Адвокаты о карельских колониях: Еще двое заключенных заявили о пытках

Юристы Антон Дроздов и Анна Кутузова из организации «ГУЛАГУ — нет» 18 ноября приняли заявления о пытках еще от двух заключенных ИК-7 и ИК-1 в Карелии. Об этом правозащитники сообщили корреспонденту «7x7». Так же, по их словам, сотрудники колоний препятствовали их работе по формальным основаниям.

Как рассказали юристы, их подопечные Зелимхан Гелисханов и Анзор Мамаев пожаловались на применение пыток и тяжелые условия жизни уполномоченной по правам человека Татьяне Москальковой, когда та приезжала в исправительную колонию №7 в Сегеже. После этого Анзора Мамаева сразу же перевели в ИК-1 в одиночную камеру, где, как он утверждает, издевательства над ним продолжились. По словам осужденных, сотрудники колоний принуждали их отказаться от своих показаний и взамен обещали различные тюремные поблажки.

— Эти парни оказались «с кремнем внутри», они хотят добиться справедливости, — сказал Антон Дроздов в телефонном разговоре с корреспондентом «7x7».

Он уточнил, что со слов осужденных стало понятно, что к ним применялись те же пытки, что и к Ильдару Дадину, который первым заявил о них в опубликованном на «Медузе» 1 ноября письме: «растяжки» и «подвешивания» осужденные узнали на себе уже в 2012 году.

Дроздов считает, что слова заместителя директора ФСИН Валерия Максименко о том, что все правозащитники могут поехать в Сегежу и проверить состояние заключенных, оказались, «мягко говоря, выдумкой» — по формальным основаниям их работе препятствовали сотрудники колоний. Есть у правозащитников претензии и к работе прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях — на их взгляд, ее нельзя назвать добросовестной.

Во время приезда для общения с подзащитными в колонию юристы обратили внимание на нарушения. В частности, в так называемой медицинской части адвокат Анна Кутузова сидела в пальто из-за низкой температуры в помещении. Правозащитники сняли на видео информационный стенд в комнате приема передач.

— Мы зафиксировали отсутствие какой-либо наглядной агитации и вывесок с информацией о федеральных органах государственной власти. Например, отсутствуют адреса ФСИН России, Генеральной прокуратуры и даже уполномоченного по правам человека и т.д. Другими словами, родственники осужденных, кто даже и хотел бы обратиться к вышестоящему руководству, просто не знали куда. Не все сегодня владеют интернетом, — констатировал Антон Дроздов.

Получить комментарий представителей ФСИН «7x7» пока не удалось. Как сообщает РБК со ссылкой на слова главы пресс-службы карельского управления ФСИН Виталия Фефелова, информацией о новых инцидентах в ведомстве не располагают.

Ильдар Дадин — первый в России осужденный по статье 212.1 УК («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Международные правозащитные организации признали активиста политическим заключенным. 1 ноября СМИ опубликовали письмо Дадина, в нем он заявил о пытках и избиениях, которым подвергся в колонии №7 в Сегеже. По словам супруги Дадина Анастасии Зотовой, ее муж продолжает настаивать на проверке на полиграфе. 17 ноября, по официальной информации из ФСИН, Дадин подрался с сокамерником на «бытовой почве». Зотова рассказала о версии самого Дадина: конфликт спровоцировал его сосед, а сотрудники колонии вмешались только тогда, когда Ильдар начал активно защищаться.

Источник: 7x7
Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека