В темном офисе черти водятся

Вчера Басманный райсуд на два месяца санкционировал домашний арест главы Минэкономики Алексея Улюкаева, обвиняемого СКР в получении взятки в размере $2 млн (указ президента о его отставке был обнародован уже после заседания). Защита чиновника утверждает, что он стал жертвой провокации, проведенной в офисе ПАО «НК “Роснефть”». В свою очередь, источники “Ъ” в правоохранительных органах утверждают, что министра задержали с поличным после того, как он в рамках так называемого оперативного эксперимента получил помеченный спецсоставом кейс с долларами.

Официально задержание Алексея Улюкаева сотрудниками ФСБ было оформлено в два часа ночи 15 ноября. Через полчаса после этого официальный представитель СКР Светлана Петренко сообщила о возбуждении в отношении главы Минэкономики уголовного дела по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере, сопряженное с вымогательством) в связи с получением им 14 ноября $2 млн «за положительную оценку, позволяющую ПАО “НК «Роснефть»” осуществить сделку по приобретению госпакета акций ПАО “АНК «Башнефть»” в размере 50%». По версии следствия, вымогая взятку, господин Улюкаев угрожал представителям «Роснефти» — впрочем, пока опубликованная следствием информация не дает ответа на вопрос, чем именно мог угрожать госкомпании глава министерства в связи со сделкой, за месяц до передачи денег одобренной президентом и премьер-министром и фактически состоявшейся — средства от приватизации «Башнефти» к тому моменту уже были полностью перечислены в бюджет.

Источник “Ъ”, близкий к ФСБ, обеспечивающей оперативное сопровождение громкого расследования, рассказал, что Алексей Улюкаев был задержан накануне около 17:30, когда получил в одном из офисов ПАО «НК “Роснефть”» кейс, в котором находился $1 млн. Второй кейс, по версии источника, чиновнику якобы обещали донести до машины и положить в нее. Отметим, что защита самого господина Улюкаева не отрицает, что в деле присутствовали деньги, утверждая, однако, что министр их не трогал. По версии источника, непосредственного контакта у господина Улюкаева с долларами, помеченными спецсоставом, действительно не было. А след на его руке остался от ручки кейса, которую чекисты также предусмотрительно обработали специальным веществом. Собеседник “Ъ” отмечает, что само задержание чиновника затянулось на много часов только из-за того, что в соответствии с законом каждую из купюр (20 тыс. штук!) достоинством $100 пришлось потом описывать и оформлять, чтобы все они были включены в уголовное дело.

«В распоряжении следствия имеется ряд весомых доказательств, в том числе материалы оперативно-разыскной деятельности, аудио- и видеозаписи, показания свидетелей, которые зафиксированы в соответствии с требованиями закона, но пока не разглашаются в интересах следствия»,— сообщила представитель СКР Петренко, отметив, что среди прочего экспертами получены «специфические следы на пальцах рук» фигуранта громкого дела.

Как рассказали “Ъ” в Минэкономики, до описанных следствием событий Алексей Улюкаев в понедельник находился в офисе министерства (ранее появлялись сообщения о том, что министр взял больничный). В Минэкономики он провел оперативку, а с 16 до 17 часов — масштабное совещание по реформе закона о закупках госкомпаний. В нем, кстати, в числе менеджеров госкомпаний участвовали два представителя «Роснефти» — замдиректора департамента анализа нормотворчества и правовых инициатив Виктория Подсосонная и заместитель руководителя службы закупок Елена Ермакова, а также Станислав Пугинский — сын одного из партнеров адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», соучредителем которого является однокурсник президента РФ Николай Егоров. По итогам совещания стороны зафиксировали согласие по 12 позициям (отмечалось, что они также соответствуют позициям государственно-правового управления президента), однако сам господин Улюкаев его конца не дождался, сославшись на то, что ему надо идти, рассказали участники совещания. После этого чиновник на служебной машине отправился в офис «Роснефти», однако в министерстве до вечера ждали, что он вернется для встречи с прессой, рассказал собеседник “Ъ” в ведомстве.

Следственные действия с господином Улюкаевым продолжились вчера в шесть утра уже в центральном здании СКР в Техническом переулке.

Следователь по особо важным делам Роман Нестеров, известный по расследованиям в отношении братьев Алексея и Олега Навальных, а также владельца «Моего банка» Глеба Фетисова, предъявил господину Улюкаеву официальное обвинение по ч. 6 ст. 290 УК РФ и попытался допросить его. Однако допрос, занявший менее часа, являлся скорее формальностью. По совету адвокатов на большинство из заданных ему вопросов господин Улюкаев не ответил, сославшись на ст. 51 Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя. При этом свою вину в получении взятки он не признал.

В свою очередь, источник “Ъ” в правоохранительных органах отметил, что операция против министра была весьма похожа на ту, в результате которой по аналогичному обвинению под стражей оказался экс-губернатор Кировской области Никита Белых (впрочем, в его случае видео передачи средств было продемонстрировано СКР практически сразу после задержания, чего в случае с Алексеем Улюкаевым пока не произошло). По его словам, тогда и сейчас в оперативном эксперименте могли участвовать подчиненные Олега Феоктистова, который ранее являлся замначальника управления собственной безопасности ФСБ, а сейчас стал вице-президентом ПАО «НК “Роснефть”» по безопасности.

В 16 часов сотрудники ФСБ в штатском доставили Алексея Улюкаева в Басманный райсуд. При этом следователь Нестеров, несмотря на тяжесть обвинения, не стал настаивать на помещении чиновника в СИЗО. Согласно заявленному им ходатайству, обвиняемый, учитывая состояние его здоровья (у министра атеросклероз и гипертония) и возможную госпитализацию, а также наличие у него двух несовершеннолетних детей и престарелых родителей, может находиться во время следствия у себя дома. Оставлять министра под подпиской о невыезде следователь суду не рекомендовал, сославшись на то, что у обвиняемого остался загранпаспорт, а на ближайшее время запланированы командировки в Перу и на Кубу с его участием. Прокурор, признав обоснованность обвинений в адрес министра, поддержал ходатайство об альтернативном аресте.

Сам господин Улюкаев оставил избрание ему меры пресечения на усмотрение суда. При этом он упомянул о проблемах со своим здоровьем и высказал намерение оказывать необходимое содействие следственным органам.

Адвокаты, еще раз отметив, что вину их подзащитный не признает и что он не совершал инкриминируемого ему преступления, предложили суду вообще не избирать господину Улюкаеву меру пресечения. А в случае домашнего ареста попросили дать возможность их подзащитному совершать двухчасовые прогулки утром и вечером.

Судья Артур Карпов арестовал Алексея Улюкаева до 15 января 2017 года. Все это время подследственный будет находиться со своей семьей в квартире элитного жилого корпуса «Золотые ключи-2» на Минской улице, однако прогулки и использование любых средств связи ему были запрещены.

Вчера сотрудники УФСИНа должны были надеть на лодыжку обвиняемого электронный браслет, с помощью которого собираются контролировать его перемещения. Кроме того, в квартире, по данным источников “Ъ”, могут быть установлены спецустройства, позволяющие контролировать переговоры чиновника. Защита пока не решила, обжаловать судебное решение или нет.

Вечером Алексей Улюкаев указом президента Владимира Путина был отправлен в отставку в связи с утратой доверия.

Николай Сергеев, Юрий Сенаторов; Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: Коммерсант.ru
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

На сколько важно правозащитникам, в том числе членам ОНК публиковать результаты своих проверок и расследований?

Правозащитники, в том числе члены ОНК, должны иметь право во время проверок иметь диктофоны, фото и видео. Пока это не является всеобщей практикой. Надо искать, вырабатывать формы отчета о проведенных проверках (плановых, внеплановых, по имеющимся сигналам).  Как практик, знаю, насколько объемным может получится материал. И проблема не только отразить все существенное в нем, но и потом переработать и осмыслить, превратить  в дальнейшем в отчеты, рекомендации или обращения. Так, разработку подобной "методички" Вы могли бы осуществить и предложить Общественной Палате РФ и ОНК. Зная Ваши организационные и экспертные возможности, могу предположить, что у авторитетного медиапортала ОНК.РФ и экспертов это получится быстро и эффективно. Публиковать отчет необходимо параллельно итогам проведённых проверок СК и прокуратуры, как минимум.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами