СПЧ пустили к Дадину без записи

Активист Ильдар Дадин, 2013 год

Гражданский активист Ильдар Дадин подтвердил свои показания о зверствах и пытках в ИК-7 во время беседы с представителями Совета по правам человека при президенте РФ. Об этом «Газете.Ru» сообщил член СПЧ Павел Чиков, который в настоящее время находится на территории колонии в городе Сегежа (Карелия). В свою очередь, глава Комитета против пыток Игорь Каляпин рассказал, что правозащитникам не дают пользоваться диктофонами, что не позволяет задокументировать свидетельства заключенных.

«Ильдар Дадин на позитиве, бодрый, передает всем привет и благодарность за поддержку. Остальное позже», — написал в своем твиттере адвокат Павел Чиков, в понедельник прибывший на территорию исправительной колонии №7. В беседе с «Газетой.Ru» он подтвердил встречу с гражданским активистом: «Наша работа только началась. Мы встретились, пообщались два часа, сейчас у Дадина перерыв на обед, после которого мы продолжим общение».

«У нас будет доклад на имя главы Совета [по правам человека при президенте РФ] Михаила Федотова, который дальше будет его реализовывать и использовать, — рассказал Чиков. — Наша задача заключается в том, чтобы собрать информацию, изучить документы и получить доступ туда, куда мы сможем получить доступ, сложить определенное впечатление, зафиксировать определенные доказательства и все это дело описать в одном документе, а потом представить председателю совета».

По словам правозащитника, Ильдар Дадин подтвердил и в подробностях рассказал о тех событиях, которые он ранее вкратце описал в письме своей жене.

«Мы будем работать сегодня и завтра, о каких бы то ни было результатах говорить пока преждевременно. Могу сказать только, что Дадин подробно описывает то, что с ним происходило 11–12 сентября, сразу после прибытия в колонию, и в целом он подтверждает то, что написано в письме», — уточнил Чиков.

Эту информацию подтвердил «Газете.Ru» еще один член СПЧ, глава Комитета против пыток Игорь Каляпин. По его словам, их с Чиковым главная задача состоит не в том, чтобы непременно встретиться с Дадиным лично, а в том, чтобы выяснить, что именно происходило 11–12 сентября после прибытия активиста в ИК-7.

«Сейчас сотрудники настаивают на своей версии, а Дадин — на своей, — рассказывает Каляпин. — Мы намерены просмотреть все видеозаписи с видеокамер в ШИЗО и регистраторов, которые были у сотрудников ФСИН. Также будем опрашивать заключенных, которые на тот момент содержались вместе с Дадиным. Пока же делать какие-то выводы рано».

Каляпин также отметил, что в поведении фсиновцев есть некоторые странности: например, начальник колонии Сергей Коссиев по идее должен был быть отозван из отпуска, учитывая шумиху вокруг происходящих событий.

«Однако его нет на месте. Создается такое впечатление, что его, наоборот, отослали куда-то подальше», — говорит Каляпин. Кроме того, Каляпину и Чикову запретили пользоваться диктофонами, хотя по закону члены ОНК при посещении заключенных тюрем и колоний могут пользоваться записывающей аппаратурой.

«На мой взгляд, этот запрет не позволяет задокументировать свидетельства заключенных», — говорит Каляпин.

По словам правозащитника, этот запрет исходит не из администрации колонии. Кроме того, об этом запрете правозащитники уже уведомили московское руководство, однако разрешения на аудиозапись так и не получили.

В конце прошлой недели уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова лично встретилась с Дадиным, но никаких следов избиения не обнаружила (сам активист объяснил это тем, что во время пыток на нем была одежда). «Целесообразно было бы перевести Ильдара Дадина для отбывания наказания в другую колонию, потому что в любом случае всегда будет некое подозрение в необъективности или в субъективном подходе к этому человеку, содержащемуся здесь, после такого резонансного конфликта, связанного с его заявлениями», — добавила Москалькова.

За несколько дней до этого врачи сегежской колонии №7 обвинили Дадина в симуляции, также не обнаружив на его теле каких-либо следов пыток.

Центральные телеканалы и вовсе начали утверждать, что Дадина «вообще не били», в чем Ильдар якобы лично признался после обвинений в симуляции. В качестве доказательств отсутствия пыток в ИК-7 по телевизору продемонстрировали образцово-показательную колонию, где «все [идет] по правилам и человеческим отношениям».

Резонансное письмо Ильдара Дадина рисует диаметрально противоположную картину, в которой есть и пытки, и угрозы изнасилованием, и унижения, такие как окунание головой в унитаз. Чтобы доказать, что все это имеет место в ИК-7, Дадин заявил о готовности пройти проверку на детекторе лжи. «Причем проверку будут проводить не специалисты силовых органов или ФСИН, а представители независимых компаний, которые занимаются аналогичной лицензированной деятельностью», — заявил пресс-секретарь уполномоченного по правам человека Алексей Зловедов.

Проверка на полиграфе (хотя и не является стопроцентной гарантией получения правдивой информации) может прояснить некоторые обстоятельства дела об избиении Дадина, который еще в письме просил считать любые съемки с его участием постановочными. Что касается выводов СПЧ, то, по словам собеседников «Газеты.Ru», на сбор необходимых сведений и публикацию доклада о деле Дадина уйдет еще немало времени, и в ближайшие дни подтверждения или опровержения сведений о пытках в ИК-7 ждать не стоит.

Источник: Газета.ru
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Такого вопроса не должно стоять в правозащитной повестке. Необходимо формулировать другой вопрос. Как бороться, эффективно противодействовать этому негативному проявлению нашей сегодняшней реальности. Человек и гражданин  имеет конституционное право на жизнь, честь и достоинство. Это аксиома, не требующая ни доказательств, ни оправданий.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами