Представители СПЧ, навестившие Дадина, не нашли в его рассказе нестыковок

C заключенным Ильдаром Дадиным, рассказавшим о пытках в карельской колонии, встретились представители СПЧ. Разговор продолжался около пяти часов, однако, как заявляют правозащитники, выводы пока делать рано.

На прошлой неделе СМИ опубликовали письмо, в котором оппозиционер рассказал о том, что сотрудники колонии по приказу администрации регулярно избивают его и других заключенных.

Сообщение о применении пыток вызвало широкий резонанс. Представители ФСИН обвинения опровергли и пригласили правозащитников лично убедиться в том, что с Дадиным все в порядке.

К нему уже приходили члены общественной комиссии УФСИН Карелии и прилетала уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.

Дадина осматривали врачи, и, по словам омбудсмена, медосмотр не выявил у него серьезных травм. О том, как сам Ильдар Дадин объясняет отсутствие следов побоев, Business FM рассказал председатель Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА» Павел Чиков:

  - С того момента, когда произошло то, на что он ссылается, это 11-12 сентября, до того момента, когда впервые на него кто-то посмотрел, какую-то информацию получил, прошло, условно говоря, 40 дней. Но действия, которые он описывает, они с его слов, предпринимались именно таким образом, чтобы никаких следов не оставалось, то есть, это были профессиональные действия сотрудников, которые делали это неоднократно.
- Понятно, что какие-то выводы делать еще рано, многое еще нужно узнать, но все-таки местные правозащитники говорили, что Дадин путался в показаниях, там были какие-то нестыковки по датам, плюс он называл то одно место, куда его били, то другое. Не заметили ли вы, что, возможно, что-то не так.
- Давайте начнем с того, что никаких местных правозащитников не существует, речь идет про членов общественной наблюдательной комиссии Карелии, в которую входят представители некоммерческих организаций, не занимающихся правами человека вообще. То есть, они к правозащитной деятельности отношения не имеют. Мне трудно комментировать ощущения кого бы то ни было еще. Что касается объяснений самого Дадина, то он нам сегодня в течение пяти часов на шести листах очень подробно и детально, последовательно описывал события, которые происходили с ним практически два месяца назад, учитывая, что все эти два месяца у него не было вообще никакой возможности писать какие бы то ни было жалобы, и вообще записывать что бы то ни было. То есть, он все обстоятельства до мельчайших подробностей держал в течение двух месяцев и сегодня их без каких-либо сложностей нам рассказал.
- Что с начальником колонии: он в отпуске, уволен или на месте и работает?
- На месте начальника колонии Коссиева нет, где он — отстранен или в отпуске, или в командировке, или на больничном — нам пояснений не было. Общались мы со старшими офицерами из управления ФСИН по республике Карелия и с исполняющим обязанности начальника.  

Во вторник правозащитники продолжат работу в колонии. Они будут изучать документы и видеозаписи, общаться с сотрудниками администрации и с другими заключенными.

Ильдар Дадин, напомним, стал первым человеком, получившим реальный срок за неоднократные нарушения закона о митингах. Его сторонники утверждают, что оппозиционера задерживали за проведение одиночных пикетов, которые законом не запрещены.

Источник: BFM.RU
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы