«Врубают в восемь утра на полную "Прорвемся, опера" — и так до отбоя». Павел Чиков о проверке ИК-7

ШИЗО в ИК-7. Фото предоставлено Павлом Чиковым

Член Совета по правам человека при президенте Павел Чиков рассказывает о проверке карельской ИК-7, где отбывает наказание Ильдар Дадин — оппозиционный активист, осужденный за «неоднократное нарушение порядка проведения митингов» и передавший на волю письмо с описанием пыток и издевательств в колонии.

В ночь с четверга на пятницу два члена президентского Совета по правам человека (СПЧ) — глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков и руководитель «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин — направили на имя председателя СПЧ Михаила Федотова отчет по результатам проверки ИК-7 в Сегеже, о пытках в которой рассказал Ильдар Дадин. «Медиазона» поговорила с Чиковым о поездке правозащитников в Карелию и основных тезисах их отчета.

Сразу вопрос, активно обсуждавшийся в соцсетях. Вы видели у Дадина следы от наручников?

— Вот у человека, допустим, есть порез, два сантиметра, потом образуется корочка, потом она слезает, и на этом месте появляется темная бордовая полоса. У Дадина на руках две такие полосы, они симметричные. Причем они не в том месте, где могут остаться следы от наручников у человека, находящегося в спокойном состоянии, эти полосы сильно сдвинуты от запястья. Как будто наручники наехали на кости. С точки зрения трасологии (криминалистическое учение о появлении следов — МЗ) полосы у Дадина подтверждают его слова про подвешивание на наручниках.

То есть это доказательство?

— Сам Дадин очень подробно, я бы сказал, дотошно описывал все происходившее с ним. Но важно, что такие же действия администрации описывают и другие осужденные. При этом я особо хочу подчеркнуть, что нам удалось поговорить с пятью заключенными, которые не знали о произошедшем с Дадиным. Ну вот мы заходим к одному, кто уже с апреля сидит на ЕПКТ (единое помещение камерного типа — МЗ). Он изолирован, один сидит, ничего вообще не знает о Дадине.

Раньше там было радио, причем с какими-то новостями. И сразу после письма Дадина его поменяли на «Европу Плюс», где никаких новостей нет. Так вот, все эти заключенные, не знающие про скандал с письмом, подтверждают слова Дадина про пытки. В том числе в деталях: про наручники, про голову в унитаз. Они говорят и о громкой музыке, там «Любэ» постоянно. Врубают в восемь утра на полную «Прорвемся, опера» — и так до отбоя. И это все орет на максимуме. Кроме «Любэ» включают десятиминутную запись о правах и обязанностях осужденных. Динамики особые стоят для усиления звука.

А что говорят обычные заключенные в колонии, а не те, кто сидит в ШИЗО?

— Мы с Каляпиным были только в ШИЗО и на строгих условиях [содержания], перед нами стояла именно такая задача. И говорили именно с заключенными оттуда. А в самом лагере не были. Там сидят 600 человек. Конечно, большая часть уживается как-то. Избивают не всех без исключения, а того, кто самый принципиальный.

Игорь Каляпин в ИК-7. Фото предоставлено Павлом Чиковым

Как к вашему визиту отнеслась администрация колонии? Помогали, мешали?

— Отношение администрации менялось. Сначала было письмо о посещении со стороны ФСИН, а параллельно ему распоряжение Рудого (Анатолий Рудый, замглавы ФСИН — МЗ) УФСИН Карелии, чтобы не давать нам использовать никаких записывающих устройств, не показывать никаких документов. То есть встретили нас так: с Дадиным идите поговорите, но больше ничего не дадим сделать.

Мы сказали, что так не пойдет. Каляпин доложил Федотову, что тогда смысла нет проверку проводить. Хотя было понятно, что с Дадиным мы встретимся. Но даже на нашу встречу в маленькую комнату для встреч с адвокатами зашли полковник и подполковник. Мы сказали, что при них общаться не будем. Они там звонили, согласовали. Это был первый успех. Потом было долгое препирательство и перетягивание каната с обращениями к Федотову. И он уже через руководство ФСИН получил согласие на наши действия. В итоге нам позволили все, кроме аудио- и видеофиксации и доступа к документам.

Такое бывает с членами Совета по правам человека. Обычная ситуация, и именно поэтому было предложение — включить их по закону в список лиц, которые могут посещать спецучреждения наравне с членами ОНК. Вообще надо устранить монополию Общественной палаты на назначение наблюдателей, чтобы наравне с ней членов ОНК выдвигали омбудсмен и СПЧ. Чтобы была система сдержек и противовесов.

Вернемся к взаимоотношениям с администрацией. Они вам показали видео с камер?

— Сотрудники нам показали эпизод применения физической силы в отношении Дадина. По их словам, такие записи хранятся два года. Обычные записи, по их словам, они хранят 30 дней. Не исключено, что и больше. При этом они ссылаются на внутренний приказ. На серверах большой объем информации, в колонии десятки камер, если не сотни. Есть еще нагрудные видеорегистраторы, то есть там гигантский объем данных. Поэтому они и говорят про 30 дней, что возможности хранить больше нет.

Сам Дадин говорил, что пытки были и за последний месяц. Но избивали не его, а других заключенных в коридоре, он это якобы слышал и видел. Мы попросили посмотреть эти записи, но нам показали только Дадина в ШИЗО. Если бы Следственный комитет захотел, он бы забрал все сервера и изучил.

Начальник колонии Сергей Коссиев, которого Дадин лично обвинял в избиениях, во время вашей проверки так и находился в отпуске?

— Да, он в отпуске с 14 октября. И сразу на месяц. Вот в следующий понедельник должен на работу выйти. Так что мы его не видели. Его из отпуска не отозвали, и понятно, что это было отдельное решение. Подержать в отдалении, пока страсти не утихнут.

Есть ли какие-то перспективы, что в колонии найдут нарушения? Может ли речь идти о возбуждении уголовного дела против сотрудников ФСИН?

— Нет никаких оснований полагать, что прокуратура и СК выявят нарушения. Если бы такое произошло в Татарстане — СК бы дело возбудил, думаю. Зеков бы всех допросили, меры госзащиты к ним применили, отстранили бы начальника учреждения, допросили медперсонал, нашли бы возможность для сотрудников дать показания на свое начальство. А в Карелии не было своей прививки «Дальним» (ОВД «Дальний» в Казани, после смерти задержанного в котором начались проверки по всем отделам полиции Татарстана и было возбуждено около сотни уголовных дел — МЗ). Тут вообще не принято возбуждать дела на сотрудников ФСИН. Они с трудом вспомнили, что года три назад кого-то из сотрудников за пронос телефона привлекали. Даже опыта расследования таких дел нет у местного СК.

Есть и второй фактор: колония, наряду с деревообрабатывающим предприятием —градообразующее предприятие в Сегеже. Есть цепочка производства, в которой задействована колония, там есть цеха. То есть никого трогать не будут.

А значит, и в жизни колонии мало что поменяется?

— Там очень тонко выстроенная система абсолютно невыносимых условий содержания. Есть зеки, прошедшие десять лагерей. Так они говорят, что здесь хуже всего. Есть час на уборку в распорядке дня — ты ровно час убираешься. Неважно, убрался ты раньше, все равно убирайся этот час. Или просмотр телевизора: вот есть полчаса. Все эти полчаса ты обязан смотреть на экран. Прием пищи. Тебе принесли еду, вот садишь и ешь. Никого не волнует, что это свинина, а заключенный мусульманин. Как бы это сказать? Это дрессировка, просто цирк с конями. Тотальное отсутствие свободного времени. Дадин говорит, я не могу даже жалобу написать, я постоянно голодный. Все свободное время хочу есть и не могу ничего сделать. И любой момент только для этого использую.

И вопрос про здоровье Ильдара Дадина? Как он себя чувствует после избиений?

— Мы с ним разговаривали. Он говорит, как бывший боксер. Они там бьют аккуратно, не оставляют следов. То есть бьют не для того, чтобы убить, а относительно несильно. Поэтому у них и трупов нет. Мы общались с психологом колонии. Я спрашиваю, а были ли у вас суициды, и получаю ответ: ну, лет восемь назад были. А членовредительство? Последний раз в 2013 году. При этом мы опросили заключенных: кто-то вскрывается (вскрывает вены — МЗ), но статистика замалчивается.

Есть все основания полагать, что у него проблемы с нервами. Его потрясывает, он часто останавливается и переводит дух, эмоций никаких не проявляет, частит, торопится. Хотя мы с ним пять часов провели. Это вообще сейчас другой человек, чем, например, на видео с интервью пару лет назад.

Источник: Медиазона
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

16 февраля 2017 в 02:05
Пытки в кировской ИК-6: изнасилования, побои, удушения и паяльник в зад - норма для ФСИН? Осечкин Владимир Валерьевич
19 февраля 2017 в 01:05
Остановим пытки в полиции! Садистов в погонах - под арест! Заявление в СК и ГП Осечкин Владимир Валерьевич
16 февраля 2017 в 19:23
Прошу МАКСИМАЛЬНЫЙ ПЕРЕПОСТ в соц.сетях! Федеральный розыск координатора правозащитного интернет портала ГУЛАГу-НЕТ Дмитрия Пронина признан Бабушкинским районным судом г.Москвы как необоснованный и незаконный! Пронин Дмитрий Евгеньевич
14 февраля 2017 в 15:53
Законопроект антиамнистии и анти-УДО. Милосердие отменяется. Фаудер Герман
12 февраля 2017 в 17:09
Открытое письмо Совета координаторов Gulagu.net Генеральному прокурору РФ Чайка Ю.А., Директору ФСБ России А.В. Бортникову, Председателю СК РФ А.И. Бастрыкину: а не пора ли пресечь коррупцию в военной прокуратуре? 18+ Пронин Дмитрий Евгеньевич

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы