Адвокатский опрос Мгояна Миши Хдровича, проведенный адвокатом Камакиным Максимом Ивановичем 21.12.2016

По существу противоправных действий со стороны сотрудников ФСИН в отношении заключенных и меня лично могу сообщить следующее.

22 ноября 2010 года меня этапировали в ФКУ ИК-7 УФСИН РФ по республике Карелия. Встретили меня очень жёстко. Как только я вышел из автозака, меня одного завели в помещение, предназначенное для обыска. Во время обыска сотрудники колонии разбросали мои личные вещи по полу. Я спросил: «Зачем вы это сделали?», мне ответили дословно следующее: «Ты что, чурка, не знаешь, в какую зону ты попал?» Я спросил: «Почему вы меня называете чуркой?» Вместо ответа трое сотрудников начали меня избивать, надели на меня наручники. Избивали меня примерно десять минут, после чего поместили в ШИЗО, в камеру №14. Это была пыточная камера, поскольку в ней отсутствовала (была снята) форточка, и в помещении было очень холодно.

Вечером меня вывели из камеры, и пятеро сотрудников колонии стали меня избивать руками и ногами, били головой об стену. Истязание продолжалось примерно 20-30 минут.

Утром следующего дня около 9 часов, после пересменки, меня вывели в коридор, где находились восемь сотрудников колонии. Все восемь человек стали меня избивать, били руками, ногами и головой о стену. Затем мне надели наручники за спиной и вывели в прогулочный дворик, где облили меня из ведра холодной водой. На улице было очень холодно. Меня, мокрого, оставили одного в прогулочном дворике. Примерно минут через сорок боль от холода стала нестерпимой, и я стал кричать и просить завести меня обратно в камеру. Вышло несколько сотрудников колонии и спросили меня «Ты подумал? В зону ты пойдешь или нет? Если не пойдешь в зону, то каждый день утром и вечером тебя будут истязать подобным образом, пока ты не согласишься подняться в зону». Я категорически отказался, поскольку мне было известно о беспределе, который творится в общих отрядах.

Меня пытали на протяжении примерно 4 месяцев. В число пыток входило подвешивание на наручниках за руки, которые были заведены за спину, на дыбу, цепляя наручники за металлические решетки, которые были расположены в 37 и 38 камерах ШИЗО под потолком. Подвешивание на этой дыбе длилось примерно 40 минут. От боли я кричал до тех пор, пока не терял сознание. Время я определял по громко играющему радио — один раз в час передавали новости.

Также меня душили, били резиновым молотком по пяткам через резиновые тапочки, разбивая ступни ног до такого состояния, чтобы я не мог самостоятельно стоять. В этот период мне сломали левую руку в области локтевого сустава.

В феврале 2011 года я не выдержал пыток и согласился пойти в зону. Через 2-3 дня меня отправили в санчасть ИК-7, где мне сделали снимки руки, и подтвердился перелом в локтевом суставе.

Через 2-3 дня меня этапировали в больницу РБ-2 в г.Медвежьегорске. От операции на руку я отказался, поскольку хотел жаловаться на пытки в ИК-7, а сломанная рука была явным доказательством пыток.

Полагаю, что рука до сих пор не срослась, поскольку она ограничена в подвижности, и я не могу поднимать вещи.

Примерно через месяц меня этапировали обратно в ИК-7. Поместили меня в помещение камерного типа (ПКТ), где я пробыл 3 месяца. В это время меня пытали 2 раза в день, утром и вечером, во время пересменок. Поскольку подвешивать на дыбе из-за сломанной руки меня не могли, ко мне применяли следующую пытку: на спину в область поясницы клали книгу красного цвета, очень толстую, и после этого начинали бить в область почек и по позвоночнику. В этой пытке участвовали 7 сотрудников колонии. Боли были очень сильные, я громко кричал, просил, чтобы меня отпустили. Эта пытка продолжалась примерно 20-40 минут в зависимости от настроения охранников. Били ногами, руками и резиновым молотком. При этом меня всячески оскорбляли. Эта пытка продолжалась примерно 2 месяца.

На третий месяц пытки сократились до 1 раза в день, даже было несколько дней без пыток.

В декабре 2011 года меня этапировали в ФКУ ЛИУ-4 УФСИН РФ по республике Карелия с подозрением на туберкулез.

Примерно месяц меня не трогали, а в январе 2012 года пытки возобновились. В ЛИУ-4 меня подвешивали на дыбе за наручники, руки заведены за спину, в камере №10 ШИЗО на металлическом штыре, который крепит пары.

Продолжительность подвешивания на дыбе в ЛИУ-4 составляла от 1 часа 40 минут до 2 часов. На крики и мольбы о помощи охранники не реагировали. Снимали только когда я терял сознание, и слюна текла изо рта. Подвешивали меня на этой дыбе с января 2012 по май 2016 всего раз 6 или 7.

Ежедневно 2 раза в день меня пытали, принудительно сажая на шпагат. Если сотрудники колонии видят, что пытка растяжкой не причиняет значительную боль, то они бьют резиновым молотком зеленого цвета через резиновые тапочки по стопам. Эта пытка по времени продолжается примерно 20 минут до той степени, чтобы я не мог стоять самостоятельно. Эта пытка ко мне применялась 2-3 раза в неделю с января 2011 года по май 2016 года. И хотя уже полгода эта пытка ко мне не применяется, у меня до сих пор болят стопы, и мне тяжело ходить.

Также ко мне и другим заключенным применялась следующая пытка, унижающая человеческое достоинство: заключенного выводили в коридор, приказывали раздеться догола, после чего сбивали с ног, и лежащего голого человека били ногами. Эта пытка продолжалась минут 10-15, после чего наступала очередь следующего заключенного, который находился в соседней камере.

Мне известно, что в настоящее время пытают заключенных в соседних камерах. Я слышал, как сразу после пересменки сильно избивают заключенного из 10 камеры ШИЗО. Там сейчас находится Рухтаев Артём. Мне известно, что он местный, из Карелии.

Также хочу заявить, что мои жалобы в прокуратуру и ФСИН остаются без рассмотрения, их даже не регистрируют.

Медицинскую помощь мне оказывают неэффективную, боли от травм в челюсти, руке, стопах и позвоночнике мучают меня до сих пор. Полноценного медицинского обследования не проводилось.

Источник: #Территория пыток
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
22 декабря 2016 в 17:27

Чтобы такое читать,то надо иметь ООООЧЕНЬ крепкие нервы!
Я об таком ранее вообще не знала.Не знала,что в колониях пытают!
Не знала до тех пор, пока не была знакома с осуждённым Рэскоалэ С.А.Теперь уже всё сердце изболелось за него.Над ним тоже издевались,а потом спасали в реанимации врачи.Благодарение Богу,что Сергей Андреевич тогда остался жив.
Но после избиений у него теперь язвенная болезнь ДПК.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы