На теле Ильдара Дадина не осталось следов пыток

Гражданский активист Ильдар Дадин подтвердил членам общественной наблюдательной комиссии свои слова о пытках и побоях в карельской ИК-7. Об этом “Ъ” рассказал глава общественной наблюдательной комиссии Карелии Александр Рузанов, беседовавший с осужденным. Однако на представленных правозащитникам видеозаписях медосмотров у заключенного нет следов ссадин и синяков. Сейчас у арестанта только следы от наручников на запястьях. В колонии продолжается проверка СКР и комиссии центрального аппарата ФСИН. Кроме того, в ИК-7 прибыл уполномоченный по правам человека Карелии.

Заключенный Ильдар Дадин, отбывающий срок в карельской ИК-7, не отказывается от своих слов о пытках и побоях, сообщил “Ъ” председатель общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Карелии Александр Рузанов: «Я с ним сегодня два часа разговаривал. Ильдар рассказал, что к нему применялась физическая сила, что его били, а также подвешивали в то время, когда у него были скованные наручниками руки». Вместе с тем председатель ОНК Карелии отметил, что у него сложилось «неоднозначное впечатление», так как физических следов побоев и пыток у заключенного нет. «Я не буду делать пока выводы, так как я знал людей, которых можно молотом бить и у них ни одного синяка. Но я видел, как у других людей, которых подвешивали за наручники, были вывернуты плечевые суставы»,— сказал господин Рузанов. По его словам, он видел видеозапись медосмотра, которая была сделана 12 сентября, на следующий день после побоев, и на теле заключенного также не было ссадин. Александр Рузанов добавил, что видел только следы от наручников на запястьях Ильдара Дадина.

«В разговоре со мной Дадин не высказывал опасения за свою жизнь,— рассказал общественник.— Не видно было, что он боится. В настоящее время он содержится в отдельной камере по настоянию врачей». Он отметил, что уже уехал из колонии, но там остались его коллеги по ОНК.

Ильдар Дадин

Ильдар Дадин. Фото: из личного архива Ильдара Дадина

Ильдар Дадин стал первым в России заключенным, осужденным по ст. 212.1 УК РФ за неоднократное нарушение установленного порядка проведения митингов и других массовых мероприятий. Согласно обвинительному заключению, его несколько раз задерживали в ходе протестных акций в Москве в 2014–2015 годах. 1 ноября 2016 года было опубликовано его письмо, в котором господин Дадин заявил о насилии в отношении него. По словам заключенного, его одновременно били 12 человек и подвешивали в закованных за спиной наручниках. Письмо активиста вызвало резонанс: об инциденте доложат президенту Владимиру Путину. Во ФСИН Карелии сначала признали применение «физической силы» к заключенному, но затем отказались от этого, ссылаясь на данные проведенного медосмотра.

Накануне в колонию прибыли с проверкой представители прокуратуры и СК, а также комиссия центрального аппарата ФСИН РФ. Сегодня они продолжили работу в колонии.

«Много машин Следственного комитета сегодня заехало в ворота колонии,— рассказал “Ъ” один из очевидцев, который дежурит у стен ИК-7.— Официального комментария ФСИН еще не было. Журналистов внутрь не пускают, хотя ранее обещали пригласить камеру местного телеканала». По его словам, помимо членов ОНК в колонии также работает уполномоченный по правам человека в Республике Карелия Александр Шарапов. «Его представитель рассказал, что ожидается визит в колонию уполномоченного по правам человека России Татьяны Москальковой»,— пояснил собеседник. Он отметил, что перекрыта дорога в поселок, расположенный рядом с колонией: журналист, который туда отправился, был задержан, при этом его заставили стереть на сделанные снимки.

Анастасия Курилова, Алексей Владимиров

Источник: Коммерсант.ru
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека