«Сначала пришел психолог, а потом зэки надели на голову мешок и пообещали изнасиловать»

В екатеринбургской ИК № 2, куда боятся попадать даже самые авторитетные коммерсанты, скандал. Чекисты собирают доказательства по уголовному делу, в котором есть «однокашник прокуроров», его компаньон-бандит, фигуранты громкого убийства и следователь, «посадивший» Лошагина. В расследовании пока фигурирует лишь один заключенный, но он слишком много знает. Опасается за свою жизнь и потерпевший, который за пару дней в застенках отказался от бизнеса и теперь скрывается. Подробности — в материале «URA.Ru».

Как стало известно «URA.Ru», сотрудниками регионального следственного управления СКР при оперативном сопровождении свердловских чекистов расследуется уголовное дело, возбужденное по статье 163 УК РФ «Вымогательство». В деле фигурирует бывший заключенный ИК № 2, фамилия которого в интересах правосудия пока не раскрывается. Согласно фабуле, этот человек летом и осенью 2013 года организовал давление на тогдашнего владельца 4,5-процентного пакета акций небезызвестного ООО «База на Комсомольской» Дмитрия Чупракова.

Последний, будучи подозреваемым в разбое, содержался под арестом и за двое суток пребывания в «Двойке» отказался от этого актива в пользу третьих лиц.

Чтобы понять, что произошло почти три года назад с Чупраковым, стоит напомнить об истории злосчастной базы. Если пересказывать ее коротко, то офисы и склады с логистикой являлись интересным бизнес-активом, с середины 2000-х самыми причудливыми и небезупречными способами переходившим из рук в руки. К 2013 году владельцами 92-процентного пакета акций были трое — Михаил Клок, его юрист по фамилии Шестаков с 3,5 % акций, а также вышеупомянутый Чупраков со своей долей. Но фактическим владельцем этого «проекта» считал себя отбывающий к тому времени 16-летний срок Алексей Добротворский, осужденный за организацию убийства, более крупная криминальная фигура.

Бенефитов от владения базой Добротворский не имел и, как говорят, чувствуя себя ущемленным, пошел на сделку со следствием. Ее результатом стал арест пожадничавших компаньонов. Задержанной оказалась целая компания, где оказались литовский «киллер» Ромас Замольскис, владелц ЧОП «Гюрза» Валерий Поваров, а также Клок и Чупраков. С подачи Добротворского им, попавшим в СИЗО Екатеринбурга, сначала инкриминировали разбойное нападение на строительную площадку. Но чуть позже силовики нашли признаки мошенничества Клока и Чупракова с активами «Базы на Комсомольской».

«Если отстраниться от деталей, вроде конкретного объекта, количества акций и прочего, то налицо вполне работоспособная схема по переделу собственности, который давно практикуется в ИК № 2. Судите сами: на основании показаний осужденного за решетку попадают люди не „кристальные“ и имеющие „интересное“ имущество. Их с ведома тюремных властей переводят из СИЗО в соседнюю колонию, частично работающую как следственный изолятор или тюремная больница, и именно там начинается процесс отъема», — рассказывает собеседник, иллюстрируя историю с потерпевшим от вымогательства Чупраковым.

По словам собеседника, почти сразу после ареста к «разбойнику» Чупракову подошел оперативный сотрудник и предложил «пойти навстречу людям». Арестант намека не понял и на разговор не пошел. Чуть позже у него же состоялся разговор с тюремным психологом.

Дама, занимающая высокую должность в медицинской службе ГУ ФСИН, якобы повторила слова оперативника и добавила, что несговорчивость может плохо кончиться.

«Дело в том, что на момент ареста Чупракову нужно было протезирование суставов обеих ног, что в тюремных условиях сделать было невозможно. Намек был очень прозрачен, но поворот оказался неожиданный: некоторое время спустя подозреваемого переводят в больницу „двойки“ для проведения консультаций. Какие ожидались консультации, стало понятно почти сразу. В один из ноябрьских дней 2013 года в больничной палате оказался один из заключенных — завхозов (категория осужденных, сотрудничающих с администрацией — ред.), который сейчас находится под следствием по делу о вымогательстве. С группой других зэков он накинул Чупракову на голову мешок и пообещал изнасиловать. Одного этого было достаточно для того, чтобы в течение двух дней владелец акций „Базы на Комсомольской“ подписал 60 пустых листов и протокол собрания членов ООО. Акции были переписаны на господина Буцырина, сын которого, Сергей, являлся одним из активных участников имущественного спора за объект», — рассказывает собеседник

Пожар в ИК-2. Екатеринбург, ик-2

Страшные вещи происходят в ИК № 2 не только ночью. Фото: Владимир Жабриков

Аналогичный способ склонения к отказу от имущества был применен и к Клоку. В распоряжении агентства имеется видео из комнаты для переговоров в «Двойке». На одной из записей видно, как Клок жалуется, что «всю ночь учил показания для следователя», а на другой — в присутствии нотариуса переписывает свои 92 % акций.

Надо отметить, что эпизод по мошенничеству, который по странному стечению обстоятельств появился в обвинении только после ареста тогдашних хозяев ООО, стал в этой истории ключевым. Акции Клока и Чупракова уходят под видом досудебной компенсации ущерба прежним (пострадавшим) владельцам злосчастной базы.

В результате многоходовки Клока оставляют под следствием за «слитый» Добротворским разбой от 2004 года, а преследование Чупракова прекращают.

Уже в декабре 2013 года он оказался на свободе, и более того — с правом на реабилитацию, хотя и без акций. Претензий к силовикам предъявлять он тогда не стал, но осенью 2015-го был признан пострадавшим от рук зэка-«завхоза». Факт возбуждения этого дела и, тем более, его обстоятельства в СУ СКР по Свердловской области не комментируют. Такова позиция, которую обозначил официальный представитель ведомства на Среднем Урале Александр Шульга. Агентству, впрочем, стала известна фамилия следователя — дело ведет «важняк» областного следственного управления Александр Панкратьев. Он, к слову, был одним из трех, кто вел фотографа Дмитрия Лошагина к первому суду.

Впрочем, Панкратьев не единственный известный человек в истории с «комсомольской» базой и ИК № 2 в целом. Злые языки говорят, что схема с силовым отъемом имущества у попадающих в «Двойку» коммерсантов разработана и эксплуатируется давно. Автором называют Александра Горбунова, персона которого известна в связи с многими эпизодами криминальной жизни Екатеринбурга. Но господин

Горбунов не хуже знаком и представителям силового блока — бывшим своим сокурсникам нынешней Уральской юракадемии, которые сейчас занимают (или занимали) высокие посты в силовых структурах региона.

Однако после малоизвестного корпоративного конфликта прокурорская карьера Александра Горбунова закончилась, а кривая свела его с неоднократно привлекавшимся Александром Булаковым по прозвищу Булка. «Это весьма известный человек, известный еще по делу об убийстве в 90-х годах казака-спецназовца Юрия Альтшуля. Его расстреляли в 1999 году на Ботанике. Булаков мелькал в материалах, „прошел мимо“. Кроме этого, у него потом много чего было. В том числе и „знакомство“ с „Двойкой“, где он отбывал срок. Конечно, не он придумал свозить туда „командировочных“ зэков со всех колоний региона. Но зачастую именно свезенные зэки проводили обработку нужных клиентов и затем развозились обратно. Причем действовали не столь интеллигентно, как с Клоком и Чупраковым. Доходило до того, о чем рассказывать страшно. Но, предположительно, хорошо работала связка: силовик Горбунов — проводник Булаков», — говорит инсайдер агентства.

Посещение министром Открытого правительства М.Абызовым Можайской исправительной колонии. Можайск, заключенные, колония

Иногда оперативная работа с интересными для силовиков зэками проводится за спиной СКР и прокуратуры. Фото: Антон Белицкий

Естественно, прямых доказательств работы этой пары нет, доказать интерес тоже непросто. Чем закончится дело с вымогательством в застенках ИК № 2, пока совсем неясно. Известно, что еще несколько месяцев назад Чупраков как потерпевший был под государственной защитой.

В то же время заключенный, который является единственным подозреваемым, как говорят, обладает огромным количеством компромата, который никому не нужен. Актуальным остается вопрос о том, рискнет ли он говорить и кому это окажется выгодным.

Кстати, борьба вокруг многострадального актива на Комсомольской, судя по всему, продолжается. Как следует из материалов свердловского арбитража, иск о банкротстве базы уже в новом году подала администрация Екатеринбурга.

Источник: Ura.ru
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я хочу защищать права людей. В нашей стране права человека нагло попираю те органы власти, которые обязаны их охранять. Человек попавший в места заключения фактически  лишен возможности самостоятельно защищать свои права, я чувствую в себе силы и возможности помогать таким людям. Так же пытки над над заключенными и нарушение их прав это одно из звеньев большой коррупционной машины, которая живет за счет взяток, заказных уголовных дел и вымогательств и все это происходит при попустительстве органов власти.

Павлюченков Алексей Андреевич
Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net