Отчет членов Совета о посещении исправительной колонии № 7 в Карелии, где содержится Ильдар Дадин

Отчет
о посещении Федерального казенного учреждения «Исправительная колония №7»
УФСИН России по Республике Карелия

г. Москва                                                                                                              10 ноября 2016 года

 

7-8 ноября члены Совета при Президенте Российской Федерации по правам человека и развитию гражданского общества (далее СПЧ) Каляпин Игорь Александрович и Чиков Павел Владимирович посетили ФКУ ИК-7 УФСИН РФ по Республике Карелия (далее ИК-7) в городе Сегежа. Основанием посещения послужило поручение председателя СПЧ Федотова М.А. и письмо первого заместителя директора ФСИН России Рудого А.А. от 03 ноября 2016 года за исх. 02-69014.

Поводом для посещения послужила публикация 1 ноября 2016 года в средствах массовой информации письма осужденного Дадина Ильдара Ильдусовича, 14.04.1982 года рождения, отбывающего наказание в виде лишения свободы сроком 2,5 года общего режима в ИК-7, статья 212.1 УК РФ (Неоднократное нарушение установленного порядка организации, либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования).  В письме Дадин указал, что поступил в ИК-7 после этапирования из СИЗО Москвы 10 сентября 2016 года, после чего в течение двух суток 11 и 12 сентября неоднократно подвергался избиениям, угрозам изнасилования и унижениям со стороны сотрудников колонии, включая лично начальника ИК-7 Коссиева С.Л., без достаточных оснований трижды был водворен в штрафной изолятор (далее ШИЗО) общим сроком 45 суток.

Публикация письма Дадина вызвала широкий общественный резонанс. Стали известны аналогичные жалобы иных осужденных, как освободившихся из ИК-7, так и продолжающих отбывать там наказание. Всего на момент отчета об инциденте в средствах массовой информации вышло более 1200 публикаций. ФСИН РФ инициировала выездную служебную проверку, прокуратура Карелии инициировала свою проверку. Следственное управление СКР по Карелии начала доследственную процессуальную проверку по фактам, изложенным в письме. 3 ноября ИК-7 посетила Уполномоченный по правам человека в РФ - Москалькова Т.Н.

Комиссия СПЧ в составе Каляпина И.А и Чикова П.В. ставила целью провести проверку изложенных Дадиным и другими осужденными сведений. Для этого планировалось посетить ИК-7, опросить Дадина И.И. и других осужденных с использованием технических средств аудио- и видеофиксации, изучить личные дела осужденных, ознакомиться с записями стационарных видеокамер в ШИЗО и нагрудных видеорегистраторов сотрудников за 11-12 сентября 2016 года, посетить ШИЗО и ПКТ, отряд строгих условий отбывания наказания (далее СУОН), опросить сотрудников исправительного учреждения.

При посещении ИК-7 членов СПЧ сопровождали первый заместитель начальника УФСИН РФ по Карелии полковник внутренней службы Федотов А.В., помощник по правам человека начальника УФСИН РФ по Карелии подполковник внутренней службы Ефремов А.О. и исполняющий обязанности начальника ИК-7 майор внутренней службы Серов А.А. Упомянутый в письме начальник ИК-7 Коссиев С.Л. с 14.10.2016 находится в ежегодном отпуске с выездом за пределы Карелии.

Федотов А.В. со ссылкой на указания руководства отказался предоставить членам СПЧ возможность использования технических средств аудио- и видеофиксации при общении с осужденными и отказался предоставить для ознакомления личное дело осужденного Дадина И.И. Он также пояснил, что записи видеокамер и видеорегистраторов хранятся в течение 30 суток, в связи с чем записи за 11-12 сентября 2016 года не сохранились, за исключением видеозаписи нагрудного регистратора о применении к Дадину И.И. физической силы в связи с нарушением режима содержания 12 сентября 2016 года. По словам полковника Федотова, срок хранения этих записей составляет 2 года. Из личного дела была предоставлена справка о поощрениях и взысканиях осужденного Дадина (приложение 1). Поощрений не имеет, с 11 сентября по 11 октября 2016 года 7 раз подвергся взысканиям, в том числе три раза ШИЗО по 15 суток и четыре раза выговору. Признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания и переведен в отряд строгих условий отбывания наказания.

07 ноября 2016 года члены СПЧ в присутствии представителя общественности Борщева Валерия Васильевича опросили осужденного Дадина И.И и отобрали у него с его согласия письменные объяснения на 6 листах (приложение 2). 08 ноября 2016 года члены СПЧ опросили пятерых осужденных без присутствия сотрудников администрации, посетили ШИЗО, опросили каждого из 11 содержавшихся там осужденных, посетили СУОН, в том числе секцию Дадина И.И., повторно опросили Дадина, изучили имеющиеся видеозаписи и провели итоговое совещание с участием руководства УФСИН РФ по Карелии и ИК-7. Кроме того, при подготовке отчета были изучены публикации в средствах массовой информации и обращения осужденных, ранее отбывавших наказание в ИК-7.

Дадин И.И. пояснил следующее (выдержки из объяснения).

На следующий день после этапирования 11 сентября 2016 года примерно с 17:00 до 19:00 его привели в кабинет начальника колонии, расположенный в ШИЗО. В кабинете слева находился стол, за которым сидел начальник ИК-7 Коссиев С.Л. Дадин должен был сделать доклад по форме, описанной на плакате при входе (см. Фото: дверь и плакат слева от двери), чего делать не стал, просто зашел и встал, скрестив руки на груди. Коссиев вскочил и вытолкал его из кабинета, ударяя при этом руками по туловищу. Одновременно Дадина стали избивать трое других сотрудников — старший прапорщик, младший сержант и майор. Один или два раза от ударов по голове он падал, избиения тут же прекращались, ногами не избивали. Били молча, никаких требований не предъявляли. По окончании избиения Дадина отвели обратно в камеру, словесно сопровождая угрозами изнасилования. Через 10-15 минут Дадина вывели из камеры, завели в обысковую комнату, выдали одежду водворенного в ШИЗО. Затем в коридоре ШИЗО он увидел около 10 сотрудников колонии, 5 или 6 из которых стали его избивать — несильно, не оставляя следов. В результате, он два раза падал. Затем эти 5-6 сотрудников подняли его руками, занесли в камеру, вертикально вниз головой засунули голову в унитаз и включили слив воды. После этого Дадина снова вывели в коридор, еще раз избили, завели в камеру №14 и оставили.

12 сентября на утренней поверке примерно в 8-9 часов сотрудники колонии потребовали от Дадина выйти из камеры, он заявил о незаконности действий в отношении него накануне, потребовал прокурора и отказался выйти, сев на пол. Сотрудник с нагрудным видеорегистратором предупредил о применении физической силы, затем двое других зашли, заломили руки за спину и вывели в коридор. Затем ему на голову надели задом наперед шапку-ушанку, поставили на колени и сняли штаны. Руки были скованы за спиной наручниками. Сотрудники колонии подняли его, вывели в прогулочный двор, находящийся рядом с камерой №14, и подвесили на чем-то за руки за спиной так, что он едва доставал пола пальцами ног. С него сняли трусы, в таком положении он пробыл около 30 минут. В это время сотрудники колонии угрожали Дадину изнасилованием, обсуждали между собой, стоит ли позвать для этих целей кого-то из осужденных. Когда физическая боль стала нестерпимой, Дадин согласился выполнить все требования администрации колонии. Его сняли, он подписал документы, не читая. Его повторно водворили в ШИЗО на 15 суток.

Дадин пояснил, что осужденных в ШИЗО избивали при нем систематически, о чем он слышал через дверь. Это происходило как минимум 28 сентября, 29 сентября, 7 октября, 8 октября, 17 октября, 26 октября 2016 года.

Дадин заявил, что после прибытия в ИК-7 осужденных водворяют в так называемую «этапку», помещение внутри ШИЗО. Они оставляют вещи, выходят. Обыск проводится сотрудниками в их отсутствие. У Дадина в результате обыска были обнаружены два лезвия, он утверждает, что они были подброшены с целью водворения его в ШИЗО.

Содержался в ШИЗО он в камере №14, самой дальней по коридору от стационарной видеокамеры, угловой, самой холодной из-за близости прогулочного двора (рисунок Дадина, приложение 3). Описывал, что в ШИЗО в дневное время постоянно громко работает радио, а именно играют песни группы «Любэ» и зачитывают содержание правил внутреннего распорядка (далее ПВР).

На запястьях обеих рук со стороны больших пальцев у Дадина членами СПЧ были обнаружены застарелые продолговатые рубцы размером около 20 мм на 2 мм, с его слов образовавшиеся от наручников в результате подвешивания. Следует обратить внимание на то, что рубцы находятся чуть выше оснований больших пальцев и ориентированы под острым углом – (примерно 30 градусов) к направлению большого пальца, что косвенно подтверждает версию Дадина о подвешивании его на наручниках.

Другие опрошенные осужденные сообщили, что 07 ноября 2016 года 8 осужденных влезли на крышу отряда с плакатом «Люди, помогите». Сотрудники колонии их сняли и куда-то отвели с вещами. Один из них И. Осужденные сообщили, что сотрудники колонии просили их молчать об этом при разговоре с членами СПЧ.

На просьбу привести осужденного И. полковник Федотов А.Ю. сообщил, что ему известно об акции протеста осужденных накануне, он лично присутствовал и руководил действиями сотрудников. Он пояснил, что 8 осужденных спецблока были сняты с крыши здания и вывезены с территории ИК-7 в ИК-1 в 30 км от Сегежи на строгие условия отбывания наказания. Попытки членов СПЧ получить разрешение на посещение их в ИК-1 успехом не увенчались.

Кроме того, опрошенные осужденные, в целом, подтвердили описанный Дадиным порядок действий сотрудников ИК-7.

Так, осужденный К., с апреля 2016 года содержащийся в 3 отряде спецучастка строгого режима, пояснил, что 29 августа 2016 года был водворен на 15 суток в ШИЗО. Там постоянно громко работает радио, песни «Любэ» и ПВР. Сотрудники колонии вывели его из ШИЗО, завели в ремонтирующееся помещение через двор, подняли и сунули головой в унитаз. Затем 4 дня периодически избивали, били по голове неким деревянным молотком, которым простукивают решетки в поисках возможных трещин и распилов. К. сообщил, что в ИК-7 на период проверок отключили всю телефонную связь (УФСИН-телеком, для разговоров осужденных с родственниками). Осужденного Дадина не знает, ранее судимые с впервые осужденными к лишению свободы в колонии не пересекаются. О ситуации вокруг колонии знает, поскольку 3 ноября встречался с Уполномоченным по правам человека в РФ.

К., будучи мусульманином, пожаловался на требования сотрудников есть свинину. Отказ от свинины толкуется как отказ от приема пищи с последующим наложением взыскания. В качестве пожелания высказал возможность оборудовать на территории колонии молельную комнату хотя бы для одного в неделю совместного посещения в пятницу. Пояснил при этом, что в колонии есть часовня для православных, а имам посещает колонию редко. Этот факт позже подтвердили и сотрудники ИК-7.

Осужденный Х., 1991 года рождения, пожаловался на качество медицинской помощи, указал на наличие диагнозов - предынфарктное состояние и ишемия, защемление нерва в тазобедренном суставе справа. Диагноз был поставлен врачами в Чеченской республике. В ИК-7 ему после осмотра медики поставили диагноз аггравация (преувеличение больным какого-либо симптома). Тем не менее, опрошенный членами СПЧ начальник медицинской части колонии капитан внутренней службы Теремецкий Владимир Сергеевич пояснил, что Х. осматривали врачи гражданской больницы, назначили лечение, которое ему помогает.

Х. указал, что в мае 2016 года после поступления в ИК-7 был по надуманным основаниям помещен в ШИЗО на 7 суток, где подвергался систематическим избиениям, в том числе с использованием деревянного молотка. Содержался в холодной камере №14.

19 сентября 2016 года вновь водворен в ШИЗО на 15 суток формально «за нетактичное обращение, нецензурную брань», фактически за отказ есть свиную котлету. Указанные требования предъявлял сотрудник Матросов Евгений Борисович. В результате избиения в сентябре в ШИЗО у Х. ухудшился слух с правой стороны, из правого уха текла кровь. Несмотря на обращение за медицинской помощью, оказана она не была. Опрошенный начмед про жалобы Х. на слух не знал, обещал провести осмотр.

После освобождения из ШИЗО 07 октября 2016 года в столовой на обед Х. выдали пищу, обложенную свиным салом. Сотрудник Матросов потребовал всё съесть, после отказа осужденный вновь получил 15 суток ШИЗО.

26 октября 2016 года, находясь в ШИЗО, Х. вывели из камеры, подняли за ноги, растянули и несколько раз сильно ударили деревянным молотком по пятке. 27 октября сотрудники колонии вывели из камеры, подняли, занесли в туалет, где сунули головой вниз в унитаз, вылили на голову какую-то жидкость, угрожали справить на него нужду. В ШИЗО постоянно и очень громко играют песни группы «Любэ».

С Дадиным Х. не знаком и не пересекался, поскольку тот содержится на СУОН и с осужденными общего режима не пересекаются, о ситуации вокруг ИК-7 не знает.

Осужденный И. за 3 года отбывания наказания в ИК-7 в ШИЗО водворялся 23 раза. Подтвердил систематические избиения. Дадина не знает, о ситуации вокруг колонии тоже.

Осужденный С. с 2012 года отбывал наказание в ИК-7, затем на три года из-за нарушений режима водворялся на тюремный режим в Челябинскую область. После возвращения в ИК-7 11 марта 2016 года содержался в камере №14, очень холодной. Подтвердил постановку осужденных на растяжку на утренних и вечерних поверках и избиения. 13 марта 2016 года после избиения совершил акт членовредительства, порезал вены. 21 апреля 2016 года его снова избили, вывели в прогулочный двор, где подвесили за скованные за спиной наручниками руки на фиксаторе двери прогулочной камеры. Провисел около 1 часа, после чего сотрудники колонии окунали его головой в унитаз. С. подтвердил громкую музыку группы «Любэ» и зачитывание ПВР в коридоре ШИЗО. После этого водворили на 12 месяцев в единое помещение камерного типа (ЕПКТ). Посетивший его прокурор на жалобы никак не отреагировал, следователь СКР заявление принимать отказался. Поскольку с апреля находится в полной изоляции в одиночной камере не знаком ни с Дадиным, ни с ситуацией вокруг колонии.

Визуальный осмотр внутренних помещений ШИЗО членами СПЧ подтвердил наличие нескольких крупных динамиков. Сотрудники ИК-7 не отрицали включение громкой музыки.

Посетили камеру №14, температура в ШИЗО была нормальной, однако, описываемые осужденными события относятся к периоду, когда отопление еще не было включено. Камера №14 действительно находится отдельно от остальных, наиболее удалена от стационарной видеокамеры и ближе всего к прогулочному двору. Апендикс коридора видеокамерой не просматривается. Сотрудники колонии пояснили, что на это обстоятельство, после получения аналогичных жалоб осужденных, обратила внимание и Уполномоченный по правам человека в РФ Москалькова Т.Н. В связи с этим, во время посещения членами СПЧ колонии, в данном месте была установлена дополнительная стационарная видеокамера.

Описанные осужденными С. и Дадиным фиксаторы на дверях прогулочных камер действительно имеются, находятся примерно на расстоянии 2 м от земли (см. фото с Каляпиным). С. пояснил, что подвешивание осуществляется на нескольких сцепленных между собой наручниках.

По поводу деревянного молотка врио начальника ИК-7 Серов А.А. пояснил, что такой молоток для простукивания решеток действительно имеется, только сделан из пластмассы.

Члены СПЧ предложили продемонстрировать записи видеокамер в ШИЗО за даты, указанные Дадиным и другими осужденными в пределах 30 суток до 8 ноября 2016. Прежде всего речь шла о видеокамерах, расположенных в коридоре ШИЗО. Чиковым П.В. был составлен письменный запрос об этом. В результате были представлены две короткие записи с видеокамер, расположенных в посещениях, где содержался Дадин. Другие записи показаны не были, однако, это свидетельствует о том, что они сохраняются.

В связи с отказом руководством УФСИН РФ по Карелии предоставить личное дело осужденного Дадина Каляпиным И.А. также был составлен письменный запрос на имя начальника УФСИН РФ по Карелии. Однако удовлетворена просьба не была, в связи с чем оказалось невозможным оценить законность всех наложенных на Дадина взысканий, и выполнение процедур, связанных с водворением в ШИЗО, изучить его письменные объяснения, либо удостовериться в их отсутствии. Судя по выданной справке (приложение 2), Дадин четырежды отказывался дать какие-либо объяснения, что выглядит крайне сомнительно, учитывая его личность. Одно из взысканий наложено за то, что он, находясь в этапном помещении, якобы закрыл видеокамеру. Дадин пояснил, что это та самая камера №14, и закрыл он видеокамеру, так как туалет от нее не отгорожен. При визуальном осмотре членами СПЧ камеры №14 установлено, что унитаз от видеокамеры действительно не отгорожен. Также основанием взыскания указан сон в дневное время, однако, известно, что в камерах ШИЗО в дневное время кровати принудительно пристегиваются к стенам сотрудниками колонии из коридора. Осужденный не имеет возможности самостоятельно опустить кровать и лечь. Четырежды взыскания накладывались за невежливое и нетактичное обращение к сотрудникам колонии, чем это подтверждаются, неизвестно.

При подготовке отчета были изучены публикации со свидетельствами людей, ранее отбывавших наказание в ИК-7.

Александр Громов, Мурманск, часть 1 статьи 111 УК, в ИК-7 находился в период ноябрь 2015 – июль 2016: На шпагат растягивали, сажали, по голове били... Заходят вдвоем, пробили пару раз в грудь, заломали руки, к туалету головой подносят и говорят: «Сейчас ты убираться будешь, или головой в туалет запихаем». Первое, что делаешь, это должен выбегать из камеры и вставать в позу «шпагат»: руками, кончиками пальцев касаешься стены, это стандартная процедура. Они выходят вдвоем, два инспектора обычно держат ноги тебе, растягивают, пока ты орешь доклад так, что слышно по всему изолятору — даже примерно знаешь, когда до тебя очередь дойдет. Растягивают «шпагат», бьют, закидывают обратно в камеру.

У меня в один раз было, что не мог встать со шпагата, говорю, не могу идти в камеру.

Меня закидывают в камеру, я упал, лежу и уже какие-то слезы от обиды на глазах, и тут заходят спрашивают: «Проблемы, жалобы есть?». «Ты что, не видишь что ли?», — отвечаю, а они выводят из камеры, растягивают опять, побили, опять в камеру запихали.

Потом у меня суд был, два адвоката, кучу денег на это потратил. А меня в это время закрыли в действующий штрафной изолятор. Кому-то лезвия подкидывают».

Бывший осужденный В. Статьи 111 УК и 112 УК, находился в ИК-7 в 2011–2016 годах.

«Самое главное наказание — само собой, ШИЗО. Что происходит, когда заключенный попадает туда? Они никогда не включают видеорегистраторы, когда они «растягивают», воспитывают человека. Сотрудники колонии включают их вначале, когда все нормально. А потом выключают и начинают избивать. Есть в ШИЗО и мертвые зоны, где камер вообще нет. Делают так: ставят к стенке, в положение обыска, двое хватают руки, двое — ноги, и начинают тянуть... Когда осужденные попадают в ШИЗО — там с утра до вечера играет музыка, очень громко, это бьет в уши. Годами играют одни и те же песни. За свои 15 суток я чуть не сошел с ума. Два раза в день проводят пересменку. Начинается пересменка — включают группу «Любэ», иногда военно-патриотические песни. Пытки начинаются именно под эту группу.

Есть там еще очень холодные камеры, в них просто ужасно холодно. До них отопление просто не доходит. Некоторые заключенные говорили, что лучше бы их били, чем в эти камеры закрывали. Спать там невыносимо вообще, люди ложатся на кровать и накрываются матрасами, чтобы хоть немного поспать». [4]

Замир Броев, бывший осужденный в ИК-7:

«Я находился в колонии с апреля 2014 года до июня 2016-го. Как приехал, меня закрыли в изолятор на 15 суток. Каждого прибывшего закрывают в ШИЗО, чтобы показать, куда он попал, даже если не за что. Там утром в пять часов подъем, «Любэ» играет... Как бьют? Встаешь у стенки, ноги раздвигаешь. Один сотрудник одну ногу тянет, второй — вторую. Остальные бьют как попало. У них деревянная кувалда есть, которой они решетки проверяют. Вот ей по голове бьют, по спине, по почкам, по пяткам». [5]

Н., бывший осужденный ИК-7:

«В ШИЗО есть 14-я камера, между собой заключенные ее зовут «пыточной», хотя там любая камера — пыточная. Но 14-я — самая дальняя, и другие просто не услышат, что там происходит. Когда наступает зима, там выключают отопление, открывают дверь на улицу и оставляют тебя в одних трусах сидеть. Могут вытащить во дворик — 25 градусов мороза, и ты сидишь там часов шесть.

Пока ты в ШИЗО, над тобой постоянно издеваются — бьют, унижают, оскорбляют.

Сначала ноги растягивают, а когда видят, что ноги уже бесполезно рвать, применяют физическую силу. Естественно, применяют аккуратно, они очень следят за тем, чтобы у тебя не осталось синяков. Подвешивают «ласточкой» — руки за спину заводят и вешают на наручниках... Когда идет пересменка, они включают на всю музыку. У них там есть диск, «Прорвемся, опера», — про милицию, Расторгуев поет». [6]

Выводы по итогам посещения ИК-7 следующие.

1. Совокупности объективных доказательств описываемых Дадиным действий в отношении него 11 и 12 сентября 2016 года, равно как и утверждений о правомерности поведения сотрудников ИК-7, установить не удалось. Видеозаписи не представлены, личное дело не представлено. Давность событий не позволила обнаружить телесные повреждения, за исключением следов на кистях обеих рук Дадина. Ответственность за надлежащее состояние здоровья, находящихся под контролем представителей власти лиц, в том числе осужденных, лежит на властях. Невозможность на сегодняшний день подтвердить, либо опровергнуть показания Дадина, неготовность представить материалы о наложенных взысканиях, рапорта сотрудников, материал о применении в отношении Дадина физической силы, его объяснения по этим поводам, отсутствие видеозаписей свидетельствуют не в пользу администрации ИК-7.

При этом, необходимо дать оценку тому обстоятельству, что в соответствии с Приказом Минюста РФ от 04.09.2006 года №278 «Об утверждении Наставления по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы», а также указания ФСИН России от 20.08.2013 года №08/27-734 «О повышении эффективности использования средств видеонаблюдения учреждениями УИС» срок хранения видеоархивов с камер видеонаблюдения составляет до 1 года, видеорегистраторов - 30 суток. Таким образом, сотрудники ИК-7, не обеспечили сохранность видеозаписей со стационарных камер видеонаблюдения в нарушение действующих норм, либо намеренно скрыли имеющиеся видеозаписи от членов СПЧ и Уполномоченного по правам человека в РФ. Более того, заместитель начальника УФСИН по Карелии п-к Федотов А.В. намеренно, либо по незнанию пытался ввести членов СПЧ в заблуждение, относительно сроков хранения видеозаписей, установленных ведомственными нормативными актами. Кроме того, оценке подлежит и то обстоятельство, что членам СПЧ не были предоставлены документы из личного дела Дадина, касающиеся наложения на него дисциплинарных взысканий, а в особенности, водворения его в ШИЗО. Предоставление этих документов для обозрения было согласовано с руководством ФСИН ещё до поездки в ИК-7. Более того, предоставление этих документов было согласовано с А.В. Федотовым 7 ноября. Однако, уже на следующий день, в предоставлении этих документов было категорически отказано без объяснения причин, со ссылкой на указание ФСИН РФ. Сюда же следует отнести и попытку сотрудников ИК-7 оказать воздействие на осужденных перед беседой с членами СПЧ, их советы «не говорить лишнего», а также, запрет членам СПЧ пользоваться диктофоном для записи бесед с осужденными. Все эти обстоятельства позволяют сделать вывод о намерении сотрудников УФСИН по р. Карелия скрыть от членов СПЧ материалы, содержащие объективную информацию о событиях, ставших предметом обращения осужденного Дадина, воспрепятствовать проведению полной и объективной проверки.

1. Объяснения других осужденных, описывающих идентичные, либо схожие действия (растяжка, поднимание на руки, засовывание головой вниз в унитаз, удары по туловищу без следов, подвешивание), последовательность поведения сотрудников (помещение в «этапку», водворение в ШИЗО, избиение), место (камера №14, прогулочный двор, кабинет начальника, туалет), используемые предметы (наручники, фиксатор двери, молоток), сопровождаемые словесными угрозами (изнасилованием прежде всего), иные условия (громкое радио, песни группы «Любэ», зачитывание ПВР) свидетельствуют о достоверности описываемых Дадиным событий. Следует учитывать, что ряд осужденных между собой никак не общаются, не знают Дадина, не информированы об идущих проверках.

2. Отсутствие эффективного внешнего контроля со стороны подразделений Следственного комитета РФ и прокуратуры РФ в Сегеже за ситуацией в ИК-7, неэффективность и некритичность поведения членов ОНК Карелии создали дополнительные условия для формирования практики систематического нарушения права на личную неприкосновенность, свободы вероисповедания. Следует также принять во внимание, что сопровождавший членов СПЧ первый заместитель УФСИН РФ по Карелии Федотов А.В. был начальником ИК-7 до своего назначения на должность, а нынешний начальник ИК-7 Коссиев С.Л. был его заместителем. В настоящее время полковник Федотов остается куратором ИК-7 и на должности первого заместителя начальника УФСИН РФ по Карелии.

 

Рекомендации

Члены СПЧ Каляпин И.А. и Чиков П.В. рекомендуют ФСИН перевести осужденного Дадина И.И. в другое исправительное учреждение для отбывания наказания ближе к месту его постоянной регистрации, тем более, что этого требуют положения Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Следует учесть, что сам Дадин несколько раз категорически возражал против перевода.

Также рекомендуем по результатам служебной проверки ликвидировать практику применения насилия в отношении осужденных в помещениях ШИЗО ИК-7. Исключить практику громкой музыки и многократного зачитывания правовых норм в ШИЗО. Одежду и личные вещи вновь прибывших осужденных рекомендуется досматривать исключительно в их присутствии и при включенных видеорегистраторах. Обеспечить хранение записей со всех стационарных видеокамер и нагрудных видеорегистраторов сотрудников в течение 1 года в соответствии с ведомственными нормами. Обеспечить в материалах о взысканиях осужденных их собственноручные письменные объяснения. А, в случае отказа, фиксировать отказ осужденного путем составления соответствующего акта и записи на видеорегистратор.

Пересмотреть отношение к питанию осужденных мусульман, рассмотреть вопрос об оборудовании молельной комнаты, предложить Духовному управлению мусульман обеспечить систематические визиты имама в колонию.

Прокуратуре Республики Карелия рекомендуем провести проверку качества прокурорского надзора за исправительными учреждениями, в том числе в ИК-7.

Следственному управлению Следственного комитета РФ по Республике Карелия — приобщить данный отчет с приложениями к материалам процессуальной проверки, истребовать сохранившиеся видеозаписи за указанные даты, опросить указанных осужденных, установить местонахождение осужденных, устроивших акцию протеста 07 ноября 2016 года в ИК-7. В случае возбуждения уголовного дела обеспечить потерпевших мерами государственной защиты.

ОНК Карелии рекомендуем повторно посетить ИК-7 и провести личный прием перечисленных выше осужденных ИК-7 и ИК-1 в отсутствие сотрудников колонии, отследить их дальнейшую судьбу.

Член СПЧ Каляпин И.А.
Член СПЧ Чиков П.В.

10 ноября 2016 года

Источник: Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть Gulagu.net - это эффективная площадка для граждан, где они могут заявлять о коррупции и противозаконных действиях предателей интересов государственной службы и быть уверенными, что их услышат на самом верху. И это один из первых проектов, который доказал свою значимость в нынешнем демократическом обществе.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области