Смотрящие от ОНК. Правозащитников в местах принудительного содержания заменят рецидивисты: таков выбор Общественной палаты

Общественная палата России, действуя в «лучших» традициях репрессивной машины, поздно вечером в пятницу опубликовала на своем сайте списки новых составов Общественных наблюдательных комиссий в 42 субъектах РФ (в Туве ОНК не была сформирована из-за того, что выдвинулось всего два человека). В России принято по громким делам задерживать и арестовывать людей в пятницу вечером. Впереди выходные, все успокоится и забудется. Так же поступила и Общественная палата. Но здесь не тот случай. Ничего не успокоится и не забудется.

25 человек Совета Общественной палаты уничтожили общественный контроль в стране. Возможно, они всего лишь были проводниками чужой воли. Но именно на них лежит эта ответственность. Именно они отказали десяткам настоящих правозащитников по всей стране в праве быть членами ОНК.+

Правозащитники Валерий Борщев и Андрей Бабушкин — о зачистке ОНК и возможных массовых репрессиях в стране.

Валерий Борщев. Правозащитник, автор закона об общественном контроле в местах принудительного содержания

— Общественная палата опубликовала список новых составов ОНК. Что вы думаете о новых членах ОНК?

— Подавляющее большинство, более 90% — это люди, абсолютно мне неизвестные, неизвестные правозащитному движению, неизвестные своими правозащитными действиями. Зато мне хорошо известны люди, которые занимались активно общественным контролем, и я вижу, что они не включены. Хотя закон требует, чтобы членами ОНК, кандидатами в члены ОНК были люди, имеющие опыт правозащитной деятельности.

Валерий Васильевич, приведите примеры известных правозащитников, не вошедших в новый состав ОНК.

— Пожалуйста. Москва — Андрей Бабушкин. Я знаю повод, по которому они его исключили: он не представил справку о том, что у него нет судимости. Во-первых, это требование незаконно. Закон не требует такой справки для регистрации. Во-вторых, была договоренность, что мы подаем заявление на получение такой справки в государственный орган, и этого достаточно для подачи документов в Общественную палату. И потом, когда справка придет, ее донести. И, во-вторых, совершенно нелепое объяснение: его не включили, потому что он муниципальный депутат. Те люди, которые принимали такое решение, не читали закон. В законе сказано, что не могут быть членами ОНК выборные должностные лица. Должностные лица! Муниципальный депутат не является должностным лицом. Вот выборный глава управы — должностное лицо. Но не муниципальный депутат! Поэтому Бабушкин был два созыва членом ОНК как раз потому, что он не являлся и не является должностным лицом.

Дальше. Там нет Вадима Коростылева, которого рекомендовала Московская Хельсинкская группа. Там нету Натальи Дзятко и Марины Полевановой, которые три срока отработали в Общественной наблюдательной комиссии Московской области. Там нет Елены Масюк, которая очень эффективно отработала в последнем составе ОНК, расследуя коррупционные преступные схемы сращивания криминалитета и сотрудников ФСИН, в том числе по вымогательству денег у заключенных.

«Проведена спецоперация по уничтожению общественного контроля в местах принудительного содержания. Иначе я это назвать не могу»

В Московской области нет Дубиковой Лидии Борисовны. Нет Волковой Любови Васильевны, с которой мы от одной организации подавали документы, и у нас совершенно одинаковый пакет документов. Меня оставили, а ее почему-то исключили.

Иркутск. Там известная своей активной деятельностью Общественная наблюдательная комиссия. Это Святослав Хроменков и его соратники, правозащитники. Их нет в составе Иркутской ОНК. Они исключены. Хотя они были в списке, я их видел.

Челябинская область. Мы требовали, чтобы исключили из состава ОНК Василя Катанэ, поскольку он вел себя не как правозащитник во время бунта в Копейске. Он поощрял произвол и покрывал нарушения прав человека, совершаемые администрацией, которую потом наказали, и это было доказано. Это общеизвестный факт, и мы об этом говорили на рабочей группе, тем не менее его включили. А вот такие известные правозащитники, как Николай Щур и Татьяна Щур, в Челябинской области не включены.

И так можно продолжать дальше. Я считаю, что общественный контроль уничтожен. Создается имитация, видимость. Потому что люди, вошедшие в ОНК, которые не имеют опыта правозащитной деятельности, не смогут противостоять действиям сотрудников уголовно-исполнительной системы, которые сейчас откровенно воспрепятствуют общественному контролю. Они будут идти у них на поводу. Как они будут осуществлять общественный контроль? А вот те люди, которые опытные и принципиальные, которые могут возражать и отстаивать позицию, — они, увы, в состав ОНК не включены. Но зато в ОНК Москвы включены Галочкин, Пятницкий, Сенкевич и Комнов — бывший начальник СИЗО «Бутырка», который в «списке Магнитского». Это сделано сознательно. Проведена спецоперация по уничтожению общественного контроля в местах принудительного содержания. Иначе я это назвать не могу.

Справка

Дмитрий Галочкин — член Общественной палаты, председатель общественной организации «Профессиональный союз негосударственной сферы безопасности». По данным Андрея Бабушкина, Галочкин, как член ОНК Москвы нынешнего созыва, за три года работы комиссии не более 7 раз посетил с проверкой учреждения принудительного содержания граждан. В новом составе ОНК Галочкин — главный претендент на должность председателя ОНК Москвы.

Деятельности Павла Пятницкого как члена ОНК Москвы было посвящено несколько статей в «Новой газете». В них речь шла о жалобах заключенных на попытки вымогательства со стороны Пятницкого (см. «С вас 10 миллионов, и дело будет закрыто», «Считаю, что Пятницкий преступник...» и «Беременной з/к предложили лечь на сохранение за 300 тысяч рублей, новорожденному прописали лечить гнойный отит прогулками»)

Михаил Сенкевич — имеет 5 судимостей. 19 лет провел в местах лишения свободы. Верный спутник Пятницкого при посещении пенитенциарных учреждений. Переизбрание Пятницкого и Сенкевича в ОНК Москвы активно поддерживал член Общественной палаты Сергей Ряховский.

На заседании рабочей группы по формированию ОНК Пятницкого поддержали: Галочкин, Ряховский и Сенкевич. При том, что Сенкевич не являлся членом рабочей группы.

Галочкина поддержали: Борщев, Ряховский, Сенкевич и Галочкин, то есть сам себя.

А Сенкевича поддержали: Галочкин, Ряховский и Сенкевич, то есть сам себя, при этом также не имея на это никого права, поскольку не входил в рабочую группу.

Против вхождения в ОНК Пятницкого и Сенкевича выступили: Борщев, Пономарев, Гефтер.

Кто голосовал за Д. Е. Галочкина (кроме него самого)? Например, С. Ряховский и М. Сенкевич (последний не был членом рабочей группы)

Кто голосовал за П. Пятницкого, выдвинутого МОО «Центр поддержки духовного наследия»? Д. Галочкин, С. Ряховский и М. Сенкевич (последний не был членом рабочей группы).

Кто голосовал за М. Сенкевича (кроме него самого, хотя он и не являлся членом рабочей группы)? Д. Галочкин и С. Ряховский

Такое решение принял Совет Общественной палаты или они всего лишь исполнители?

— То, что исполнитель — Общественная палата, это так. На рабочей группе был руководитель аппарата (руководитель федерального казенного учреждения «Аппарат Общественной палаты РФ» Сергей Смирнов. — Е.М.), и он вел себя как начальник. Рядом с ним сидел Антон Цветков (председатель комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ. — Е.М.), и этот руководитель аппарата все время отодвигал Цветкова в сторону. У меня большие разногласия с Цветковым, мы с ним часто спорим, находимся на разных позициях, но он по крайней мере в теме, он знает вопрос, с ним можно спорить. А этот руководитель аппарата понятия не имел ни о тех кандидатах, которых мы обсуждали, и вообще, что такое общественный контроль и чем он занимается, какие у него полномочия. Поэтому я не уверен, что это только действия Общественной палаты. Исполнитель — да. Исполнитель — Общественная палата, она совершила это действие, и на ней лежит серьезная ответственность за уничтожение общественного контроля.

Увидев себя одного в списке ОНК Московской области, где нет моих коллег, я для себя ставлю вопрос: а могу ли я оставаться там, могу ли я быть членом ОНК? Я буду советоваться со своими друзьями. Потому что работать так невозможно. Это уже не общественный контроль, это имитация общественного контроля.

Кого вы считаете инициатором уничтожения общественного контроля? ФСИН, МВД, администрацию президента?

— Когда я готовил закон, силовики ему очень сопротивлялись, и в первое время они победили, в 1999 году закон не был принят ...

Источник: NewsRbk.ru
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Пантелеев Борис Еремеевич Пантелеев Борис Еремеевич
24 октября 2016 в 15:30

Ну вот и приоткрывается завеса тайного.
Почему-то меня совершенно не удивило то, что "белые воротнички", "правозащитные генералы", "правозащитная элита" (это не мои выражения - так про них в народе говорят) - в частности - В. Гефтер и Л. Пономарев, то есть люди, которые правозащитного пороху, вообщем-то, не нюхали, люди, которые всю свою жизнь занимались и занимаются теоретизированием, так вот совершенно не удивило, что эти люди выступают против полевых правозащитников.
Например, их рекомендации НЕ голосовать за меня - Пантелеева Б. Е., как кандидата в члены ОНК СПб. Думаю они отлично знают о том, что у меня около трехсот посещений МПС и МЛС за три года, три выигранных судебных иска, несколько сотен жалоб и запросов, сотни благодарностей от заключенных и их родственников. Не могли они не знать и мнение профессора Гилинского, рекомендующего меня в новый состав ОНК СПб, НО ... "есть мнение" и вот это самое мнение, думаю, очень чутко и уловили эти самые, с позволения сказать, демократы...
И все эти охи, ахи и причитания вроде "общественный контроль убит силовиками" гроша ломаного не стоит именно в связи с вышеизложенным.
Уж, если господа демократы (а Гефтер и Пономарев точно считают себя демократами) так ловко подстраиваются под генеральную линию партию, вычищают из членов ОНК тех, кто реально работает, то винить в том, что произошло они должны, в первую очередь, себя самих....

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека