Смотрящие от ОНК. Правозащитников в местах принудительного содержания заменят рецидивисты: таков выбор Общественной палаты

Общественная палата России, действуя в «лучших» традициях репрессивной машины, поздно вечером в пятницу опубликовала на своем сайте списки новых составов Общественных наблюдательных комиссий в 42 субъектах РФ (в Туве ОНК не была сформирована из-за того, что выдвинулось всего два человека). В России принято по громким делам задерживать и арестовывать людей в пятницу вечером. Впереди выходные, все успокоится и забудется. Так же поступила и Общественная палата. Но здесь не тот случай. Ничего не успокоится и не забудется.

25 человек Совета Общественной палаты уничтожили общественный контроль в стране. Возможно, они всего лишь были проводниками чужой воли. Но именно на них лежит эта ответственность. Именно они отказали десяткам настоящих правозащитников по всей стране в праве быть членами ОНК.+

Правозащитники Валерий Борщев и Андрей Бабушкин — о зачистке ОНК и возможных массовых репрессиях в стране.

Валерий Борщев. Правозащитник, автор закона об общественном контроле в местах принудительного содержания

— Общественная палата опубликовала список новых составов ОНК. Что вы думаете о новых членах ОНК?

— Подавляющее большинство, более 90% — это люди, абсолютно мне неизвестные, неизвестные правозащитному движению, неизвестные своими правозащитными действиями. Зато мне хорошо известны люди, которые занимались активно общественным контролем, и я вижу, что они не включены. Хотя закон требует, чтобы членами ОНК, кандидатами в члены ОНК были люди, имеющие опыт правозащитной деятельности.

Валерий Васильевич, приведите примеры известных правозащитников, не вошедших в новый состав ОНК.

— Пожалуйста. Москва — Андрей Бабушкин. Я знаю повод, по которому они его исключили: он не представил справку о том, что у него нет судимости. Во-первых, это требование незаконно. Закон не требует такой справки для регистрации. Во-вторых, была договоренность, что мы подаем заявление на получение такой справки в государственный орган, и этого достаточно для подачи документов в Общественную палату. И потом, когда справка придет, ее донести. И, во-вторых, совершенно нелепое объяснение: его не включили, потому что он муниципальный депутат. Те люди, которые принимали такое решение, не читали закон. В законе сказано, что не могут быть членами ОНК выборные должностные лица. Должностные лица! Муниципальный депутат не является должностным лицом. Вот выборный глава управы — должностное лицо. Но не муниципальный депутат! Поэтому Бабушкин был два созыва членом ОНК как раз потому, что он не являлся и не является должностным лицом.

Дальше. Там нет Вадима Коростылева, которого рекомендовала Московская Хельсинкская группа. Там нету Натальи Дзятко и Марины Полевановой, которые три срока отработали в Общественной наблюдательной комиссии Московской области. Там нет Елены Масюк, которая очень эффективно отработала в последнем составе ОНК, расследуя коррупционные преступные схемы сращивания криминалитета и сотрудников ФСИН, в том числе по вымогательству денег у заключенных.

«Проведена спецоперация по уничтожению общественного контроля в местах принудительного содержания. Иначе я это назвать не могу»

В Московской области нет Дубиковой Лидии Борисовны. Нет Волковой Любови Васильевны, с которой мы от одной организации подавали документы, и у нас совершенно одинаковый пакет документов. Меня оставили, а ее почему-то исключили.

Иркутск. Там известная своей активной деятельностью Общественная наблюдательная комиссия. Это Святослав Хроменков и его соратники, правозащитники. Их нет в составе Иркутской ОНК. Они исключены. Хотя они были в списке, я их видел.

Челябинская область. Мы требовали, чтобы исключили из состава ОНК Василя Катанэ, поскольку он вел себя не как правозащитник во время бунта в Копейске. Он поощрял произвол и покрывал нарушения прав человека, совершаемые администрацией, которую потом наказали, и это было доказано. Это общеизвестный факт, и мы об этом говорили на рабочей группе, тем не менее его включили. А вот такие известные правозащитники, как Николай Щур и Татьяна Щур, в Челябинской области не включены.

И так можно продолжать дальше. Я считаю, что общественный контроль уничтожен. Создается имитация, видимость. Потому что люди, вошедшие в ОНК, которые не имеют опыта правозащитной деятельности, не смогут противостоять действиям сотрудников уголовно-исполнительной системы, которые сейчас откровенно воспрепятствуют общественному контролю. Они будут идти у них на поводу. Как они будут осуществлять общественный контроль? А вот те люди, которые опытные и принципиальные, которые могут возражать и отстаивать позицию, — они, увы, в состав ОНК не включены. Но зато в ОНК Москвы включены Галочкин, Пятницкий, Сенкевич и Комнов — бывший начальник СИЗО «Бутырка», который в «списке Магнитского». Это сделано сознательно. Проведена спецоперация по уничтожению общественного контроля в местах принудительного содержания. Иначе я это назвать не могу.

Справка

Дмитрий Галочкин — член Общественной палаты, председатель общественной организации «Профессиональный союз негосударственной сферы безопасности». По данным Андрея Бабушкина, Галочкин, как член ОНК Москвы нынешнего созыва, за три года работы комиссии не более 7 раз посетил с проверкой учреждения принудительного содержания граждан. В новом составе ОНК Галочкин — главный претендент на должность председателя ОНК Москвы.

Деятельности Павла Пятницкого как члена ОНК Москвы было посвящено несколько статей в «Новой газете». В них речь шла о жалобах заключенных на попытки вымогательства со стороны Пятницкого (см. «С вас 10 миллионов, и дело будет закрыто», «Считаю, что Пятницкий преступник...» и «Беременной з/к предложили лечь на сохранение за 300 тысяч рублей, новорожденному прописали лечить гнойный отит прогулками»)

Михаил Сенкевич — имеет 5 судимостей. 19 лет провел в местах лишения свободы. Верный спутник Пятницкого при посещении пенитенциарных учреждений. Переизбрание Пятницкого и Сенкевича в ОНК Москвы активно поддерживал член Общественной палаты Сергей Ряховский.

На заседании рабочей группы по формированию ОНК Пятницкого поддержали: Галочкин, Ряховский и Сенкевич. При том, что Сенкевич не являлся членом рабочей группы.

Галочкина поддержали: Борщев, Ряховский, Сенкевич и Галочкин, то есть сам себя.

А Сенкевича поддержали: Галочкин, Ряховский и Сенкевич, то есть сам себя, при этом также не имея на это никого права, поскольку не входил в рабочую группу.

Против вхождения в ОНК Пятницкого и Сенкевича выступили: Борщев, Пономарев, Гефтер.

Кто голосовал за Д. Е. Галочкина (кроме него самого)? Например, С. Ряховский и М. Сенкевич (последний не был членом рабочей группы)

Кто голосовал за П. Пятницкого, выдвинутого МОО «Центр поддержки духовного наследия»? Д. Галочкин, С. Ряховский и М. Сенкевич (последний не был членом рабочей группы).

Кто голосовал за М. Сенкевича (кроме него самого, хотя он и не являлся членом рабочей группы)? Д. Галочкин и С. Ряховский

Такое решение принял Совет Общественной палаты или они всего лишь исполнители?

— То, что исполнитель — Общественная палата, это так. На рабочей группе был руководитель аппарата (руководитель федерального казенного учреждения «Аппарат Общественной палаты РФ» Сергей Смирнов. — Е.М.), и он вел себя как начальник. Рядом с ним сидел Антон Цветков (председатель комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ. — Е.М.), и этот руководитель аппарата все время отодвигал Цветкова в сторону. У меня большие разногласия с Цветковым, мы с ним часто спорим, находимся на разных позициях, но он по крайней мере в теме, он знает вопрос, с ним можно спорить. А этот руководитель аппарата понятия не имел ни о тех кандидатах, которых мы обсуждали, и вообще, что такое общественный контроль и чем он занимается, какие у него полномочия. Поэтому я не уверен, что это только действия Общественной палаты. Исполнитель — да. Исполнитель — Общественная палата, она совершила это действие, и на ней лежит серьезная ответственность за уничтожение общественного контроля.

Увидев себя одного в списке ОНК Московской области, где нет моих коллег, я для себя ставлю вопрос: а могу ли я оставаться там, могу ли я быть членом ОНК? Я буду советоваться со своими друзьями. Потому что работать так невозможно. Это уже не общественный контроль, это имитация общественного контроля.

Кого вы считаете инициатором уничтожения общественного контроля? ФСИН, МВД, администрацию президента?

— Когда я готовил закон, силовики ему очень сопротивлялись, и в первое время они победили, в 1999 году закон не был принят ...

Источник: NewsRbk.ru
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Пантелеев Борис Еремеевич Пантелеев Борис Еремеевич
24 октября 2016 в 15:30

Ну вот и приоткрывается завеса тайного.
Почему-то меня совершенно не удивило то, что "белые воротнички", "правозащитные генералы", "правозащитная элита" (это не мои выражения - так про них в народе говорят) - в частности - В. Гефтер и Л. Пономарев, то есть люди, которые правозащитного пороху, вообщем-то, не нюхали, люди, которые всю свою жизнь занимались и занимаются теоретизированием, так вот совершенно не удивило, что эти люди выступают против полевых правозащитников.
Например, их рекомендации НЕ голосовать за меня - Пантелеева Б. Е., как кандидата в члены ОНК СПб. Думаю они отлично знают о том, что у меня около трехсот посещений МПС и МЛС за три года, три выигранных судебных иска, несколько сотен жалоб и запросов, сотни благодарностей от заключенных и их родственников. Не могли они не знать и мнение профессора Гилинского, рекомендующего меня в новый состав ОНК СПб, НО ... "есть мнение" и вот это самое мнение, думаю, очень чутко и уловили эти самые, с позволения сказать, демократы...
И все эти охи, ахи и причитания вроде "общественный контроль убит силовиками" гроша ломаного не стоит именно в связи с вышеизложенным.
Уж, если господа демократы (а Гефтер и Пономарев точно считают себя демократами) так ловко подстраиваются под генеральную линию партию, вычищают из членов ОНК тех, кто реально работает, то винить в том, что произошло они должны, в первую очередь, себя самих....

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области