Спецсредства надзирателей. Как пытают осужденных в России — и что за это бывает сотрудникам колоний

Акция протеста осужденных на крыше корпуса в исправительной колонии №6, Челябинская область 25 ноября 2012 года. Фото: Валерия Приходкина / «Правозащитники Урала»

1 ноября «Медуза» опубликовала письмо оппозиционера Ильдара Дадина о пытках в исправительной колонии № 7, где он отбывает срок по делу о неоднократных нарушениях правил проведения митингов и пикетов. Дадин рассказал, что сотрудники колонии избивали его, окунали головой в унитаз и подвешивали на наручниках. Случай Дадина является не единственным: издевательства и пытки происходят в российских колониях регулярно. По просьбе «Медузы» корреспондент «Медиазоны» Анна Козкина рассказывает о тех случаях, которые стали известны за пределами колоний, и о том, чем заканчивались пытки для осужденных и их надзирателей.

Внимание! Текст содержит описание сцен насилия. 

ИК-1. Челябинская область, 2008 год

31 мая 2008 года в транзитно-пересыльном пункте ИК-1 в Копейске надзиратели избили 12 осужденных. Четверо пострадавших скончались. Прокуратура Челябинской области сообщила, что осужденные первыми напали на сотрудников во время прогулки, и пятеро надзирателей получили травмы. Следователи завели дела и на отбывающих наказание — за «дезорганизацию» работы исправительного учреждения, — и на сотрудников — за превышение полномочий и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее гибель осужденных.

Затем следователи выдвинули новую версию событий: начальник областного управления ФСИН Владимир Жидков, узнав об убийстве осужденных, якобы приказал инсценировать бунт, чтобы скрыть преступление, и надзиратели сами нанесли друг другу травмы. Осужденный, который был избит, но выжил, в суде рассказал, что накануне этапированных заставляли подписать заявления о вступлении в секцию дисциплины и порядка (то есть стать «активистами», сотрудничать с надзирателями) и вставать на колени. Избиения и издевательства — осужденных, например, заставляли умываться в унитазе — начались на следующий день.

18 сотрудников УФСИН, в том числе руководитель управления, стали обвиняемыми по уголовному делу. Коллеги фсиновцев поначалу даже писали коллективные письма в их защиту. В итоге областной суд приговорил к 5 годам условно начальника УФСИН, двух его подчиненных и руководителя ИК-1 Вадима Валеева — за укрывательство преступления и злоупотребление должностными полномочиями. Восемь надзирателей, признанных виновным непосредственно в избиении, получили от 9 до 12 лет колонии строгого режима. Остальных подсудимых приговорили к условным срокам. В апелляции Верховный суд смягчил приговор 12 из 18 фигурантов: руководителям УФСИН и начальнику колонии условные сроки снизили на год, реальные сроки сократили и надзирателям. Вскоре после апелляции Жидков скончался.

ИК-10. Забайкальский край, 2011 год

В ночь на 17 апреля 2011 года осужденные в краснокаменской ИК-10 (там с 2005-го по 2006 годы отбывал срок бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский), устроили бунт. «Забайкальский правозащитный центр» объяснял их действия попыткой привлечь внимание к пыткам. В ходе беспорядков произошел пожар, сгорело большинство жилых корпусов.

В поисках зачинщиков бунта надзиратели снова подвергли осужденных пыткам: их заводили поодиночке или небольшими группами в камеры ШИЗО (штрафного изолятора) и избивали резиновыми дубинками, ремнями, металлическими прутьями; также к ним применяли электрошокер. Некоторых перед этим раздевали догола. Один из пострадавших взял на себя вину в поджоге после угрозы ввести ему в анальное отверстие резиновую палку.

В итоге уголовные дела завели и на осужденных, и на сотрудников. Восьмерых надзирателей за пытки приговорили к условным срокам до 4,5 лет. Более 30 осужденных получили новые сроки за организацию беспорядков или участие в них — путем сложения нового приговора с предыдущими их приговорили к срокам от 3,5 до 9 лет. Жалобы на пытки, которым заключенных подвергали раньше, были проигнорированы.

ИК-13. Саратовская область, 2012 год

Сотрудники ИК-13 в городе Энгельс весной 2012 года до смерти избили осужденного Артема Сотникова в камере ШИЗО, куда его поместили за нарушение формы одежды. Смерть наступила в результате перелома копчика и травматического шока. Начальник саратовского УФСИН Александр Гнездилов, который остается на этой должности по сей день, говорил, что 24-летний Сотников мог скончаться в результате падения с лестницы.

Этот случай стал поводом для рассказов других осужденных о ситуации в колонии. «Подвешивали над землей, приковывали наручниками и так оставляли. При этом могли бить. А могли опустить на землю, но оставить еще на некоторое время и бить уже без наручников», — вспоминал Роман Толстых, освободившийся из колонии на следующий день после гибели Сотникова. Толстых, как и мать погибшего Лариса Сотникова, отмечали, что с появлением в январе 2012 года нового начальника колонии Вадима Бочкарева там начались массовые избиения. Один из надзирателей позже подтвердил, что он и его коллеги получали команды от Бочкарева. Через месяц после инцидента Вадима Бочкарева сняли с должности и вернули на прежнюю должность — заместителя начальника саратовской ИК-33; в июле того же года он вышел на пенсию.

На пятерых сотрудников колонии завели дело. По версии следствия, надзиратели два дня издевались над Сотниковым, избивали его резиновыми дубинками. Суд приговорил их к срокам от 9 до 12,5 лет. Матери погибшего присудили компенсацию в размере 2,5 миллиона рублей.

ИК-6. Челябинская область, 2012 год

24 ноября 2012 года в копейской колонии № 6 около 500 осужденных начали мирную акцию протеста с требованием ослабить режим их содержания. Местные правозащитники сообщали, что поводом для акции стало избиение нескольких человек. Участники акции объявили голодовку и отказались выполнять требования администрации; на крыше одного из зданий учреждения они вывесили транспаранты с надписями: «Вымогают $, пытают, унижают»; «Люди, помогите»; «Воля, помогите!». У колонии собрались несколько десятков родственников и близких заключенных. Через сутки акция завершилась, ИК-6 посетили члены Совета по правам человека. Наблюдатели собрали свидетельства сидевших там о вымогательствах и пытках. ФСИН придерживалась позиции, что за акцией стоят криминальные авторитеты.

ИК-6 (Копейск), 25.11.2012 г. / Тимоха Д

По словам осужденных, надзиратели и «активисты» вымогали деньги на ремонт в колонии, за свидания с близкими, а за любое неповиновение их ожидали избиения и издевательства. Несколько человек рассказали, что их приматывали скотчем к решетке камеры в медсанчасти, на голову надевали ведро (иногда с динамиком, из которого раздавался звук сирены), избивали дубинками, пускали ток по телу, а потом на несколько часов оставляли висеть на решетке, предварительно распрыскивая в камере газ.

Начальника ИК-6 Дениса Механова сняли с должности, а в декабре 2014-го осудили на три года условно, хотя прокурор просил пять лет колонии. Копейский суд признал Механова виновным в злоупотреблении должностными полномочиями и незаконном изготовлении оружия — в колонии нелегально производили кинжалы и сабли на продажу. В июне 2015-го Механов получил еще один условный срок — за злоупотребление полномочиями.

Дело о пытках так и не возбудили. Зато дела завели на протестовавших осужденных и родственников, участвовавших в столкновениях с полицией у колонии. Дело 17 из них рассматривают в суде с лета 2015 года. Их обвиняют в массовых беспорядках, дезорганизации работы колонии и насилии к представителям власти. По делу о столкновениях с полицией на два года и три месяца колонии строгого режима осудили Владислава Хабирова, которого признали виновным в участии в массовых беспорядках за пределами колонии. При этом потерпевшие говорили, что не видели его среди участников столкновений.

Колония-поселение № 11. Оренбургская область, 2013 год

Супруга осужденного в оренбургской колонии-поселении № 11 Сергея Никонорова летом 2013-го обратилась в правозащитный «Комитет по предотвращению пыток» и рассказала, что надзиратели во главе с начальником Филюсом Хусаиновым регулярно бьют ее мужа и угрожают изнасилованием. Причиной конфликта стал отказ Никонорова строить баню другу начальника колонии; до этого он уже отстроил дачу самому Хусаинову. Затем в «Комитет» поступили жалобы и от других осужденных. Один из них в октябре 2013-го пытался бежать из-за пыток, но был пойман и подвергнут сексуальному насилию по указанию и в присутствии сотрудников колонии, которые снимали происходящее на камеру: осужденный из числа «активистов» провел своим половым органом по губам потерпевшего, пока его держали другие осужденные.

В апреле 2014 года СК после четырех отказов все же возбудил уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников колонии, но только по фактам рабского труда заключенных при строительстве дачи Хусаинова. После драки следователя с сотрудниками ФСИН — конфликт произошел прямо у дачи начальника КП-11 — расследование стали вести активнее. Спустя две недели после инцидента Хусаинова задержали и поместили под домашний арест, а вскоре отправили в СИЗО из-за попытки оказать давление на свидетеля.

Весной 2016-го суд приговорил бывшего начальника колонии к трем годам колонии общего режима за использование труда заключенных. Через несколько дней после приговора СК возбудил новое дело — о сексуальном насилии над осужденным. Обвиняемыми по делу проходят Хусаинов и его заместитель Мурат Кумаров. Хусаинова следователи считают организатором издевательств. Из-за сокрытия попытки побега его обвинили еще и в злоупотреблении должностными полномочиями.

ИК-63. Свердловская область, 2014 год

В июне 2014 года члены свердловской ОНК получили заявления от осужденных ИК-63 города Ивдель Свердловской области, переживших пытки и сексуальное насилие. «Нас все время пытают, унижают, издеваются», — так заканчивалось одно из обращений.

Жалобы из ИК-63 поступают с 2009 года, но в 2014 году об издевательствах впервые рассказал «активист». К членам ОНК обратился осужденный Сергей Леонов, который говорил, что руководил издевательствами. «Я готов ко всему, чтобы уничтожить эту систему», — сказал он. Поводом для этого, по его словам, стала попытка суицида одного из осужденных. Как рассказал Леонов, администрация добивалась «дисциплины в колонии» руками «активистов». В отделении карантина, где осужденные находятся первые недели, регулярно происходили издевательства с целью «сломать волю осужденного». Людей унижали, например, заставляя мыть полы коридоров и туалеты на коленях, затем били. Тем, кто и после этого отказывался сотрудничать с администрацией, угрожали изнасилованием, утверждал Леонов.

Члены ОНК подали заявление в Следственный комитет, но, по словам осужденных, следователи к ним не приходили. В августе 2014-го наблюдатели объявили голодовку, требуя возбудить уголовное дело и этапировать пострадавших от пыток в СИЗО. Акция окончилась безрезультатно: СК отказал в возбуждении дела.

ИК-17. Саратовская область, 2015 год

В начале 2015 года осужденный из саратовской ИК-17 Сергей Хмелев был прооперирован в областной тюремной больнице, куда его госпитализировали из колонии. У Хмелева зафиксировали перелом носа, трех ребер, одно из которых повредило легкое, и разрыв кишечника.

Хмелев написал заявление в Следственный комитет. Он рассказал, что его избили сотрудники колонии, придравшиеся к одежде, но следователь отказал в возбуждении дела в отношении надзирателей — дело завели на самого Хмелева по статье «ложный донос». Потерпевшими стали сотрудники колонии, которые, по словам осужденного, его и избили.

Заявление Сергея Хмелева / Гражданское телевидение

Уже в суде некоторые осужденные подтвердили слова Хмелева. Один из них подробно описывал издевательства со стороны сотрудников. Кировский районный суд Саратова дважды рассматривал дело Хмелева, поскольку первое решение отменил областной суд. В обоих случаях суд признавал осужденного виновным в оговоре и добавлял срок (по последнему приговору Хмелеву добавили полгода лишения свободы).

Белореченская воспитательная колония. Краснодарский край, 2015 год

В ночь на 25 ноября 2015 года в Белореченской воспитательной колонии после избиения надзирателями умер 16-летний Виталий Поп. Он получил черепно-мозговую травму и перелом ребер. Всего избили семерых только что этапированных подростков. Вскоре стало известно, что избиение по прибытии, или «прописка», — обычная практика в колонии для несовершеннолетних.

Один из подростков рассказал наблюдателям, что им велели отправиться в душевую и раздеться, после чего в помещение зашли несколько сотрудников в масках и с дубинками. Они начали избивать подростков, заставлять их отжиматься и приседать, за этим наблюдали еще 6 или 7 сотрудников в форме без масок. Больше всех издевались над теми, кто не мог выполнять упражнения. По его словам, Поп вовсе отказался выполнять требования сотрудников колонии.

Надзиратели грозили изнасилованием, тем, что заставят подростков есть экскременты или окунут головой в унитаз. Одного из пострадавших вынудили съесть спичечный коробок и бусины от четок, отчего его стошнило. «Я увидел туалете осужденного Виталия Попа. Он лежал на полу рядом с унитазом, а один из сотрудников прыгал двумя ногами ему на спину», — вспоминал один из подростков.

На следующий день после гибели юноши возбудили дело, по которому задержали исполняющего обязанности начальника колонии и девять его подчиненных. Из краснодарского управления ФСИН уволили 17 человек.

ИК-5. Свердловская область, 2016 год

В начале марта 2016 года 56-летний осужденный из нижнетагильской исправительной колонии № 5 Сергей Гореванов рассказал членам ОНК об издевательствах надзирателей. По его словам, по прибытии в ИК-5 надзиратели требовали подписать бумаги, по которым он отказывается от «воровских традиций» и соглашается на сотрудничество с администрацией и применение к нему «физической силы и спецсредств». После отказа поставить подпись надзиратели заставили Гореванова раздеться, обмотали ему руки скотчем и вывели на улицу, бросили в сугроб и начали бить. Его облили водой, на 15 минут оставили лежать в снегу, а потом поместили в камеру ШИЗО раздетым. «По рукам и по ногам кровь бежала», — говорил осужденный. Он подписал все бумаги, а через несколько дней воткнул себе обломок ложки в живот.

СК не стал возбуждать уголовное дело, утверждая, что следователи не нашли подтверждения словам Гореванова. Дело не завели и по заявлению свердловского управления ФСИН о ложном доносе.

Тогда представители УФСИН подали иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к члену ОНК Ларисе Захаровой за пересказ слов осужденного и к Межрегиональному центру прав человека за публикацию видео с Горевановым. Суд оштрафовал Захарову на 90 тысяч рублей, а центр — на 210 тысяч рублей. Судья постановил признать недостоверной опубликованную информацию, в частности, словосочетание «пыточная колония», а ответчиков обязал извиниться. Гореванова перевели в другую колонию.

Тюрьма в ИК-33. Хакасия, 2016 год

8 августа 2016 года из единого помещения камерного типа (тюрьма внутри колонии, куда переводят за частые нарушения) хакасской ИК-33 в абаканскую больницу привезли 27-летнего осужденного Сиевуша Сабирова. На следующий день он скончался. В республиканском управлении ФСИН назвали причиной смерти перитонит из-за лопнувшего аппендицита. В то же время источник проекта Gulagu.net сообщил, что Сабирова и еще нескольких предполагаемых участников бунта (его участники, в основном, мусульмане, требовали разрешить им молиться в любое время) в соседней ИК-35 перевели в тюрьму, жестоко избивали и подвергали сексуальному насилию надзиратели. По итоговому заключению медиков Сабиров скончался от закрытой тупой травмы органов таза и живота. Через месяц из тюрьмы в ИК-33 в ту же больницу с разрывом почки доставили еще одного осужденного — Сергея Буйницкого.

Штурм ИК во время бунта в Хакасии / ИА Хакасия

По обоим инцидентам Следственный комитет возбудил уголовные дела об умышленном причинении тяжкого вреда. В обоих случаях следователи выдвигали версии об избиении осужденных сокамерниками. Лишившийся почки Буйницкий настаивает, что его били надзиратели, а «под камеру» завели другого осужденного, который нанес ему несколько ударов.

В рамках расследования дело завели и на сотрудника ИК-33 — его действия квалифицировали как халатность: якобы он на некоторое время ушел из прогулочного дворика, допустив избиение Сабирова сокамерником. В ноябре стало известно, что начальник тюрьмы при ИК-33 уволен.

Источник: Meduza
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Шмелева Анна Шмелева Анна
8 ноября 2016 в 12:49

То есть в настоящее время Сергей Хмелев так и находится в колонии -- искалеченный палачами и оболганный судом! Те, кто бил и пытал, ходят гоголем, да ещё и признаны потерпевшими. Ну а что, им есть, чем гордиться. Плевали и на общество и на правду, хотя всё очевидно даже невооружённым глазом.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Новый проект ОНК.РФ мне кажется очень перспективным.  Я посмотрел на новый сайт (который, я замечаю, пока находится в стадии тестирования) и всё выгладит очень профессионально и всеобъемлюще.  Особенно впечатляет открытость сайта и система прямого обращения между членов ОНК и посетителями сайта, это обязательно поможет всем лучше понимать роль и деятельность общественных наблюдательных комиссий.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"