Дело спецслужб. Подробности и подоплека скандального процесса над главой антикоррупционного ведомства МВД Денисом Сугробовым

Задержание генерала Сугробова. Оперативная съемка

В Московском городском суде продолжается рассмотрение громкого дела высокопоставленных сотрудников Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД во главе с генералом Денисом Сугробовым, обвиняемых в создании организованного преступного сообщества (ОПС), целью которого было улучшение показателей раскрываемости преступлений с помощью привлечения к ответственности якобы невиновных чиновников.

Несмотря на статус фигурантов дела, по мнению СКР и Генпрокуратуры, совершивших более 20 тяжких преступлений (ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий), о ходе судебных слушаний можно узнать лишь в сухих релизах федеральных информагентств. Это не случайно: в связи с наличием в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну (секретных приказов МВД, регламентирующих методику и тактику проведения оперативно-разыскных мероприятий, агентурных дел и личных данных сотрудников), Мосгорсуд по ходатайству Генпрокуратуры вынес решение о рассмотрении дела в закрытом режиме.

В конце сентября в нашем распоряжении оказались несколько сот томов этого уголовного дела, а также десятки часов прослушек их телефонов и видеозаписей их оперативных экспериментов и задокументированные встречи сотрудников ФСБ.

Чтобы верифицировать эти данные, мы опросили ряд бывших и действующих сотрудников МВД и ФСБ, а также вступили в переписку с арестованными оперативниками ГУЭБиПК для получения дополнительных пояснений. Переписка с последними затянулась на месяц: в итоге арестованные полицейские в подробностях рассказали о проведенных ими оперативных мероприятиях. Неожиданным для нас оказались слова Дениса Сугробова: бывший начальник ГУЭБиПК, некогда считавшийся одним из самых заметных фигур силового блока страны, не только рассказал о наиболее резонансных оперативных мероприятиях своего подразделения, но и фактически согласился раскрыть коррупционные цепочки в органах исполнительной власти и силовых структурах.

Обращения арестованных сотрудников ГУЭБиПК дают ответ на массу вопросов: как в МВД появился теперь уже легендарный «полковник-миллиардер» Дмитрий Захарченко и кто его продвигал по службе? Как в разработку ГУЭБиПК попал сын бывшего заместителя генерального прокурора Сабира Кехлерова, который впоследствии мог оказать влияние на уголовное преследование полицейских? Как ГУЭБиПК удалось разрушить бизнес-империю Сергея Магина и Бориса Булочника, чьи банки были признаны правоохранительными органами самыми крупными площадками по обналичиванию денежных средств в новейшей России? Наконец — какую роль в работе нелегального рынка финансовых операций будто бы занимало бывшее руко­водство УСБ ФСБ, которое в результате и стало «палачом» Дениса Сугробова и его подчиненных?

Генерал на контроле

Кабинет Дениса Сугробова сотрудники ФСБ начали прослушивать еще в 2010 году. Тогда полковник Сугробов возглавлял в департаменте экономической безопасности (ДЭБ) МВД ОРБ № 10, отвечавшее за борьбу с организованной преступностью в сфере экономики, и горячо поддерживался замглавы МВД и начальником ДЭБ Евгением Школовым. Дело оперативного учета (ДОУ) № 1902, заведенное 1 июля 2010 года старшим оперуполномоченным УСБ (Управление собственной безопасности) ФСБ, имело окраску «злоупотребление должностными полномочиями» и носило довольно образное название «Учитель» — таким прозвищем Евгения Школова когда-то окрестили его подчиненные и коллеги из параллельных служб.

Скрытое наблюдение за кабинетом Сугробова было установлено как раз в тот период, когда в администрации президента готовили реформу в системе МВД, заключавшуюся главным образом в формировании на базе ДЭБ нового структурного подразделения по борьбе с преступлениями в приоритетных отраслях экономики. Основной интригой в руководстве силового блока, как и полагается, стала кандидатура будущего начальника правопреемника ДЭБ МВД, а основными претендентами стали креатуры Евгения Школова и заместителя начальника УСБ ФСБ Олега Феоктистова. Школов, успешно реализовавший оперативные материалы по искусственному завышению стоимости импорта томографов для нужд учреждений Минздрава, активно лоббировал на этот пост Дениса Сугробова, Феоктистов (только что разгромивший Черкизовский рынок, на территории которого была обнаружена партия контрабанды стоимостью несколько миллиардов долларов) — замначальника ДЭБ МВД Андрея Хорева.

Денис Сугробов в своих показаниях вспоминает: «18 января 2011 года я был приглашен вместе со Школовым Е.М. в кабинет к начальнику УСБ ФСБ генерал-полковнику Купряжкину А.Н., где в присутствии Феоктистова О.В. мне были вручены медаль и наградное удостоверение. Незадолго до этого, находясь в приемной Купряжкина А.Н., в присутствии бывшего помощника замминистра Яковлева И.А., который вместе с Феоктистовым встречали меня и Школова, между мной и Феоктистовым состоялся разговор. В ходе этого разговора он предложил мне установить доверительные отношения с генерал-майором Хоревым А.В., которого он охарактеризовал с положительной стороны как грамотного и достойного руководителя. Со слов Феоктистова, Хорева планировалось назначить на должность начальника ГУЭБиПК, а меня, с учетом достигнутых результатов работы, — его заместителем. Мне было сказано Феоктистовым, что я и Хорев — оба молодые, энергичные руководители, мы вместе должны дальше успешно работать, и между нами не должно быть никаких разногласий и противоречий».

По словам Сугробова, от предложения Феоктистова он отказался, поскольку к тому моменту между ним и Хоревым уже сложились «неприязненные отношения, поскольку последний хотел влиять на организацию оперативно-служебной деятельности ОРБ № 10 МВД».

«С тех пор между мной и сотрудниками 6-й службы УСБ ФСБ по инициативе последних общение прекратилось. Они посчитали меня амбициозным руководителем, который не захотел выстраивать с ними отношения должным образом по выполнению их неформальных указаний», — говорит Сугробов, отмечая, что до поступившего «предложения» он находился в добрых отношениях с Олегом Феоктистовым и даже знакомил его с будущим министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым.

27 июля 2011 года указом президента Дмитрия Медведева Денис Сугробов был назначен начальником созданного ГУЭБиПК МВД. Места Андрею Хореву в системе правоохранительных органов не нашлось — накануне он был обвинен депутатом Госдумы Михаилом Бабичем в незаконном получении статуса ветерана боевых действий, что помешало ему пройти переаттестацию. Евгений Школов тогда перешел из МВД в администрацию президента на должность помощника главы государства, курирующего кадровую политику.

Новоиспеченному генералу Денису Сугробову довольно быстро удалось заявить о себе. За несколько лет его подчиненные раскрыли ряд коррупционных преступлений федерального масштаба, которые привели к громким арестам. Наиболее резонансными операциями ГУЭБиПК МВД стали задержания чиновников правительства Кабардино-Балкарии в рамках уголовного дела о хищении федеральных и республиканских объектов недвижимости; совместное с департаментом военной контрразведки ФСБ оперативное сопровождение расследования дела «Оборонсервиса» (вылившееся в отставку министра обороны Анатолия Сердюкова); раскрытие хищений средств бюджета при подготовке к Олимпийским играм в Сочи (в том числе — проверка деятельности ОАО «Курорты Северного Кавказа», послужившая основанием для уголовного преследования бизнесменов Ахмеда и Магомеда Билаловых), а также выявление крупнейших каналов обналички в финансовом секторе.

Куратором этих и других оперативных реализаций в ГУЭБиПК МВД был давний друг Сугробова и его заместитель Борис Колесников. «Денис Александрович все-таки был фигурой политической: межведомственные совещания, доклады мини­стру, президенту… А Борис Борисович — он курировал оперативные подразделения главка, разрабатывал вместе с нами планы мероприятий, контролировал реализацию оперативной информации. Мы все помним его знаменитые слова: «Уходим в ночь» — так он собирал оперативников на поздние оперативные мероприятия», — пишет бывший начальник Управления «Б» (по борьбе с преступлениями в бюджетной сфере) ГУЭБиПК МВД Салават Муллаяров.

Как ФСБ легализовала слежку за генералом Сугробовым

Диалоги о Хореве

Несмотря на то что деятельность ГУЭБиПК МВД охватывала практически все отрасли российской экономики, все чаще его сотрудники наносили удары по секторам, где имелись интересы у Андрея Хорева, который к тому времени, используя наработанные связи, уже стал предпринимателем с широкой сферой деятельности: оптовая торговля алкоголем, банковский сектор, рынок таможенного декларирования. Об интересе Сугробова к фигуре Хорева свидетельствуют и многочисленные прослушки его кабинета.

Так, в середине 2013 года к Денису Сугробову приехал глава Росалкоголь­регулирования Игорь Чуян для обсуждения декриминализации рынка алкогольной продукции в Северо-Кавказском федеральном округе. Однако этим обсуждение не ограничилось (аудиозапись имеется в редакции). Из показаний Сугробова: «Нами обсуждались взаимоотношения руководителя группы алкогольных компаний «Директ Холдинг» Яковлева со своим давним знакомым Хоревым А.В., которые организовали схему незаконного производства алкогольной продукции с подложными акцизными марками… Далее мы обсуждали с Чуяном коррупционные взаимоотношения Яковлева и министра сельского хозяйства России (тогда этот пост занимала Елена Скрынник. — А. С.).

Фамилия Хорева всплыла в очередной раз в конце 2013 года в ходе разговора Сугробова и сотрудника администрации президента Артура Завалунова, приехавшего в ГУЭБиПК МВД для того, чтобы наладить отношения между молодым генералом и тогдашним начальником Следственного департамента (СД) МВД Юрием Алексеевым. «В конце 2013 года Завалунов по просьбе Алексеева приезжал ко мне на работу, чтобы, по всей видимости, разобраться в ситуации, когда подчиненные последнего по надуманным основаниям пытались дискредитировать меня и моих подчиненных при расследовании уголовных дел, возбужденных по незаконной банковской деятельности (в производстве СД МВД находились дела Магина и «Мастер-Банка». — А. С.)», — следует из его показаний.

Из контекста разговора понятно, что Сугробова интересует, распространял ли Хорев негативную информацию в отношении помощника президента Евгения Школова. Вместе с тем выясняется, что Андрей Хорев, будто бы установивший близкие отношения с миллиардером и другом президента России Аркадием Ротенбергом, принял активное участие в атаке на актив бизнесмена — торговый комплекс «Лотос» (ныне — оптовый рынок «Фуд Сити»).

Словарь «Новой»

ГУЭБиПК — Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции

ОПС — организованное преступное сообщество

УСБ — Управление собственной безопасности

ДЭБ — департамент экономической безопасности

ОРБ — оперативно-разыскное бюро

ОРМ — оперативно-разыскные мероприятия

ПТП — прослушки телефонных переговоров

ДОУ — дело оперативного учета

Управление «Б» ГУЭБиПК МВД — Управление по борьбе с преступлениями в бюджетной сфер

«Завалунов рассказал схему, где Хорев специально инициировал через сотрудников УБЭП ГУ МВД и УФСБ по Москве и Московской области возбуждение уголовного дела по фактам реализации контрабандных и контрафактных товаров на территории ТК «Лотос», владельцем которого являлся знакомый Завалунова и непосредственно Хорева — Аркадий Ротенберг. По словам Завалунова, заказчиками данного уголовного дела являлись владельцы торгово-развлекательного комплекса «Европейский» Год Нисанов и Зарах Илиев, которые хотели выкупить ТК «Лотос» в своих интересах».

В очередной раз Сугробов и Завалунов вспомнили Андрея Хорева во время обсуждения «доверенного лица 6-й службы УСБ ФСБ Валерия Кряжева, который пытался оказать влияние на ход расследования уголовного дела в отношении Сергея Магина (дело банкира-обнальщика рассматривается в суде. — А. С.)».

«Кряжев, товарищ Хорева, является доверенным лицом руководства 6-й службы УСБ ФСБ, поддерживает с ними дружеские отношения, оказывает им содействие в проведении ОРМ. Представляясь действующим сотрудником ФСБ, он предлагает различным лицам услуги по решению тех или иных вопросов коррупционного характера. При этом мне известно, что Кряжев оказывает содействие и прикрывает противоправную деятельность конкретных организаторов схем по незаконному обналичиванию денежных средств и выводу денежных средств за пределы России», — показывает, согласно документам, имеющимся в распоряжении редакции, Сугробов.

Внедрение

Из показаний заместителя начальника Управления «Б» ГУЭБиПК МВД Алексея Боднара, одного из самых ярких оперативных работников «сугробовского призыва», следует, что в середине 2013 года Борис Колесников предупреждал сотрудников ГУЭБиПК МВД о планах УСБ ФСБ «провести провокацию с целью привлечения нас к уголовной ответственности».

«С его слов, негативное отношение к нашей службе основывалось на том, что мы не идем на коррупционные компромиссы с Феоктистовым (на тот момент — замначальника УСБ ФСБ. — А. С.) и Ткачевым (на тот момент — начальника 6-й службы УСБ ФСБ.А. С.). Якобы они в своей работе маскируют коррупционную деятельность, связанную с крышеванием крупных представителей теневой экономики, под выполнение государственных задач. А мы своими мероприятиями создаем им проблемы. В качестве отправной точки конфликта приводилось дело Хорева, который не был введен в штат ГУЭБиПК и поддерживался руководством УСБ ФСБ. <…> Осенью 2013 года Колесников поставил передо мной задачу по поиску информации и документированию возможной противоправной деятельности сотрудников УСБ ФСБ», — следует из показаний Боднара.

К поискам оперативного подхода к руководству УСБ ФСБ Алексей Боднар, судя по его показаниям, подключил всю свою агентурную сеть: «В октябре мой знакомый Сергей Пирожков, к которому я также обращался с этим вопросом, позвонил мне и сказал, что у него есть знакомый, который является бывшим сотрудником ФСБ и крайне негативно относится к сотрудникам УСБ ФСБ».

Вскоре Боднар провел встречу с потенциальным агентом — им оказался бывший боец Управления «А» Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ Павел Глоба. «Глоба сказал, что знает замначальника 6-й службы УСБ ФСБ Игоря Демина. Он отрицательно отзывался о Демине, говорил, что тот занимается не службой, а решением «шкурных» вопросов», — вспоминает Боднар встречу, на которой предложил Глобе поучаствовать в оперативной комбинации, целью которой стало бы документирование получения Деминым денег за крышевание.

По словам знакомых, Боднар вопреки собственному обыкновению отнесся к вербовке крайне небрежно: «Он однозначно переоценил это агентурное проникновение. После первого оперативного контакта он должен был «снять» реакцию Глобы (то есть оценить поведение объекта вербовки после встречи. А. С.)».

Между тем, как выясняется из материалов дела, уже в конце декабря Павел Глоба сообщил замначальника «шестерки» Игорю Демину о готовящейся разработке ГУЭБиПК МВД, а вскоре написал соответствующее заявление в УСБ ФСБ и дал согласие на участие в оперативно-разыскных мероприятиях (ОРМ) под контролем бывших сослуживцев.

Теперь Денис Сугробов предполагает, что Глоба изначально мог войти в контакт с агентом Сергеем Пирожковым под прикрытием ФСБ. Надо заметить, что эта версия не лишена оснований: за несколько месяцев до начала этой разработки в июне 2013 года на основании постановления заместителя начальника УСБ ФСБ Мосгорсуд санкционировал прослушку телефонов Колесникова и Боднара. Само же постановление было вынесено на основании дела оперативного учета с квалифицирующим признаком «провокация взятки» — уже тогда руководство УСБ ФСБ, похоже, начало проверку ГУЭБиПК МВД на предмет наличия в действиях полицейских этого состава преступления.

Следующая встреча «сугробовца» Боднара и «чекиста» Глобы уже проходила под контролем УСБ ФСБ — на ней замначальника Управления «Б» ГУЭБиПК хвастался, что разработка особистов санкционирована «наверху», и обещал Глобе государственную защиту. Вскоре Боднар познакомил Глобу со своим агентом Русланом Чухлибом, который должен был исполнить роль подставного коммерсанта и «встать под крышу» УСБ ФСБ. Для переговоров все четверо использовали специально приобретенные Боднаром телефоны и сим-карты, данные которых моментально оказались у УСБ ФСБ. К технической стороне мероприятий — заведению ДОУ, созданию агенту Чухлибу легенды, поиску мест для встречи и средств видео- и аудиофиксации — Боднар привлек других сотрудников ГУЭБиПК: Ивана Косоурова, Максима Назарова, Сергея Борисовского.

Первая ознакомительная встреча «коммерсанта» Чухлиба и объекта разработки Демина при посредничестве «чекиста» Глобы состоялась в конце декабря.

«Агент» ФСБ Павел Глоба (слева) и «агент» МВД Руслан Чухлип. Кадры оперативной съемки

Судя по аудио- и видеозаписям из кабинета Демина, чекисты до последнего не верили в то, что Чухлиб согласится прийти на встречу непосредственно в здание 6-й службы УСБ ФСБ. «Не пойдет, точно не пойдет», — цедил сквозь зубы полковник Демин, в то время как старший оперуполномоченный УСБ ФСБ Иван Соловьев в режиме онлайн отслеживал через Управление специальных технических мероприятий ФСБ переговоры между Чухлибом и «сугробовцем» Боднаром. В результате встреча состоялась, а за ней последовали еще несколько — Алексей Боднар, чьи распоряжения ежедневно попадали в сводки прослушки телефонных переговоров (ПТП), все сильнее втягивался в оперативную игру.

«У меня такое чувство, что нас ведут… Это похоже на троянскую программу», — однажды проговорил он по телефону в разговоре со своим агентом Пирожковым. Но, видимо, перспектива осуществить свою самую крупную реализацию в жизни затмевала голос разума.

Контрольная встреча Чухлиба и Демина, на которой планировалась передача денежных средств, состоялась 14 февраля 2014 года. Накануне следователь СКР Сергей Новиков уже вынес постановление о возбуждении уголовного дела по признакам провокации взятки (ст. 304 УК РФ), а спецназ УСБ ФСБ готовился к обыскам в ГУЭБиПК МВД.

Молодой оперативник Сергей Борисовский, отправленный Боднаром на встречу для наблюдения за Чухлибом, решил в День всех влюбленных сделать оригинальный подарок очаровательной сослуживице из ГУЭБиПК по имени Галина: «Я хочу пригласить тебя на ОРМ», — заигрывая, произнес он по служебному телефону (к тому моменту все средства связи в главке также находились под контролем УСБ ФСБ).

Неудачное свидание

В молодежном кафе Sisters на Покровке было многолюдно: влюбленные парочки только начинали празднование… Молодой оперативник ГУЭБиПК Сергей Борисовский, войдя в заведение незадолго до Руслана Чухлиба, обратил внимание на двух молодых дам, вызывающе громко распивавших шампанское. Вскоре появился Демин, с ходу предложивший Чухлибу выпить виски. Спустя полтора часа разговоров о наболевшем Чухлиб перешел к делу.

— Не стесняйся, — поддержал его «чекист» Демин, и «коммерсант» Чухлиб опустил в хлебную корзинку конверт.

— Сколько там?

— Десять. Как договаривались, — расплылся в улыбке Чухлиб и после неловкой паузы наигранно произнес: — Для меня честь сидеть с вами!

 — Мы с тобой уже пьем, а ты со мной все на «вы», — назидательно заметил Демин.

— Вся моя сущность не позволяет вам «тыкать», — нашелся Чухлиб. — Но я обязательно привыкну со временем.

Очередной тост прервал телефонный звонок: Демин, жестом извинившись перед Чухлибом, скомандовал: «Да, Петрович, все в порядке». Через минуту агента МВД окружили сотрудники УСБ ФСБ. Находившийся за соседним столиком оперативник Борисовский с удивлением обнаружил в числе сотрудников тех самых девушек, распивавших шампанское, — в руках они держали видеокамеры.

Десять тысяч долларов для УСБ ФСБ в рамках «оперативного эксперимента»

Аресты

14 февраля около 50 спецназовцев УСБ ФСБ сначала обыскали здание ГУЭБиПК МВД, а затем доставили в здание СКР в Техническом переулке двух замначальников Управления «Б» ГУЭБиПК — Ивана Косоурова и Алексея Боднара. Они были допрошены вместе с другими участниками оперативной разработки: Борисовским, Пирожковым и Чухлибом — и задержаны следователем Сергеем Новиковым. Впоследствии Басманный районный суд Москвы поместил их под стражу.

Прервавший рабочую командировку и явившийся в СКР на допрос Борис Колесников убеждал следователя Новикова в невиновности своих сотрудников:

— Вы поймите, ребят-то подставили моих. Ведь 6-я служба УСБ ФСБ давно охотилась за нами. Нас пытались неоднократно поймать на деньгах. И что-то… вот не получалось. Вы помните, Хорев такой был, хороший персонаж?

— Мошенник и плут, — нелестно отозвался следователь Новиков.

— Он друг одного человека из УСБ ФСБ.

— Кого, Ф... (прозвище Олега Феоктистова.А. С.), что ли? Слышал. Не друг, а знакомый.

— Не знакомый, поверьте. Это, мягко говоря… Все это просто… Глоба же (агент ФСБ.А. С.) пришел и сказал, что есть ряд лиц, Боднар (подчиненный Сугро­бова. — А. С.) вам более подробно расскажет. Я вас уверяю, просто Боднара развели, как лоха. Наше, знаете, упущение в том, что мы не проверили более тщательно… Не будьте оружием в чужих рук

— А вы не оружие, что ли? Не представляйте себя независимым борцом с коррупцией. Это неправильно, это заблуждение… Я тоже могу тут с декламациями и с лозунгами [выступать]: «Я борец, я процессуально независимый!» Сказать можно что угодно, но внутри себя понимаем всё. Вы знаете, Борис Борисович, я тоже не первый год работаю, и вы уже вон сколько отработали… Всем всё понятно, все работают в рамках. И куда движется политика партии, туда она и движется. Партию мы не выбираем.

ОПС «Сугробовские»

Вскоре после первых арестов из «Внуково» в Сочи вылетели два спецборта: к президенту Владимиру Путину, контролировавшему ход проведения Олимпийских игр, с докладами торопились замначальника УСБ ФСБ Олег Феоктистов (который обладал достаточными полномочиями, чтобы докладывать президенту лично, в обход директора ФСБ Александра Бортникова) и Евгений Школов, помощник главы государства. Самолет Школова, по словам сотрудника администрации президента, вылетел намного позже — якобы по причине погодных условий.

По возвращении Школова из Сочи руководство ГУЭБиПК МВД ожидали неприятные новости: президентским указом 21 февраля были прекращены полномочия Дениса Сугробова, а его заместитель Борис Колесников и начальник Управления «Б» Салават Муллаяров были вызваны на допрос в СКР.

Из письма Муллаярова: «Я ехал к следователю со спортивной сумкой — жена приготовила теплые вещи. Колесников был налегке, он отказывался верить, что нас могут взять и просто так задержать. Хотя сам накануне ареста, находясь в подавленном состоянии (я его таким никогда прежде не видел), сказал мне: «Понимаешь, Салават, в нашей стране решение принимает один человек — президент. И, кажется, он для себя все решил». Я долго вспоминал его слова, находясь в «Лефортово».

Во время майских праздников сотрудники УСБ ФСБ остановили возвращавшегося с рыбалки из Астраханской области Дениса Сугробова с семьей. К тому моменту следствие собрало достаточное количество якобы имевших место эпизодов превышения должностных полномочий сотрудниками ГУЭБиПК МВД, чтобы инкриминировать им создание и участие в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ).

По версии следствия, Сугробов и Колесников в 2011 году, то есть с момента формирования ГУЭБиПК МВД, создали ОПС и «в дальнейшем совместно с рядом своих подчиненных и при пособничестве гражданских лиц осуществляли руководство над ним, совершая преступления против государственной власти, интересов государственной службы и правосудия». Целью же сотрудников полиции во главе с двумя генералами будто бы стали улучшение показателей раскрываемости преступлений и получение государственных наград, а корыстный умысел заключался в получении премий из бюджета.

Некоторое время после арестов Денис Сугробов и его подчиненные охотно отвечали на вопросы журналистов, пообещав раскрыть истинные причины их уголовного преследования со стороны УСБ ФСБ. Но 17 июня 2016 года во время следственных действий в здании СКР в Техническом переулке Борис Колесников выпал из окна 6-го этажа. Незадолго до гибели Колесников успел получить закрытую черепно-мозговую травму: членам ОНК он пояснил, что травмировался, когда мыл окна в СИЗО «Лефортово», и просил навещать его каждый день.

Анонс

В следующих сериях — подробности оперативных мероприятий антикоррупционного ведомства МВД, в которых УСБ ФСБ усмотрело «провокацию взяток»; выявление коррупционной схемы в Санкт-Петербурге, где в орбиту полицейских попал сын заместителя генпрокурора; хищение бюджетных средств на подготовку к Олимпиаде в Сочи; оперативные мероприятия в отношении сотрудников ФСБ.

Источник: Новая Газета
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

3 комментария

Гутор Наталья Гутор Наталья
8 ноября 2016 в 21:59

Ок, Анна, но как рвут-то друг друга! Мать родную продадут, волкИ позорные

Гутор Наталья Гутор Наталья
8 ноября 2016 в 21:49

Джунгли, волки и шакалы!!!

Шмелева Анна Шмелева Анна
8 ноября 2016 в 21:54

Не сказала бы... У них психология скорее крысиная.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Gulagu.net - самый эффективный правозащитный Интернет-проект, доступный каждому,  который можно использовать для достижения практического результата в ситуации нарушения прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net