!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека