Показания Ильдара Дадина проверят на энцефалографе

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Гражданский активист Ильдар Дадин, находящийся в карельской ИК-7, настаивает, что его пытали и избивали. Однако внешних следов истязаний на теле осужденного за нарушение закона о митингах не обнаружили ни гражданские врачи, ни правозащитники. Теперь более детальный осмотр господину Дадину предстоит в горбольнице Петрозаводска, где будет проведена электроэнцефалография. Как выяснил "Ъ", при встрече с представителями ОНК с ним случился припадок, похожий на эпилептический. Тем временем защита понадобилась семье начальника ИК-7 Сергею Коссиеву — в ее адрес в интернете прозвучали угрозы.

В среду врач-терапевт, психиатр и хирург-травматолог Сегежской центральной районной больницы осмотрели в ИК-7 Ильдара Дадина, ранее заявившего о систематическом избиении и пытках (см. "Ъ" от 2 ноября). "Состояние Дадина полностью удовлетворительное. Видимых следов побоев не выявлено. Показаний для госпитализации нет",— цитирует "РИА Новости" врача-терапевта Анастасию Светлакову. По сообщению представителей ФСИН РФ, у заключенного не обнаружено также хронических заболеваний, требующих лечения.

Ильдар Дадин стал первым в России заключенным, осужденным по ст. 212.1 УК РФ за неоднократное нарушение установленного порядка проведения митингов. Его задерживали в ходе протестных акций в Москве в 2014-2015 годах. Активист осужден на три года колонии общего режима.

1 ноября 2016 года было обнародовано письмо, в котором господин Дадин заявил о насилии, применяемом к нему. Для проверки этих данных накануне в колонию прибыли представители прокуратуры и СК, а также комиссия центрального аппарата ФСИН РФ и независимые эксперты.

Члены общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Карелии также не увидели последствий побоев. "У него только следы от наручников на запястьях",— сообщил "Ъ" председатель ОНК Карелии Александр Рузанов, который, по его словам, беседовал с арестантом около двух часов. Тем не менее Ильдар Дадин повторил рассказ о пытках и побоях, в том числе о подвешивании, подтвердив свои заявления. "У меня сложилось неоднозначное впечатление, но выводов я пока не буду делать,— заявил господин Рузанов.— Я знаю людей, которых можно молотом бить, и у них ни одного синяка. Но я видел, как у других людей, которых подвешивали за наручники, были вывернуты плечевые суставы".

В своем письме жене Ильдар Дадин рассказывал не только про избиения, напоминает руководитель правозащитного проекта "Гулагу.нет" Владимир Осечкин. Заключенный обвинял сотрудников колонии в незаконном помещении его в штрафной изолятор, говорил, что его окунали головой в унитаз и угрожали изнасилованием, а также привел цитату начальника колонии: "Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором". "В разговоре со мной Дадин не высказывал опасения за свою жизнь. Не видно было, что он боится. В настоящее время он содержится в отдельной камере по настоянию врачей",— заметил господин Рузанов.

Представители ФСИН РФ решили направить заключенного в петрозаводскую горбольницу "для проведения дополнительного инструментального обследования, в том числе проведения электроэнцефалографии", пояснили в пресс-бюро службы. Это может быть связано с тем, что во время встречи с членами ОНК Ильдар Дадин упал на пол в припадке, похожем на эпилептический, прокусив язык.

Уполномоченный по правам человека в Карелии Александр Шарапов, также побывавший в ИК-7, воздержался от комментария в разговоре с "Ъ". А вечером в среду в Карелию прилетела уполномоченный по правам человека России Татьяна Москалькова.

Тем временем защита потребовалась начальнику ИК-7 Сергею Коссиеву. Как сообщили "Ъ" представители ФСИН, после публикаций об Ильдаре Дадине в адрес начальника колонии и его детей в интернете были высказаны угрозы, поэтому вчера к членам его семьи была приставлена охрана.

Анастасия Курилова; Алексей Владимиров, Карелия

Источник: Коммерсант.ru
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы