«Уважайте принципы правозащитного сообщества»

Валерий Борщев

Валерий Борщев.

«Уважаемый Вадим Валерьевич!

Не могу пройти  мимо Вашего выступления против Елены Масюк. Прежде всего хочу сказать, что я с ней абсолютно солидарен: происходит уничтожение общественного контроля. Вы не могли не заметить, что такой же позиции придерживаются и другие выступавшие на встрече с Президентом члены СПЧ — Людмила Алексеева, Андрей Бабушкин, Игорь Каляпин. Да, подавляющее большинство достойных правозащитников вычистили из ОНК. И это грубейшее нарушение Закона, который требует, чтобы члены ОНК имели опыт правозащитной деятельности. А вот бывший начальник СИЗО «Бутырки» Д. Комнов,  деяния которого против Сергея Магнитского расследовала в свое время ОНК Москвы, теперь включен в новый состав ОНК Москвы. По-моему это вызов обществу. Впрочем, не только Комнов, но и другие люди, далекие от правозащиты, вошли в составы ОНК 42 регионов России. Конечно, в ОНК должны вступать и те гражданские активисты, которые имеют еще небольшой правозащитный опыт, но желающие заниматься такой деятельностью.

Но в этих комиссиях должно быть сильное правозащитное ядро. А вот сейчас в сформированных комиссиях такого ядра нет. Я боюсь, что в таком случае произойдет имитация общественного контроля.

А имитаторам надо разрушить настоящее, чтобы утвердить подмену. Ваше выступление против Елены Масюк служит именно этой цели. Таким способом Вы участвуете в разрушении общественного контроля. Раньше против Елены Масюк выступал Пятницкий. Мы, члены ОНК Москвы, по поводу таких его действий обращались в Московскую прокуратуру. А теперь Вы повторяете его путь. Так что, Вы заодно с Пятницким?    

Что Вы обижаетесь на замечания Елены Масюк по поводу работы в нынешней московской ОНК? Она, разумеется, слабее предыдущего состава. И Вы, судя по своему выступлению, не производите впечатление человека, достаточно компетентного в сфере общественного контроля. Касаясь, к примеру, тюремной медицины, даже не знаете, что в этой области сделала прежняя ОНК и лично Елена. Да, Елена Масюк опытная и авторитетная правозащитница, почему-то Вы эти слова берете в кавычки. Она лауреат премии Московской Хельсинкской группы. Вы что-то писали о Чечне — и опять ложь. Я был в Чечне, где получил контузию, и видел там Елену Масюк. И знаю, что она перенесла. Не вам судить об этом.

Вы пишете, что Елена Масюк интересовалась по преимуществу  VIP-заключенными. Это ложь. Я был с ней в различных СИЗО  и видел, с какой болью она реагировала на острые ситуации. Это именно она разоблачила издевательства над заключенными в СИЗО-4. Там были просто трагические случаи. Сколько мужества и профессионализма она проявляла в этой работе. Матерые уголовники отдали приказ по СИЗО не общаться с членами ОНК. И многие испугались, подчинились этому приказу. Помню, как нас не пускали к себе обитатели пресс-хаты, а рядом стояли сотрудники СИЗО и говорили, ну что ж, ничего не поделаешь. Они были в сговоре с криминалом. Так вот именно Елена Масюк довела дело до конца. Тех руководителей СИЗО-4 убрали.  Надеюсь, ими займется Следственный комитет.

Вы недовольны, что Елена Масюк вместе с  коллегами подала иск в суд о признании нынешних выборов в ОНК недействительными. Но такие иски готовят и другие правозащитники. И я участвую в организации подачи этих исков. Общественная палата грубо нарушила свой регламент, она показала свою несостоятельность в деле формирования ОНК. В моем варианте Закона, за который Госдума проголосовала в свое время конституционным большинством, право формирования ОНК было предоставлено Уполномоченному по правам человека в РФ. Эта норма сохранялась до 2008 года. Ее поменяли незадолго до принятия Закона. После случившегося скандала надо вернуться к этому вопросу. Это мы обсуждаем и с Уполномоченным по правам человека в РФ, и с руководителем СПЧ при Президенте.  Так что суд поможет глубже проанализировать ситуацию и изменить ее.

Вы заявляете, что если Вас «вдруг спросят о целесообразности нахождения  Масюк в составе нашей комиссии, буду выступать против.  Вплоть до добровольного выхода  из состава ОНК». Вас, надеюсь, не спросят. Это не Ваша компетенция. Но Вы заявляете так, зная, что Елену Масюк рекомендовали в ОНК Совет по правам человека при Президенте РФ, Уполномоченный по правам человека в г. Москве Т.А. Потяева, Уполномоченный по правам ребенка в г. Москве Е.А. Бунимович, руководитель комиссии Общественной палаты г. Москвы А.А. Венедиктов, Председатель ООО «Российский  Красный Крест» Р.Т. Лукотцева, Председатель  Комиссии Совета по правам человека при Президенте РФ А.В.Бабушкин. Вы намерены вступить с этими представителями правозащитного сообщества в конфронтацию? Это губительный путь для человека, намеренного заниматься  правозащитной деятельностью. 

Вадим Валерьевич, я в правозащитном движении более сорока лет. И в нем всегда действовали разные люди с разными позициями. Но они научились при всех разногласиях заниматься общим делом. И у нас в ОНК Москвы, которую теперь возглавляете Вы, тоже были разные люди. И были сложные, даже напряженные отношения. Но для нас главным было, несмотря на все противоречия,  обеспечить возможность всем нормально работать. И наш восьмилетний опыт показал, что это возможно. И Вы это знаете. А теперь Вы хотите разрушить то, что нам удалось построить. Правозащитное сообщество выработало свои принципы взаимоотношений. Уважайте их. Тон, который Вы позволяете себе по отношению к Елене Масюк, недопустим в правозащитном сообществе. Опускаясь до этого уровня, Вы исключаете себя из этого сообщества. Если Вы настаиваете на своей агрессии, тогда я вынужден с Вами согласиться: Вам стоит осуществить свое намерение относительно  «добровольного выхода из состава ОНК».

Валерий Борщев, председатель ОНК г. Москвы  1-го и 2-го созывов, член ОНК Московской области, сопредседатель «Ассоциации независимых наблюдателей»».

Игорь Каляпин председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»

— Я увидел в словах Горшенина очень много раздражения и злобы, но мало ума. Одна большая нападка. Елена Васильевна свое выступление начала с того, что в 42 субъектах общественный контроль уничтожен из-за выборов, которые провела Общественная палата. Она в жесткой форме сказала, что общественная палата — орган не правозащитный, и они не должны формировать ОНК. Почему Горшенин все свел к тому, что Масюк возмущается, потому что лично ее не пустили? Да, Масюк на своей собственной шкуре этот эффект испытала. И, возможно, именно это обстоятельство ее мотивирует. Но я не понимаю, какое отношение это имеет к проблеме, которую она ставит?

То, что он высказал в отношении нее, мол, «она журналист, поэтому она лично заинтересована», никакого отношения к выдвинутой ею проблеме не имеет. Да, она журналист, да, она заинтересована в том, чтобы писать интересные статьи про осужденных. Ну и что? Это перечеркивает проблемы, которые она озвучивает? Это делает ее работу менее значимой?

Хорошо, Елена Васильевна — журналист, а Каляпин — юрист. Ему важно знать о нарушениях, которые совершаются в колониях и которые связаны с незаконным насилием. Давайте мне это в вину поставим. Можно подумать, что стремление Масюк писать интересные статьи о проблемах мест принудительного содержания несет в себе какую-то постыдность.

Я бы, наверное, еще пару тезисов к ее выступлению добавил. Потому что мало того, что Общественная палата — неправозащитный орган. Объяснение, которое мы услышали от ОП по поводу результатов выборов, непонятно совершено. Когда начали спрашивать, почему товарищ Иванов из этой организации прошел, а товарищ Сидоров из другой — нет, нам объяснили, что одного мы просто знаем, а второго — не знаем. Именно незнанием члены совета объясняют, почему они так проголосовали.

Если вы там кого-то не знаете, то, наверное, вы не тот орган, который имеет право заниматься формированием такого института. Потому что не знаете вы большинство из них! Раз вы, исходя из своего знания-незнания, не пытаетесь получить информацию о тех, кого вы не знаете и не пускаете их в комиссии, значит, к этой процедуре надо подключать другие институты на федеральном уровне. Комиссии, несмотря на то, что они региональные и люди там работают местные, должны формироваться на федеральном уровне. Иначе местные чиновники забьют эти комиссии своей «подтанцовкой». На федеральном уровне у нас есть тот же СПЧ. Раз общественные палаты не знают правозащитников в регионах, давайте тогда все собираться и обсуждать кандидатуры вместе.

Людмила Алексеева председатель Московской Хельсинкской группы

— Очень странное выступление. Горшенин сердится на Масюк. Но об ОНК до ее речи говорила и я. Другое дело, что в силу характеров, мы говорили в разных тональностях. Масюк — более эмоционально и жестко. Я — более вежливо, но это было то же самое! Дело в том, что президент Владимир Путин проявил демонстративное внимание и уважение к моим сединам, к тому, что я 50 лет занимаюсь правами человека и ничего за это не требую ни от государства, ни от общества. Если критиковать, так критиковать нас обеих, потому что говорили мы одно и то же! Конечно, возмущена я решением Общественной палаты не меньше Елены Масюк.

Я сказала, что в члены ОНК попал бывший начальник Бутырской тюрьмы Дмитрий Комнов. И поэтому я задала такой вопрос: не является ли это демонстративным нарушением закона? Я говорила: процедура была непрозрачной. Процедура была такая, что убрали тех, кто по закону должен был быть утвержден, потому что по закону на эти места рекомендуют кандидатуры правозащитной организации, не меньше пяти лет занимавшейся этой деятельностью. Мы двигали этот закон, пока в 2008 году Путин не подписал его. Я за это его поблагодарила, потому что десять лет все-таки старались!

Я просила, чтобы Путин дал распоряжение господину Бречалову, который пришел в общественную палату из ФСБ, встретиться с главой СПЧ Федотовым и первым замруководителя администрации президента Кириенко, чтобы совместно решить эти вопросы. Они имеют отношение к правам человека. Владимир Владимирович кивнул головой и записал. Он, может, и забудет. Но люди, которые там были, видели, что он меня понял. Теперь я буду напоминать им об этой встрече. Я сейчас передвигаюсь на инвалидной коляске, и мне было тяжело быть до конца на этой встрече. И мне было очень приятно, что, когда я должна была уйти, Путин вскочил со своего места и проводил меня. Мне это приятно еще и потому, что все это дело показывал телевизор, и этот жест увидели все присутствующие там чиновники. Теперь, к кому я из них ни обращусь, никто мне не откажет. Это важно. За себя я никогда не прошу, но людей я обязана защищать.

Записала Татьяна Васильчук

Зоя Светова журналист, правозащитник

<...> Можно было бы не обратить внимания на эти публикации, если бы со стороны Горшенина они не носили столь оскорбительный и клеветнический характер по отношению к бывшему члену ОНК Москвы, члену СПЧ и корреспонденту «Новой газеты» Елене Масюк. Горшенин возмущен, что Елена Масюк сообщила Путину о том, что Общественная палата «разрушила общественный контроль в стране». Я же считаю, что президент должен знать правду.

О том, что именно это и произошло и вместо активных и опытных правозащитников в составе ОНК в 42 регионах страны в результате непрозрачных выборов в Общественной палате оказались люди, имеющие самое отдаленное отношение к правозащитной деятельности, уже больше месяца пишут во всех СМИ <...>

Полностью читайте в Facebook

Источник: Новая Газета
Важно. Рейтинг — 9
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение