Андрей Бабушкин выделил семь достижений и пять проблем работы общественных наблюдательных комиссий третьего состава

Член Совета при Президенте Российской Федерауции по развитию гражданского общества и правам человека, председатель постоянной комиссии по содействию ОНК, реформе пенитенциарной системы и профилактике правонарушений Андрей Бабушкин подвел итоги работы ообщественных наблюдательных комиссий третьего состава и выделил семь основных достигнутых общественниками результатов и пять главных проблем, с которыми они столкнулись.

Общественные наблюдательные комиссии 3-го состава: итоги

В Общественных наблюдательных комиссиях (ОНК) третьего состава  нас ждет засилье силовиков, резкое снижение активности  членов Комиссий и  возврат к нарушениям прошлых лет. Такие настроения, помнится мне, царили  летом 2012 года.

Однако этого не произошло.  Реванша  силовиков не произошло,  а большинство членов ОНК, как-то связанных с силовыми структурами, что Юрий Блохин  из ОНК Ростовской области, что Юрий Мананков из ОНК Мурманской области,  оказались  правозащитниками, а  не агентами Житной площади.

В ноябре 2016 года срок полномочий ОНК в 43 субъектах Российской Федерации закончится.

Каковы же основные  результаты работы ОНК третьего  состава?

Я бы выделил семь основных результатов.

Первое. Пришло понимание того,  что ОНК – это не вертикаль, а горизонталь, что члены ОНК не случайно названы законодателем  самостоятельным субъектом общественного  контроля, что  их нельзя  построить на плацу, дать  им поручения и строевым шагом направить эти поручения выполнять.  Не везде такое понимание приходило сразу, а процесс шел гладко. Помнится, летом  2015 года Совет при Президенте РФ был вынужден выезжать в Оренбургскую область. Там в маленькой ОНК  из 9 человек пятеро членов ОНК избрали своего председателя, которые грудью встал на пути   меньшинства из 4 членов Комиссии, практически год не пуская их в  колонии.  Такие же проблемы возникали в Белгородской, Кемеровской, Омской, Башкирской и некоторых других ОНК.  Однако  попытка создания вертикали  либо сами сошли на нет, либо  были пресечены  совместными действиями СПЧ, Общественной Палаты РФ и Уполномоченного.

Второе. Члены ОНК научились писать отчеты.  Еще во втором составе  на десять посещений отделов полиции, СИЗО и ИК с трудом можно было найти 2-3 отчета. В третьем составе ситуация начала меняться и большинство посещений  заканчиваются либо хорошим отчетом либо подробной  записи в журнале посещения ОНК.  Уходят в прошлое,  когда  появлялись отчеты, написанное по принципу «пою то, что вижу» типа « в камере было 6 человек, у них было 6 голов, 12 рук,  12 глаз, 6  пар ушей, кровати стояли на полу, а лампочка висела на потолке…»

Третье.  Во многих случаях удалось обеспечить преемственность при ведении  отдельных заключенных.    Например,  кем-то начинала заниматься  Московская ОНК, и затем,  по маршруту этапирования этого заключения за его судьбой следили  ОНК тех регионов, через которые он следовал. Такая кооперация между Комиссиями резко повышала защищенность заключенных, особенно тех, чья судьба вызывала обоснованную тревогу.

Четвертое.  Почти удалось добиться, чтобы  задержанных на срок более трех часов стали кормит, а  тех, кто   коротает  в отдела полиции ночное время,  стали класть на матрасы. Существенно сократилось  количество жалоб на отказ в телефонном звонке.

Пятое. Снизилось и количество жалоб на  то, что арестованных держат в неприспособленных для этого помещениях, в первую очередь следственных кабинетах.  Правда, данная проблема пока что далека от полного решения.  Например, недавно мне стало известно, что в московском ОВД Чертаново-Центральное четырех задержанных иностранцах держали в чулане для уборочного инвентаря.

Шестое.  Членами ОНК  накоплен широкий круг связей с руководителями полиции и УИС.  И это не те связи, когда люди вместе отправляются в баньку или на шашлык. Это связи иного рода. Вот совсем недавно  в Мордовии родственники не смогли встретить освобождающуюся из колонии племянницу.  Когда мне об этом сообщили, рабочий день уже закончился. Но звонок начальнику Управления генералу Р.А. Ягъяеву  позволил оперативно во всем разобраться.  Разумеется, такие контакты могут быть установлены лишь с добросовестными и высокопрофессиональными сотрудниками, когда члены ОНК и УИС делают по сути одно дело.

Седьмое. В некоторых регионах сложились хорошие отношения  ОНК с местными Уполномоченными и Общественными Палатами.  Например в Карелии и Забайкальском крае,  где председатель краевого ОНК Григорий Радионов  стад председателем комиссии краевой Общественной Палаты по  общественному контроле.

Разумеется, список достижений этим не исчерпывается.

Каковы же основные  проблемы,  с которыми столкнулись ОНК–3?

Во 1-х, государством так и не решен вопрос о минимальном финансировании работы ОНК.  Например,  Правительств Московской  области  вот уже 8 лет не может подыскать для ОНК области хотя небольшое помещение. А более ста членов ОНК – пенсионеры, которые не только не  получают хотя бы маленькую доплату за свою не самую безопасную работу, а приобретают  билет на собственную пенсию.  Хорошо, если до колонии или отдела полиции – 10 или даже 5о километров. А, если все 500?   Поэтому в десятках ИК и сотнях отделов полиции,  нога членов ОНК за 3 года не ступала ни разу.  Приведу  еще один пример:  в Комитете за гражданские  права членами ОНК является 8 человек.  Однако оплачивать их работу мы могли всего лишь двоим.  Правда, из-за позиции  грантодателя сейчас уже и этим двоим мы платить не можем ничего.

Во 2-х, в преддверии  формирования 4-го состава ОНК на некоторых наиболее  активных  членов Комиссий начались настоящие наезды.  То в Нижегородской области 8 кандидатам в члены ОНК,  связанным по работе с Нижегородским Комитетом против пыток  Общественная Палата области отказалась дать свои рекомендации, то  в Питере  на  члена  ОНК  Бориса Пантелеева  составили протокол по си. 19.32 КоАП РФ (нарушение членом ОНК  уголовно- исполнительного законодательства). Что же нарушил Борис Еремеевич? В колонии,  где накануне осужденный   выбросился из окна (второй раз за год!), Пантелеев взял у осужденных заявления.

В 3-х,  так и не решена  проблема «балласта» - тех, членов ОНК, кто получив мандат,  больше после этого никак себя не проявил. В разных комиссиях таких людей разное количество. Где – то процентов 10- 20, а где –то и две трети. Но они сразу есть. Механизм их замены не отработан.

В 4-х,  так и не удалось внести  в Федеральный закон № 76 от 2008 года, которым регулируется работа ОНК, ряд  важных изменений.  Например, так и не удалось отменить  ограничение, в соответствие с которым человек не может быть избран членом одной и той же комиссии более 3 раз подряд.    Таким странным образом решили бороться с коррупцией в рядах ОНК.  Однако тот, кто привык брать,  не будет ждать не только 4-го срока, но даже и 4-го месяца.  Полномочия  ОНК не распространены  ни на психиатрические больницы, в которых люди находятся по судебному постановлению, ни  на конвойные помещения судов. Не удалось  законодательно восстановить  полномочия членов ОНК на знакомство с  первичными документами полиции о происшествиях и задержанных лицах. До 2012  года препятствий в таком доступе  у членов ОНК не было, но тут вмешался один амбициозный генерал.   

В 5-х, так и не удалось  создать ОНК в Крыму и в Севастополе.

Ну и нельзя не упомянуть о главном.  Все эти успехи и неудачи не стоило бы ровным счетом ничего,  если  бы противники общественного контроля смогли реализовать  главную свою цель:  превратить общественный  контроль в имитацию.  Но им сделать этого не удалось.

Этому есть несколько причин.  Но мне хотелось бы отметить одну из них: позицию, который занял председатель  профильной комиссии Общественной Палаты России  Антон Цветков.  Когда в некоторых ОНК  председатели Комиссий решили их приватизировать и сами решать  пускать членов Комиссий  в проблемные учреждения или не пускать,  А. Цветков последовательно  выступил против этой практики. «Так ведь будет бардак!» -  пытались  перереубедить его. Но у Цветкова был железный аргумент – опыт возглавляемой им ОНК Москвы,  где члены ОНК приходили  в некоторые СИЗО три раза в день,  но это ничего не принесло, кроме пользы. Установив деловые  контакты со своим бывшим оппонентом Валерием Васильевичем Борщевым,  А.В. Цветков показал, что общее дело выше амбиций и люди всегда могут договориться. Выступил Цветков и против  попыток  некоторых представителей силовых структур установить время, за которое  надо подавать уведомление о посещении.  Позиция Общественной Палаты России, выраженная А. Цветковым, - хороший  пример для региональных  Общественных Палат  на предмет того, как надо выстраивать отношения с правозащитниками. Разумеется, если делать это через голову, а не другое место.

Источник: Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я хочу защищать права людей. В нашей стране права человека нагло попираю те органы власти, которые обязаны их охранять. Человек попавший в места заключения фактически  лишен возможности самостоятельно защищать свои права, я чувствую в себе силы и возможности помогать таким людям. Так же пытки над над заключенными и нарушение их прав это одно из звеньев большой коррупционной машины, которая живет за счет взяток, заказных уголовных дел и вымогательств и все это происходит при попустительстве органов власти.

Павлюченков Алексей Андреевич
Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net