Прошло три недели после первого письма Ильдара Дадина. Что происходит в ИК-7 и с самим заключенным?

21 ноября МВД Карелии начало проверку по факту драки осужденного Ильдара Дадина с сокамерником в исправительной колонии № 7. Итогом проверки может стать новое уголовное дело против Дадина, рассказавшего о пытках в ИК-7. Тем временем, сам гражданский активист, отбывающий наказание за «неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия», отказался от медицинского обследования у независимого врача; кроме того, он до сих пор не прошел проверку на детекторе лжи, чтобы подтвердить свой рассказ о пытках. «Медуза» рассказывает, что происходило с Ильдаром Дадиным после того, как были опубликованы его письма из колонии.

К Ильдару Дадину до сих пор не пустили полиграфолога, хотя ходатайство об этом было подписано следователем 10 ноября, об этом сообщил «Медузе» адвокат Дадина Алексей Липцер. В карельском управлении Следственного комитета отказались объяснять, почему проверка на полиграфе не случилась. Во ФСИН России и УФСИН по Карелии с «Медузой» разговаривать отказались. Пресс-секретарь карельского УФСИН Виталий Фефелов 11 ноября заявил, что Дадин отказался от прохождения теста на полиграфе — хотя Дадин говорил, что готов пройти проверку, но только в присутствии адвоката.

12 ноября активиста навестил независимый врач Василий Генералов, но Дадин отказался от медицинского обследования. По словам жены Дадина Анастасии Зотовой, приехавшего вместе с Генераловым юриста Николая Зборошенко (он представляет Дадина в Европейском суде по правам человека) не пустили в колонию, поэтому ее муж мог решить, что «доктор не тот, что это все подстава». При этом Зотова отмечает, что состояние Дадина ухудшилось: он «заикается, задыхается, дрожат руки». Генералов в свою очередь отметил, что «при визуальном осмотре никаких травм или повреждений на нем [Дадине] не было».

14 ноября начальник ИК-7 Сергей Коссиев вернулся из отпуска, в котором он находился, когда было опубликовано письмо Дадина с описанием пыток (1 ноября). На вопросы корреспондента «Медузы» Коссиев отвечать отказался. Проверка колонии, начатая Следственным комитетом, продолжается.

17 ноября УФСИН по Карелии заявило, что Дадин подрался с сокамерником из-за кипятильника. В ведомстве утверждают, что в результате драки Дадин получил ссадину, у его сокамерника зафиксированы многочисленные травмы головы.

21 ноября стало известно, что делом о драке с участием Дадина займется МВД по Карелии. В пресс-службе полиции заявили, что по результатам проверки может быть возбуждено уголовное дело по статьям «Побои» или «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Анастасия Зотова заявила, что зачинщиком драки был сокамерник Дадина, которого она называет «активистом», то есть заключенным, сотрудничающим с администрацией колонии («Медуза» публиковала монолог одного из «активистов»). Зотова уверена , что «в Карелии планируют завести на Ильдара новое уголовное дело „за драку“ — а по факту за то, что рассказал о пытках».

Еще двое осужденных из ИК-7 рассказали о пытках в колонии. По словам координатора правозащитного проекта «Гулагу.net» Антона Дроздова, это осужденные Зелимхан Гелисханов и Анзор Мамаев. Причем Мамаев пожаловался на пытки еще и уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой, приезжавшей к Ильдару Дадину. После этого Мамаев был переведен из ИК-7 в соседнюю колонию № 1, где, по его словам, пытки продолжились. О пытках в колонии бывшие и действующие осужденные рассказывали «Медузе», «Медиазоне», порталу «ОВД-инфо». Таким образом, есть уже семь свидетельств о том, что издевательства над заключенными в ИК-7 носят системный характер. 22 ноября матери осужденных из ИК-7 обратились в президенту Владимиру Путину с просьбой «взять личный контроль за исправительным учреждением».

Источник: Meduza
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Киюцина Ольга Киюцина Ольга
22 ноября 2016 в 19:37

Подпишите петицию под названием «Остановите насилие и вымогательство в тюрьмах!!!»
https://www.change.org/p/%D0%B...

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

На сколько важно правозащитникам, в том числе членам ОНК публиковать результаты своих проверок и расследований?

Правозащитники, в том числе члены ОНК, должны иметь право во время проверок иметь диктофоны, фото и видео. Пока это не является всеобщей практикой. Надо искать, вырабатывать формы отчета о проведенных проверках (плановых, внеплановых, по имеющимся сигналам).  Как практик, знаю, насколько объемным может получится материал. И проблема не только отразить все существенное в нем, но и потом переработать и осмыслить, превратить  в дальнейшем в отчеты, рекомендации или обращения. Так, разработку подобной "методички" Вы могли бы осуществить и предложить Общественной Палате РФ и ОНК. Зная Ваши организационные и экспертные возможности, могу предположить, что у авторитетного медиапортала ОНК.РФ и экспертов это получится быстро и эффективно. Публиковать отчет необходимо параллельно итогам проведённых проверок СК и прокуратуры, как минимум.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами