Запись разговора адвоката Ростошинской М.В. с заместителем начальника Саратовской ФКУ ИК-17 Зейналовым Э.Р. от 09.07.2015 г.

(Р-Ростошинская, З-Зейналов)

Р - Здравствуйте.

З - Здравствуйте.

Р - Хотели посмотреть меня воочию?

З - Да, хотел посмотреть, чем я обязан такой деловитой симпатичной женщине. Как Ваша фамилия?

Р - Ростошинская

З - и что вам надо от меня?

Р - справедливости.

З - Какой справедливости?

Р – Ситуация-то нехорошая.

З - Какая ситуация?

Р - Побили парня

З - Кто побил? А чем вы докажете, что их побили сотрудники?

Р – Он лежал в больнице. Его же оперировали. Я видела у него шрамы.

З – с чего Вы решили, что именно я его побил?В том числе и я побил? Я фигурировал. Если бы я не фигурировал, я бы возможно вас не пригласил. Вот я сижу, на каком основании вы обвиняете меня в том, что я его избил?

Р - Я лично вас не обвиняю.

З - Про меня тоже там есть.

Р – А как Ваша фамилия?

З - Зейналов

Р - Мы писали, что, когда приехал представитель прокуратуры, Зейналов вместо с представителем над ним посмеялись.

З - Над кем посмеялись?

Р - Над Хмелёвым.

З - Вам достаточно, если я напишу, что господин Хмелёв плюнул мне в лицо …

Р - Я понимаю, что вам нужны документы, фальсифицированные доказательства, как делает сейчас следственный комитет…Но справедливость когда-то будет?

З - Почему вы решили, что его избили сотрудники?

Р - Потому что он сказал. У и меня нет оснований ему не доверять.

З - Он всё что угодно мог сказать

Р - А почемуя должна ему не доверять?

З - Потому что он один это говорит.

Р - Почему он один? Это говоритряд свидетелей.

З - Какие свидетели?

Р - Свидетели, которые это видели.

З - Я знаю, какая ситуация была.

Р - Какая? Он упал с лестницы?

З - Я не буду вам вообще ничего рассказывать. Я хочу узнать, на чём базируются ваши показания.

Р - На его состоянии здоровья.

З - Он меня и вас ещё переживёт.

Р - Но это же ненормально, когда в 23 года человека оперируют.

З - Вы дали ему документ, где написано «Подопечные Гнездилова продолжают падать с лестниц»?

Р - Да

З – А зачем Вы ему их передали?

Р – Потому что это его касается.

З - Документы, связанные с его уголовным делом. А эта листовка с интернета никакого отношения не имеет к этому. В интернете можно писать, что удобно.

Р - Там написана его фамилия.

З - К уголовному делу это не имеет никакого отношения.

Р – К уголовному – нет, а к материалу проверки, которая станет уголовным делом имеют. Эти документы будут приобщены к угловому делу .

З - У меня два образования. Я вэтом прекрасно разбираюсь. Мне интересно на каких основания вы меня обвиняете в избиении?

Р - Я ещё раз повторяюсь, в избиении обвиняют троих сотрудниковВы конечно же знаете про эту ситуацию. И вы как руководитель должны были наказать виновных лиц. Но вы это не сделали, зная об этой ситуации.

З - Я знаю, что его избили.

Р - Кто его избил? Он упал с лестницы?

Минута 4.55 – неразборчиво

З – Возможно и падал с лестницы

Р - Он говорит о том, что его заставили так написать. У меня нет оснований не доверять его словам.

З – Может мы втроём сядем и поговорим.

Р - О чём говорить?

З - Ну сейчас Вы че приехали? Я хочу послушать, что он будет вам говорить.

Р – Я приехала для конфиденциального свидания.

З – Я хочу послушать.

Р - Но я потом уеду, а он останется здесь.

З – Да я могу и сейчас отказать Вам в свидании.

Р – Почему?

З – Если он будет говорить так мрачно обо мне. Я Вам говорю, что ни один сотрудник его не бил.

Р - А кто его избил?

З - Он знает, кто его избил. Он просто поклеп наводит на сотрудников.

Р – Зачем?

З – Не знаю. Били не сотрудники.

Р – А кто?

З – А он знает кто. Но я там фигурирую. Как Вы про меня могли сказать, если не видели? Значит вы решили обвинить меня в избиении? Сколько Вам заплатили? От какой конторы Вы работаете?

З - Значит вы решили обвинить меня в избиении?

Р - Не вас.

З - Я буду жестко стоять на своей позиции.

Р – Нигде не написано, что «Зейналов избил».

З – Я и в следственный комитет ездил. Там и Гнездилов фигурирует, и Кабалка

Р - У меня нет оснований ему не доверять. Он говорит, я пишу.Я видела его повреждения. Я прекрасно знаю о том, что его оперировали. Вот если бы обычный гражданин избил другого гражданина – он получил бы наказание за это?

З – Сплошь и рядом безнаказанность.

Р - А если преступники – это сотрудники администрации? Какая была задача – проучить?

З - Сотрудники его не избивали.

Р - А кто его избил? Он говорит, что это были сотрудники.

З - Я знаю, что это не сотрудники. Если мне надо будет, я его при встрече сам прибью. Я знаю, что его сотрудники не били.

Р – А он говорит были – Бовкуненко, Рыгалов и Александров.

З – Я Вам говорю, что ни один сотрудник его не бил.

Р - Откуда вы знаете?

З - Сотрудники не били. Я вам говорю, что ни один сотрудник его не бил.

Р – А как же свидетели, на которых он указывает?

З – А как они могут что-то подтверждать? Костюнин, например. Как он может подтвердить.

Р – Костюнин может подтвердить другое преступление.

З – Костюнин к Хмелеву какое имеет отношение?

Р - Они сидели вместе в СИЗО и обсуждали ситуацию в колонии

З – Костюнин не может быть свидетелем этого.

Р - Именно в этой ситуации – нет. А в другой ситуации могут. Когда Хмелёву установили диагноз рак. Вы тоже об этом не знаете??

З – А кто установил?

Р - Ваши врачи.

З – Наши врачи.

Р – Возможно. И ему деньги на счет собирали. Я не знаю, чей счет, но номер есть. И Костюнин, кстати, говорит о том, что сплошь и рядом здесь так. Не надо ездить в Израиль – пожалуйста, Пугачев. Мы не собираемся все это раздувать, нам нужна лишь справедливость.

З - Я ситуацию про рак тоже слышал. Там замешан он сам.

Опять что-то неразборчиво… Потом начинает про сотовый телефон что-то говорить. Что это дополнительные основания для лишения свободы.

Р – Но это не говорит о том, что за это нужно убивать.

З - Ну, а что Вы предлагаете? Имея сотовый телефон обманут Вас на свободе, а наказание за это никакими санкциями не предусмотрено.

З - Не надо никого убивать, надо просто в законодательном порядке это сделать.

Р – Опять же, а разве не администрация это позволяет?

З – Что? Администрация, когда будете заходить на свиданку, обратите внимание на стенд с левой стороны, там есть десятки сотрудников, которых мы уволили. Администрацию можно наказывать, а осужденных нет. Ваш подзащитный дешеваяличность.

Р - Кто его избил? Конечно, он боится, потому что он знает, что с ним будет потом.

З – Да я могу не давая Вам встречу сейчас его прибить, если так пошло. Я вам ещё раз говорю – сотрудники администрации его не избивали. (разговаривает по телефону)

Р - Кто избил?

З - А это у него спросите.

Р - Так вы же знаете, скажите.

З - Я много чего знаю. Самое интересное, что там моя фамилия фигурирует. Я ему сказал, что, «если будет фигурировать моя фамилия я тебя порву».

Р - Это нормально?

З - Это нормально. Потому что не надо меня туда ещё впутывать. Я говорю, ни один сотрудник не бил.

Р - Тогда скажите, кто избил.

З – Я думаю, он Вам врет.

Р – Зачем?

З – Я не знаю.

Р – Почему Вы как руководитель, если знаете, что его избили до такого состояния, почему никому не сказали. Пусть это были осужденные или еще кто-то.

З – Я Вам говорю, его не били сотрудники. Это Вы говорите, что били они.

Р – Я говорю так, потому что это говорит он. И у меня нет оснований ему не доверять.

З - У вас нет оснований ему не доверять по чисто его объективным причинам. Я тоже сейчас брошу вам в сумочку пять грамм героина и скажу, что Вы хотели ему передать. и что – это нормально методика работы? Спросите его, он знает, кто его избил.

З - Я вам ещё раз говорю – он вас обманывает.

Р - Тогда скажите Вы мне правду.

З – А че я? Он про меня пишет. Я его сегодня видел. Он мне задал вопрос неразборчиво.Он в этой колонии пишет? Значит давайте мы его вывезем в Дагестан, там ему проще писать.

Р – Он должен содержаться в безопасных условиях.

З – Он содержится в безопасных условиях. Ни физически, ни морально его никто не трогает.

Р - Зачем ему врать?

З - Вы очень плохо знаете своего подзащитного.

Р - Я вообще его не знаю как человека.

З - Я вообще удивился, как Вы его нашли? Вообще, как вы его нашли?

Р - Его родственники обратились ко мне.

З - Какие родственники? Я его родственников здесь ни разу не видел.Единственный раз он за 15 тысяч пыталась его в библиотеке оставить.

Р - За деньги возможно оставить?

З - За деньги у нас всё, что угодно можно сделать.

Р - Вот именно так всё и происходит.За деньги можно вылечить рак.

З - Вы не бесплатно здесь работаете. Вы тоже за деньги оговариваете сотрудников.

Р - Я не оговариваю.

З - Почему вы говорите, что за деньги можно вылечить рак?

Р - Вы сами об этом говорите, что Вам это известно.

З - Я слышал эту тему.

Р – Ну, а Костюнин.

З - Поэтому он работал старшим дневальным и освободилсяусловно-досрочно.

Р - Скорее всего. Потом вы что-то не поделил, как он говорит. Он решил рассказать правду.

З – Я не поделил?

Р – Наверное, я там не присутствовала.

З - Короче мы останемся при своих мнениях. Единственное я вас попрошу, чтобы вы меня не втягивали.

Р - Конечно, мы не будем говорить, что вы избили.

З - Я по крайней мере там фигурирую.

Р - Вот он говорит, что это сотрудники. Наказали бы сами их и ничего бы не было.

З - Сотрудники его не били – это язнаю точно. А почему он так говорит – я не знаю.

Р – Вы все знаете.

З – Я знаю, но не буду говорить. Сотрудник его не били. Я ж не сказал, что его били осужденные. Я сказал – сотрудники не били.

Р - Какая разница по большому счёту? Его всё-таки избили.

З - В газете написали, что он упал.

Р - Потому что его заставили написать, что он упал с лестницы. Сотников тоже написал, что он упал с лестницы.

Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Gulagu.net - самый эффективный правозащитный Интернет-проект, доступный каждому,  который можно использовать для достижения практического результата в ситуации нарушения прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net