Контроль за тюрьмами и СИЗО может быть потерян

Задержанные в полицейских ИВС, заключенные под стражу в СИЗО и отбывающие срок в колонии или тюрьме могут остаться без помощи правозащитников. Грандиозный скандал разгорелся накануне выборов нового состава Общественных наблюдательных комиссий (члены ОНК — те самые общественники, которые бесплатно проверяют следственные изоляторы и тюрьмы в стране). Совет по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ сообщил о грубых нарушениях при формировании нового состава ОНК. «Они окажутся неспособными осуществлять реальный общественный контроль за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания», — резюмировал СПЧ.

На этой неделе должны быть выбраны люди, которые войдут в новый состав Общественных наблюдательных комиссии в 43 субъектах РФ (срок полномочий предыдущей ОНК заканчивается 1 ноября). Но их имена, судя по всему, в ближайшие дни так и не назовут.

Вообще на этот раз заявление подали всего около 800 кандидатов на более чем 3000 мест. Почему люди не спешат стать членами ОНК? Не только потому, что мало кто готов тратить свое личное время, силы и рвать душу ради совершено посторонних ему людей, попавших в беду, то есть за решетку.

— Появились дополнительные требования к кандидатам, сложнее стало собрать весь пакет документов, — говорит член СПЧ Андрей Бабушкин. — Так, теперь от них требуется справка об отсутствии судимости, рекомендация Общественной палаты региона (а не все правозащитники дружат с местной ОП, мы знаем случаи явной конфронтации).

— А в целом это недоработка региональных общественных палат и уполномоченных по правам человека, — уверен глава СПЧ Михаил Федотов. — Они должны были озаботиться привлечением гражданских активистов. По количеству кандидатов в ОНК можно оценить, развито гражданское общество в конкретном субъекте или нет.

Единственный регион, где с кандидатами явный перебор (71 человек на 40 мест), — это Москва. Некоторые эксперты считают, что среди них есть люди, не просто не известные своими благими делами и не имеющие никакого отношения к правозащите, но и напротив — такие, которые могут навредить всему делу.

По факту же рабочая группа не рекомендовала в Москву только троих человек. Среди них — бывший начальник московского СИЗО №3 («Пресня») Дмитрий Комнов. Он «прославился» тем, что в бытность, когда он возглавлял Бутырку, там погиб Сергей Магнитский. А потом Комнов закончил духовную семинарию и стал единственным в России «гражданином начальником»-богословом.

— Не рекомендовали некоторые члены рабочей группы также кандидатов от «Центра поддержки духовного наследия» Павла Пятницкого и Михаила Сенкевича, — говорит источник в Общественной палате. — Против них выступили, в частности, один из авторов Федерального закона об общественном контроле Валерий Борщев и руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев. Однако их позиция носит всего лишь рекомендательный характер и не имеет юридической силы. Решение же принимает Совет Общественной палаты РФ.

Назвать имена он должен был 20 октября. Однако президиум СПЧ попросил приостановить процесс, сообщив о грубом нарушении норм права и этики при формировании состава ОНК. Повод — в опросные листы сотрудниками аппарата Общественной палаты были вписаны квоты, которые ни с кем не согласовали. Напротив одних регионов, к примеру, поставили предельную численность членов ОНК в 15 человек, напротив других — 18 и т.д. «В результате в ряде регионов комиссии не смогут обеспечить реальный общественный контроль, поскольку произвольно установленные квоты не учитывают размеры регионов, численность населения, количество мест принудительного содержания, наличие закрытых административно-территориальных образований и т.д.», — резюмировал президиум СПЧ.

— Эти квоты может определять только Совет палаты, а не аппарат, — говорит Федотов. — Функция аппарата — организационно-техническая. Иначе все это будет просто нелегитимным. Я бы даже сказал откровенно: это безобразие. Чем все грозит? Ослаблением работы ОНК. Закон позволяет быть в комиссиях до 40 человек, а аппарат написал квоту в 15. Если регион выдвинул все 40 человек, то 25 останется за бортом. А зачем? Мы заинтересованы, чтобы членов ОНК было больше. Считаю принципиально важным остановить голосование и срочно собрать рабочую группу Общественной палаты РФ для приведения опросных листов в соответствие с требованиями закона.

Мандаты нынешних членов ОНК действуют до 1 ноября. После этой даты ни один из них зайти в тюрьму и проверить соблюдение прав человека не сможет. И если к 1-му числу не будет избран новый состав ОНК и эти люди не получат на руки мандаты, все правозащитные процессы будут парализованы. Но Федотов уверен, что исправить ошибку реально буквально за день-два, так что еще можно успеть к назначенной дате.

Источник: MK.RU
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы