ФСИН сделала исключения правилом

Конституционный суд (КС) рассматривает очередную жалобу заключенного на то, что колония, где он отбывает наказание, находится далеко от места его фактического проживания, а это нарушает его права. Например, родственникам сложно приезжать на свидания с ним. Эксперты подтвердили: в правилах этапирования так много исключений, что их, по сути дела, можно и не соблюдать.

Осужденный по «террористической» статье 205 Уголовного кодекса (УК) Иван Асташин, который отбывает свой без малого 10-летний срок в Норильске, обратился в КС с просьбой пересмотреть положения статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК). В ней говорится, что у Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) есть право самостоятельно определять колонии для осужденных, отбывающих наказание за преступления против общественной безопасности. В иске же в КС указывается, что человек тем самым, например, «не может реализовать положенные ему свидания с семьей». По закону тому же Асташину были положены четыре свидания, но реально члены семьи могут приезжать к нему не более раза в год. Кстати, Асташин уже обжаловал статью 73 УИК в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), который признал его претензии обоснованными.

Напомним, что в УИК написано: осужденные отбывают срок в регионе, в котором они жили или были осуждены. Исключение лишь для тех, кто был осужден по статьям о терроризме, экстремизме и других преступлениях против общественной безопасности. Однако на практике, говорят эксперты, отправить в отдаленные места реально могут любого заключенного.

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Андрей Бабушкин указывает, что подобная практика увеличивает вероятность рецидива преступления, поскольку в таких условиях «криминальные круги получают фору в соперничестве с семьей осужденного за влияние на него».

«К огромному сожалению, тюрьмы переполнены – и зачастую осужденных отправляют за тысячи километров от места их прописки и нахождения родственников», – отметила председатель Московской городской коллегии адвокатов Анна Бутырина. Она напомнила, что осужденный, конечно, вправе написать заявление о направлении его в ближайшую колонию, но окончательное решение – за ФСИН. «Как правило, такие заявления рассматривают не в пользу осужденного. Зачастую бывает, что человека специально отправляют в нужную колонию, на «раскрутку», для того чтобы, например, выбить нужные показания, которые не смогли получить в СИЗО», – отметила адвокат.

«ФСИН нередко злоупотребляет правом перевода осужденных», – согласна координатор программы «Адвокаты против пыток» Анна Кутузова. «Несмотря на то что законодательством предусмотрены требования об отбытии наказания вблизи места проживания, в том регионе, где у осужденного проживает семья, во ФСИН научились обходить данную норму», – заявил «НГ» основатель соцсети Gulagu.net Владимир Осечкин. По его словам, этапирование в регионы целиком и полностью находится в ведении оперативного управления ФСИН. Так что, по словам Осечкина, человека могут отправить и в подготовленную для его «встречи» колонию – к примеру, по заказу конкурентов по бизнесу.

Кроме того, сообщил он, есть масса жалоб от заключенных о том, что причиной их этапирования в удаленные регионы стал отказ родственников давать взятку. Адвокат коллегии «Леонтьев и партнеры» Дарья Евменина подтвердила наличие коррупции: «На практике адвокаты нередко сталкиваются с так называемыми помощниками, которые еще до приговора активно предлагают помощь в определении подзащитного в ближайшие колонии за определенную сумму».

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Сергей Насонов считает оспариваемую норму УИК пережитком царских времен: «Очевидно, что она направлена на ужесточение наказания и усиление его карательного элемента». Направление осужденного в отдаленные места создает целый ряд проблем, но прежде всего «это фактически лишение права на свидание с родственниками». При этом Насонов напомнил, что данная статья УИК уже как минимум дважды проверялась в КС и была признана конституционной. «Суд счел, что нормы направлены на индивидуализацию наказания и дифференциацию условий его отбывания с учетом характера преступления, его опасности». Однако на этот раз КС не отклонил жалобу истца, а принял ее к рассмотрению, что уже свидетельствует о возможном изменении его позиции. Ведь предыдущая, отметил адвокат, была вынесена до постановления ЕСПЧ 2015 года, в котором указано на нарушение статьи 8 «Право на уважение семейной жизни» Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Бабкина Наталия Петровна Бабкина Наталия Петровна
28 февраля 2017 в 21:12

Пусть твари переделывают. Я в Москве, не передвигаюсь самостоятельно, а мой сын с тяжелой формой лучевой болезни в Астрахани без медицинской помоци и необходимых леарств, которые получить может только он из Германии. Я 3 года его не видела. Сейчас сама в Конституционный писать буду

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы