Бюджетные расходы на силовиков к 2019 году вырастут до 2 трлн руб.

Власти решили не экономить на силовиках, несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране. В проекте бюджета указано, что ежегодные расходы на национальную безопасность вырастут до 2 трлн руб. к 2019 году.

Правительство заложило увеличение расходов по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» с 1,94 трлн до 2 трлн руб. к 2019 году. Эти расчеты указаны в проекте бюджета на 2017–2019 годы, представленном Минфином (пояснительная записка имеется в распоряжении РБК). В эти расходы входит и закрытая часть бюджета, которая в этом году выросла до 22,3%.

Всего бюджетные ассигнования по разделу о нацбезопасности на 2016 год запланированы в объеме 1,943 трлн руб. В течение последующих трех лет в бюджете заложено увеличение бюджетов в этой сфере. В 2017 году на силовиков потратят 1,967 трлн руб., в 2018 году — 1,994 трлн руб., а в 2019 году — 2,006 трлн руб. То есть расходы на нацбезопасность за три года увеличатся на 63 млрд руб.

Раздел федерального бюджета «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» состоит из 14 подразделов. Среди них: расходы на органы прокуратуры и следствия (Генпрокуратура и СКР), юстиции, внутренних дел, безопасности, пограничной службы, наркополиции, внутренних войск, системы исполнения наказаний. В этот же раздел входят расходы на борьбу с ЧС, миграционную политику, гражданскую оборону, профильные научно-прикладные исследования.

Представитель правительства переадресовал вопросы РБК по поводу расходов на правоохранительную систему в силовые ведомства.

РБК выяснил, какие министерства выиграют при распределении средств в контексте последних реформ в силовой сфере.

Как создание Росгвардии отразилось на бюджете

В начале апреля 2016 года президент России Владимир Путин ликвидировал Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и Феде​​ральную миграционную службу (ФМС) как самостоятельные ведомства, передав их в ведение МВД. Часть полномочий МВД потеряло: на базе внутренних войск и спецподразделений ведомства была создана новая силовая структура — Росгвардия. К гвардейцам отошли, в частности, ОМОН, СОБР, центр лицензионно-разрешительной работы, вневедомственная охрана.

В итоге в правительственной записке обнулился раздел расходов на органы по контролю за оборотом наркотиков (прочерки стоят после 2016 года, в котором на подраздел было заложено 27,3 млрд руб.).

Также в проекте заложено уменьшение финансирования по разделу «органы внутренних дел»: с 683,4 млрд руб. в 2016 году до 625 млрд руб. в 2019-м (здесь и далее указаны расходы с 2016 по 2019 год).

Из-за появления Росгвардии почти в два раза вырастут расходы по статье «внутренние войска»: с 114,6 млрд до 206,6 млрд руб.

На вопрос о росте расходов по статье официальный представитель Росгвардии Евгений Кубышкин предложил РБК обратиться к авторам документа из правительства.

Из других заметных изменений в расходах в результате ведомственных реформ — более чем десятикратное уменьшение трат на «миграционную политику»: с 33,7 млрд до 285,5 млн руб. через три года. В этот подраздел входили расходы на влившуюся в МВД ФМС.

В пресс-центре МВД России РБК подтвердили, что при формировании проекта бюджета на 2017–2019 годы было произведено перераспределение ассигнований. Деньги перекинули на содержание передаваемых Росгвардии подразделений МВД России. Также в ведомстве подтвердили, что в бюджете МВД России учтены расходы упраздненных ФМС и ФСКН.

«Таким образом, параметры проекта федерального бюджета МВД России на 2017–2019 годы, без учета средств на пенсионное обеспечение, составляют: на 2017 год — 695,1 млрд руб., на 2018 год — 691,9 млрд руб., на 2019 год — 689,7 млрд руб., что свидетельствует о сохранении финансирования МВД России из федерального бюджета практически на уровне 2015–2016 годов», — говорят РБК в ведомстве.

Прокуроры получат больше, чекисты — меньше

Среди расходов выделяется увеличение по разделу «органы прокуратуры и следствия»: с 86 млрд до 94,8 млрд руб.

Рост расходов «на прокуратуру и следствие» объясняется тем, что с 1 января 2017 года военное следствие вливается в систему Следственного комитета и переходит на финансирование по этой статье, объяснила РБК представитель Следственного комитета Светлана Петренко. РБК ожидает ответа на запрос в Генпрокуратуру.

Секвестр коснется «системы исполнения наказаний»: расходы по подразделу снизятся с 196,3 млрд  до 176,8 млрд руб. Представитель ФСИН Кристина Белоусова отказалась от комментариев.

Расходы по подразделу «органы безопасности» (сюда входит ФСБ) также сократят — с 306,4 млрд до 292 млрд руб. Запрос РБК в Центр общественных связей ФСБ остался без ответа.

Относительно небольшое снижение расходов отмечено по подразделам «органы юстиции» и «органы пограничной службы». Расходы на юстицию снизятся за три года на 43,4 млрд руб., до 42,6 млрд руб. Бюджет пограничников сократят с 124,2 млрд до 119 млрд руб. В Минюсте РБК пообещали дать ответ позже.

По проекту правительства расходы снизятся по графе «защита населения от ЧС» с 81,2 млрд до 70,1 млрд руб. С другой стороны, повысятся расходы на «обеспечение пожарной безопасности» (со 109,9 млрд  до 119,4 млрд руб.) РБК направил запрос в МЧС и ожидает ответа.

Расходы по «непрозрачной статье» вырастут в 2,5 раза

При этом в 2,5 раза вырастут расходы по графе «другие вопросы в области национальной безопасности и правоохранительной деятельности»: с 108,4 млрд в 2016 году до 237 млрд руб. в 2019-м. Согласно кодам бюджетной классификации, к этому подразделу относятся расходы, связанные с «руководством, управлением и оказанием поддержки в отношении такой деятельности, как разработка общей политики, планов, программ и бюджетов, а также с иными мероприятиями в сфере национальной безопасности и правоохранительной деятельности, не отнесенными к другим подразделам данного раздела».

В российском бюджете и так объемная закрытая часть бюджета, а строки вроде «другие расходы» делают расходы еще более «непрозрачными», говорит РБК завлабораторией военной экономии Института экономической политики им. Е.Т.Гайдара Василий Зацепин. По его словам, за этим подразделом может быть что угодно, например, источники финансирования «помощи отдельным районам Донецкой и Луганской области».

При этом под урезание попадет подраздел «прикладные научные исследования в области нацбезопасности и правоохранительной деятельности»: с 27,5 млрд до 22,3 млрд руб. соответственно.

Силовые приоритеты

Из правительственной записки следует, что общие бюджетные ассигнования в 2016 году по всему разделу о нацбезопасности составляют 2,3% по отношению к объему ВВП. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета составляет 11,8%.

Хотя доля ассигнований по данной статье к ВВП снизится к 2019 году с 2,3 до 2%, доля трат на нацбезопасность в общем объеме расходов по статье в ближайшие три года будет увеличиваться. С 11,8% в 2016 году до 12,2% в 2017-м, 12,5% в 2018-м и 12,6% в 2019 годах. Это больше, чем совокупные расходы на образование, здравоохранение, культуру, спорт, СМИ и охрану окружающей среды.

В приоритете власти — перераспределение бюджета в сторону внешней политики и силового блока, а также социальные выплаты на​селению для поддержания стабильности, говорит РБК руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов.

«Все остальное оказывается в «пролете», хотя урезаемые строчки образования, здравоохранения, и национальной экономики — области стратегические. Вложения в них не окупаются в текущем году, но всегда дают отдачу потом», — считает эксперт. 

Источник: РБК
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

На сколько важно правозащитникам, в том числе членам ОНК публиковать результаты своих проверок и расследований?

Правозащитники, в том числе члены ОНК, должны иметь право во время проверок иметь диктофоны, фото и видео. Пока это не является всеобщей практикой. Надо искать, вырабатывать формы отчета о проведенных проверках (плановых, внеплановых, по имеющимся сигналам).  Как практик, знаю, насколько объемным может получится материал. И проблема не только отразить все существенное в нем, но и потом переработать и осмыслить, превратить  в дальнейшем в отчеты, рекомендации или обращения. Так, разработку подобной "методички" Вы могли бы осуществить и предложить Общественной Палате РФ и ОНК. Зная Ваши организационные и экспертные возможности, могу предположить, что у авторитетного медиапортала ОНК.РФ и экспертов это получится быстро и эффективно. Публиковать отчет необходимо параллельно итогам проведённых проверок СК и прокуратуры, как минимум.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами