Несмотря на беспокойство Путина, у адвокатов продолжаются проблемы в СИЗО

В советские времена был такой анекдот: чем похож чиновник на муху? Обоих можно прихлопнуть газетой.Это присказка, не сказка, сказка будет впереди.

Несмотря на беспокойство Путина, у адвокатов продолжаются проблемы в СИЗО

фото: Михаил Ковалев  

Чуть больше года назад — 30 сентября 2015 года — в «МК» была опубликована статья Евы Меркачевой о том, как администрация СИЗО в нарушение Конституции, УПК и Федерального закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых не допускала адвокатов к своему подзащитному без разрешения следователя, а следователи в нарушение тех же законов разрешения не давали.

Раньше в газетах была рубрика: «По следам наших выступлений». Так что же случилось после публикации Евы Меркачевой?

На следующий день — 1 октября 2015 года — на встрече В.В.Путина с Советом по развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте РФ я сообщил об этом президенту, который искренне возмутился этим беззаконием и предложил мне подготовить для него свои наблюдения и предложения по вопросу о сообщенных мной нарушениях законности.

Шеф нахмурил брови, и все забегали. Всего через две недели — 14 октября — в Госдуме состоялась презентация подготовленного депутатом Морданшиным законопроекта о внесении в УПК изменений, запрещающих требовать у адвокатов представлять разрешение следователя для получения свидания с подзащитными. Почти все участники этого действа, обозначенного как «круглый стол», законопроект одобрили. Почти потому, что был и один голос против: представитель Следственного комитета возражал, поскольку, как он заявил, и сейчас в законе такой запрет существует, и его не исполняют, и новый закон никто исполнять не будет (это, к слову, как понимают законность в Следственном комитете). И не исполняют! И продолжают держать адвокатов перед запертыми на мильон замков дверями следственных изоляторов.

Раньше огласки своих безобразий в газете чиновники боялись, ибо это грозило им серьезными неприятностями; теперь — никакой опаски. Незаконную практику поддерживает начальство — руководство ФСИН и Минюста. В ответах на жалобы по поводу недопуска адвокатов к арестованным подзащитным сообщают, что по УПК защитник наделяется полномочиями с момента допуска к участию в деле, вот и принесите документ о вашем к делу допуске. И невдомек этим блюстителям порядка и рыцарям замка и решетки, что Конституция и УПК предоставляют подозреваемому и обвиняемому право на помощь защитника с момента задержания, а не с того момента, когда следователь соблаговолит позволить. И не помнят они (точнее, не хотят вспоминать), что и Конституционный, и Верховный суды еще в 2001 году разъяснили: никаких разрешений и позволений для получения свиданий с подзащитным у адвоката требовать нельзя.

Свои наблюдения и замечания я по предложению В.В.Путина подготовил, с октября прошлого года они находятся в Администрации Президента, но, видимо, попали в очень долгий ящик.

Проблема заключается не только в нерадивости и злонамеренности следователей и сотрудников СИЗО (при попустительстве прокуроров).

Проблема — еще и в качестве законов. Формулировки в законе должны исключать произвольное их толкование. Не для того существуют Конституция и законы, чтоб каждый чиновник выворачивал их наизнанку.

Кстати, Морданшин свой законопроект презентовал в рамках проекта «Единой России» «Комфортная правовая среда». И депутат Морданшин, и тогдашний заместитель руководителя Администрации Президента Володин, присутствовавший на встрече В.В.Путина с членами СПЧ, которому была вручена подготовленная по предложению Путина записка, — члены партии. Считается, что их партия — «Единая Россия» — поддерживает Путина. Неужели эта поддержка ограничивается только словесами? А практических шагов, а принятия необходимых законов уже и не надо?

Если для Морданшина Путин — политический лидер, то для Володина и для следователей и фсиновцев Путин — президент, глава государства, начальник. Неужели они хотя бы в порядке служебной дисциплины не считают себя связанными с его мнением, недвусмысленно высказанным на встрече с СПЧ?

Источник: MK.RU
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека