Люди, пережившие пытки, имеют право на возмещение ущерба и реабилитацию

Нилс Муйжниекс

Согласно данным Amnesty International пытки и жесткое обращение с людьми применяют по крайней мере в 140 странах мира. К сожалению, этот феномен по-прежнему присутствует также и в Европе. Часто, хотя не всегда, это явление связано с вооруженными конфликтами. Кроме того, лица, подвергшиеся пыткам в других странах, продолжают прибывать на европейский континент.

Тысячи людей, прошедшие через жестокий опыт и боль пыток, продолжают сталкиваться с множеством разрушительных и долгосрочных последствий. В частности, те, кто пережил пытки, зачастую испытывают хроническую боль в теле, головные боли, страдают от бессонницы, кошмаров, депрессий, вспышек воспоминаний пыток, подавленности и приступов паники и страха, а также они могут испытывать чувство беспомощности и даже вины за то, что с ними произошло. Чувство стыда, унижения и потери достоинства у жертв пыток часто сопровождается их стигматизацией в обществе и социальной изоляцией. Посттравматические стрессовые расстройства затрагивают как самих пострадавших, так и их семьи. Если эти проблемы оставить без внимания, последствия пыток могут сказываться на протяжении всей жизни человека и даже после, проявляясь сквозь поколения и накладывая деструктивный эффект на общество целиком.

Одним из основных международных инструментов, касающихся прав жертв на возмещение ущерба в случае серьезных нарушений прав человека, включая пытки, является Резолюция ООН 2005 года, утвердившая Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права.[1] Восстановление достоинства жертвы – это конечная цель положений о возмещении ущерба. Обязательство государств обеспечивать возмещение ущерба жертвам пыток имеет два компонента: субстантивный, в форме предоставления репараций (реституция, компенсация, реабилитация, сатисфакция и гарантии неповторения),[2] и процессуальный, в форме предоставления эффективного средства правовой защиты.[3] Второй компонент включает установление должных законодательных рамок и институциональных механизмов, позволяющих проводить незамедлительное эффективное расследование и, если это возможно, преследование и наказание виновных в нарушениях. Понятие эффективного средства правовой защиты также включает в себя право потерпевшей стороны участвовать в этом процессе, для соблюдения его или ее законных интересов.

В процессе получения компенсации за серьезные нарушения прав человека, такие как пытки, потерпевшие могут сталкиваться с определенными препятствиями. Так, например, в Сербии рассматриваемый законопроект о компенсациях по-прежнему исключает примерно 15 000 гражданских лиц, пострадавших от сексуального насилия и пыток в военное время, а суды устанавливают высокий стандарт доказывания в процессах по делам такой категории. В Российской Федерации размер денежной компенсации, присуждаемой в делах о пытках, может значительно различаться, в зависимости от региона. Во многих случаях получаемая потерпевшими компенсация не соразмерна нанесенному ущербу. Однако стандарты, установленные Европейским судом по правам человека, положительно влияют на практику национальных судов, повышая размеры компенсации до должного уровня.

Сама по себе денежная компенсация не может рассматриваться как должное возмещение ущерба, причиненного пострадавшим от пыток лицам. «Правильный порядок вещей» после такого травмирующего жизненного опыта, как пытки или жестокое обращение, требует приложения комплексных и долгосрочных усилий по реабилитации жертв пыток, направленных на восстановление достоинства, физических и психических способностей, социальную независимость этих лиц, а также на их полную реинтеграцию в обществе. Процесс реабилитации должен включать не только медицинскую и психологическую помощь, но также и социальные, юридические, образовательные и иные меры, включая поддержку семьи.[4] Для того чтобы быть эффективной, реабилитация должна основываться на интересах жертвы и должна предоставляться как можно раньше после пыток, опираясь при этом на рекомендации квалифицированного медперсонала. Реабилитация также должна быть адаптирована под конкретные потребности каждого пострадавшего.

В условиях вооруженных конфликтов мы часто наблюдаем быстрое ухудшение ситуации в сфере прав человека. В контексте вооруженного конфликта на востоке Украины имели место тысячи случаев пыток и иных форм жестокого обращения. Во время моего визита в Украину в марте 2016 года я получил информацию о том, что военнослужащие, освобожденные из плена, могут проходить курсы в рамках государственных программ по реабилитации после их обмена и возвращения. Однако жертвы пыток среди гражданского населения не могли пользоваться такой поддержкой со стороны государства. Несмотря на то, что НКО и волонтеры активно участвуют в процессе реабилитации, им, по всей видимости, не хватает финансирования и государственной поддержки. Такие проблемы следует решать в приоритетном порядке, не в последнюю очередь потому, что реабилитация жертв грубых нарушений прав человека может играть важную роль в процессе примирения.

В отношении беженцев и лиц, ищущих убежище, могут также иметь место дополнительные специализированные аспекты реабилитации, включая помощь в документировании пыток с целью использования этой информации при принятии решений о предоставлении убежища, а также помощь в поисках информации о родственниках и в установлении связей с ними. В некоторых странах, таких как Германия, где власти прилагают значительные усилия по защите беженцев, по-прежнему нет последовательной практики в отношении реабилитации жертв пыток. Сами жертвы пыток часто испытывают трудности в доступе к лечению в связи с высоким спросом на такие услуги, нехваткой персонала и отсутствием инфраструктуры; только 25 центров в стране, в основном руководимые НКО, проводят работу по реабилитации. Помощь жертвам также может быть затруднена из-за отсутствия переводчиков, особенно в области психического здоровья и здравоохранения.

Жертвам сексуального насилия следует представлять специальные программы по реабилитации, адаптированные под их нужды. В июне 2015 года в Хорватии появился Закон о правах жертв сексуального насилия во время войны, который предусматривает выплаты компенсаций и иные формы репарации, включая медицинскую реабилитацию и психосоциальные услуги. Несмотря на то, что эти новшества представляют собой позитивный шаг, во время моего недавнего визита в Хорватию я был проинформирован о некоторых недостатках этого закона и его исполнения.

Государства обязаны обеспечивать доступ к долгосрочным программам реабилитации для всех жертв пыток или жестокого обращения, без какой-либо дискриминации и при полном уважении права лиц на конфиденциальность. Это можно сделать либо через прямое предоставление таких услуг со стороны государства, либо посредством поддержки или финансирования частных или неправительственных программ. Независимо от выбранного способа, чрезвычайно важно, чтобы прошедшие через пытки лица могли довериться предлагаемым реабилитационным мерам. Также важно обеспечить защиту лиц, предоставляющих реабилитационные услуги, от расправ или запугивания из-за их деятельности. Поэтому для обеспечения эффективного предоставления комплексных услуг по реабилитации пострадавшим столь важно сотрудничество между НКО и государственными органами.

Многие реабилитационные центры в настоящее время действуют под эгидой Международного совета по реабилитации жертв пыток (IRCT) – широко распространённого глобального сообщества. Эти центры предоставляют комплексные услуги по реабилитации пострадавших и накопили значительный объем знаний об их опыте и об использовании пыток и жестокого обращения в конкретных условиях. Так, НКО в Турции осуществляют неоценимую работу по реабилитации жертв пыток как в физическом, так и психологическом плане. Например, Фонд по правам человека Турции (член IRCT) руководит пятью центрами в главных городах Турции, в которых помощь пострадавшим и членам их семей предоставляется бесплатно.

Однако, несмотря на работу, проводимую организациями, которые уже на протяжении десятилетий участвуют в борьбе против пыток, большинство государств не реализуют право на реабилитацию в соответствии с установленными международными нормами и обязательствами. Национальное законодательство, государственная политика и государственные бюджеты зачастую не обеспечивают право на реабилитацию даже в тех случаях, когда государством установлены программы по реабилитации, а пострадавшие от пыток лица зачастую не хотят обращаться за помощью, если у них есть сомнения в отношении независимости таких программ. В ряде случаев жертвы пыток и жестокого обращения не определяются соответствующими механизмами и процедурами, что создает дополнительные препятствия в их доступе к получению реабилитации.

Важнейшей составляющей права на возмещение ущерба является доступ к правосудию. Это подразумевает уголовное расследование заявлений о пытках и жестоком обращении (или расследование по инициативе властей в случае отсутствии обращения), справедливое и беспристрастное судебное разбирательство в разумные сроки и исполнение принятых судебных решений. Особое значение имеет возможность потерпевшей стороны активно участвовать в юридических процедурах, что само по себе может быть частью процесса реабилитации. Зачастую участие в судебном разбирательстве может способствовать восстановлению достоинства жертвы и чувства справедливости, а изложение показаний перед судом может придавать потерпевшей стороне ощущение собственной силы, таким образом, уменьшая негативные последствия пережитых нарушений своих прав.

Юридические процедуры и механизмы должны разрабатываться и применяться с особой осторожностью для того, чтобы не допустить повторной виктимизации пострадавшего лица. Это имеет особое значение в контексте уголовных разбирательств, при котором соблюдение принципа презумпции невиновности обвиняемого, строгие правила приемлемости доказательств, перекрестный опрос и оспаривание достоверности потерпевшей стороны могут нанести новые травмы и унижения. Кроме того, следует уделять внимание защите потерпевших от запугивания и мести в связи с их участием в судебном процессе.

Еще одно препятствие на пути обеспечения эффективного средства правовой защиты лицам, пострадавшим от пыток или жестокого обращения, связано с применением сроков исковой давности привлечения к ответственности лиц за совершенные преступления, а также с иммунитетом и амнистией в отношении ответственных лиц. Несмотря на то, что сроки исковой давности не должны применяться к серьезным нарушениям прав человека и гуманитарного права, пытки или другие формы жестокого обращения не всегда квалифицируются как таковые в рамках положений национального уголовного права. Обычным примером, с которым я сталкивался в ряде государств-членов Совета Европы, является квалификация пыток как "злоупотребление властью" или "нанесение легких телесных повреждений". Аналогичным образом, применение амнистии и иммунитетов лишает жертв права на эффективное средство правовой защиты и возмещения понесенного ущерба.[5]

Для обеспечения полной компенсации и реабилитации лиц, подвергнутых пыткам, государства должны ратифицировать все релевантные международные инструменты и обеспечить полное соответствие их национального законодательства международным стандартам. Комплексные реабилитационные меры должны получать полную поддержку для того, чтобы лица, подвергшиеся пыткам, могли восстановить свою жизнь и свое место в обществе. Также эти усилия должны сопровождаться превентивными мерами, включая послание о "нулевой терпимости" к пыткам, распространение информации и проведение профессиональной подготовки для государственных служащих, а также твердую приверженность борьбе с безнаказанностью. Принимая во внимание ужасы, с которыми столкнулись прошедшие через пытки люди, а также негативные последствия применения пыток для общества в целом, эти требования являются минимальными шагами, которые должны приниматься государствами.

Нилс Муйжниекс


[1] Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права (Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 2005 года). Право на возмещение ущерба также прямо закреплено во Всеобщей декларации прав человека (статья 8), Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 2), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (статья 14), Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям 1949 года (статья 91), Римском статуте Международного уголовного суда (статья 68) и др.

[2] См. Комментарий № 3 (2012) Комитета против пыток о соблюдении статьи 14 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания государствами-сторонами.

[3] См., например, Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (статья 13), Американскую конвенцию о правах человека (статья 25), Африканскую хартию прав человека и народов (статья 7) и другие документы.

[4] См. Рекомендацию Комитета Министров Rec(2006)8 государствам-членам о помощи жертвам преступлений, принятую 14 июня 2006 года.

[5] См., например, дело ЕСПЧ Маргуш (Marguš) против Хорватии [БП] № 4455/10, § 135, 27 мая 2014 года.

Источник: Совет Европы
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"