Правозащитники предложили переподчинить тюремных врачей Минздраву

Чтобы снизить смертность в российских тюрьмах, медработников ФСИН надо переподчинить Министерству здравоохранения, утверждают правозащитники. Тяжелобольных заключенных они предлагают освободить немедленно.

Реформа системы

Лечить заключенных должны гражданские врачи, а не медики исправительной системы, утверждают российские правозащитники. Переподчинение медработников Федеральной службы исполнения наказания (ФСИН) Минздраву​​ устранит «круговую поруку», при которой медики руководствуются интересами ведомства, а не пациентов, улучшит условия содержания осужденных и снизит число обращений в Страсбургский суд. Такие выводы содержатся в докладе «Тюремная медицина», который был подготовлен директором правозащитной организации «Зона права» Сергеем Петряковым. Документ есть в распоряжении РБК.

Исследование проводилось на основе анализа постановлений ЕСПЧ, статистики ФСИН, докладов Общественных наблюдательных комиссий (ОНК), материалов уголовных дел и обращений заключенных и их родственников в «Зону права».

Сейчас в системе ФСИН 133 больницы, 56 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом и девять лечебных исправительных учреждений для больных наркоманией; в бюджете ведомства отдельная строка посвящена медобслуживанию. Так, в 2013 году на лекарственное обеспечение заключенных было выделено 1,98 млрд руб., на закупку медоборудования — 394 млн руб., приводят авторы доклада данные ФСИН.

Тем не менее медпомощь в изоляторах и колониях — одна из самых частых причин для жалоб в ЕСПЧ, утверждают правозащитники. Согласно данным Генпрокуратуры, только в 2015 году в местах лишения свободы скончались 3977 обвиняемых и осужденных. За минувшие пять лет Россия по решению Страсбургского суда выплатила €565,5 тыс. в качестве компенсаций. «Это только видимая часть айсберга: власти понимают, что по жалобе Европейский суд примет решение не в их пользу, и сами предлагают заявителю компенсацию», — отмечает Петряков.

Без кадров и финансов

Недостаточное финансирование лечебных учреждений ФСИН очевидно. В 2013 году ФСИН просила свыше 6 млрд руб. на лекарства и 3,8 млрд руб. на медоборудование, а получила в разы меньше.

Однако ключевая проблема — отсутствие специалистов, отмечается в докладе. Из-за низкого уровня престижа идет отток квалифицированного персонала, а недавние выпускники не готовы занимать вакантные места. Наиболее дефицитные специальности — инфекционисты, неврологи, онкологи, хирурги, стоматологи и гинекологи. И это при том что, по словам Петрякова, который был членом ОНК в Чувашии, зарплата гражданского врача-инфекциониста и медика в структурах ФСИН примерно одинаковая — 20–22 тыс. руб.

Другая серьезная проблема — отсутствие сотрудничества между территориальными органами ФСИН и гражданскими медцентрами. В разговоре с РБК автор исследования отмечает, что все данные по контрактам такого рода засекречены: даже когда ФСИН анонсирует договор с больницей, как в Ленинградской области, то не уточняет ни перечень услуг, ни название учреждения. А если такие контракты и заключаются, то администрация учреждений не всегда готова обеспечить этапирование пациента, говорят правозащитники.

Основные причины высокой смертности среди заключенных — переполненность камер, отсутствие нормальной вентиляции, нахождение в одном помещении курящих и некурящих, а также недостаток витаминов, отмечает Петряков. Это могут решить новые тюрьмы, но для этого также необходимо увеличение финансирования на миллиарды. Например, стоимость тюремного комплекса «Кресты-2» на 4 тыс. мест составила 12 млрд руб.

Среди болезней, которые приводят к смерти заключенных, на первом месте сердечно-сосудистые заболевания (23,5% умерших), затем следуют ВИЧ (19,4%), травмы и отравления (16,2%) и онкология (10,9%). На долю всех остальных заболеваний приходятся 22,4% умерших, говорится в докладе.

В феврале 2015 года начальник управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России Сергей Воробей отметил увеличивающийся с каждым годом рост числа выявленных случаев заражения ВИЧ-инфекцией в тюрьме. Численность ВИЧ-положительных среди заключенных по сравнению с 2013 годом выросла на 5,1%. Проблема осложняется тем, что у ВИЧ-зараженных одновременно с вирусом иммунодефицита нередко находят и туберкулез. Наличие двух тяжелых заболеваний получило название «турбович», отмечается в исследовании.

В настоящее время закупку антивирусных препаратов для учреждений ФСИН осуществляет Минздрав. Общая сумма заявки ФСИН на 2015 год на антивирусные препараты составила 2,3 млрд руб.; фактически же препаратов поступило лишь на 1,98 млрд руб. Согласно сайту госзакупок, в 2015 году аукционы на закупку ряда препаратов для нужд тюремщиков не проходили.

Досрочное освобождение

Еще одна возможность снизить число скончавшихся от заболеваний в учреждениях ФСИН — это досрочное освобождение тяжелобольных заключенных, считают авторы доклада. Но оно не всегда возможно из-за проблем юридического характера, рассказала РБК общественный советник директора ФСИН Анна Каретникова. «И врачи, и судьи утверждают, что помимо тяжести болезни необходимо обязательно учитывать тяжесть преступления, — и в этом их инертность одинакова», — говорит Каретникова.

Она считает вывод медиков из-под контроля ФСИН половинчатой мерой: «Непонятно, что сделать с медициной в отдаленных районах, где колонии — это градообразующие предприятия и больше врачей в округе нет».

Полный текст доклада «Тюремная медицина в России» Скачать файл

Чтобы улучшить положение заключенных, необходимо вернуть норму закона, согласно которой в учреждение ФСИН могли попасть любые сотрудники всех НКО, у которых был прописан в уставе мониторинг за колониями, заявила РБК исполнительный директор движения «Русь сидящая» Ольга Романова.

В пресс-службе ФСИН не смогли оперативно прокомментировать предложения «Зоны права».

Источник: РБК
Важно. Рейтинг — 9
Поделиться с друзьями

4 комментария

Полностью согласна. Я начинала свою трудовую деятельность на заводе изготавливающем военно-транспортные самолёты. Отдел технического контроля за изделием не подчинялся директору завода, а подчинялся военпреду. Поэтому ни у кого даже мысли не возникало надавить на сотрудника ОТК, чтобы он пропустил изделие с ьдефектом. Если врач в штате ФСИН и хотел бы там продолжить работать он не пойдёт против системы.

Киюцина Ольга Киюцина Ольга
16 ноября 2016 в 14:09

В этом докладе мы кратко обозначили экономические аспекты, связанные с тюремной медициной http://i-pso.ru/2016/10/06/csr...

Киюцина Ольга Киюцина Ольга
16 ноября 2016 в 14:02

Про необходимость передачи тюремной медицины Минздраву - полностью согласна. Про то, что во ФСИН нехватка мед.персонала и финансов - не согласна абсолютно. У нас есть цифры, которые доказывают обратное, но пока нет возможности доделать доклад на эту тему. Если найдутся желающие поддержать нас в реализации этого проекта - напишите в личку. Помощь нужна прежде всего финансовая - у нас сейчас очень много работы и не хватает ресурсов для реализации всего задуманного.

А чего здесь комментировать пресс-службе ФСИН? Давно это переподчинение врачей надо сделать.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека