Полковник МВД Дмитрий Захарченко раскрыл планы ФСБ

Дмитрий Захарченко

Сегодня Мосгорсуд отказался освободить из-под стражи заместителя начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России Дмитрия Захарченко, обвиняемого в получении взятки и противодействии расследованию. Полковник Захарченко утверждал, что за его уголовным преследованием стоят сотрудники ФСБ, которые пытаются оказать на него давление с целью получения показания на неких чиновников. Происхождение в одной из своих квартир денег и ценностей на 8,5 млрд руб. полицейский не объяснил.

Защита полковника Захарченко пыталась добиться изменения ему меры пресечения. В качестве альтернативы СИЗО «Лефортово», в которое он был определен решением Пресненского райсуда, адвокаты предлагали поместить обвиняемого под домашний арест. Находиться под следствием полковник был готов в пятикомнатных апартаментах ЖК «Имперский дом», которые записаны на его дочь.

Полковника Захарченко ГСУ СКР по Москве обвиняет в совершении преступлений, предусмотренных ст. 285, ст. 290 и ст. 294 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, получение взятки, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования). По версии следствия, взятку в размере 7 млн руб. офицер получил от неустановленного лица, а остальные два преступления совершил, сообщив своей знакомой Галине Марчуковой, финдиректору Нота-банка, о предстоящих у нее обысках и возможном задержании. Сейчас женщина находится под стражей по обвинению в мошенничестве.

Обвиняемый Захарченко, в свою очередь, заявил, что готов «содействовать расследованию». Однако отметил, что в материалах дела нет записей его разговора с Галиной Марчуковой, а значит, он ее не предупреждал. Полицейский потребовал, чтобы следствие провело очную ставку между ним и банкиром, однако соответствующее ходатайство пока не удовлетворено.

Еще один эпизод громкого дела появился по результатам встречи Дмитрия Захарченко с его другом председателем совета директоров «Русинжиниринга» Анатолием Пшегорницким. Офицер знал, что находится под наблюдением и что их разговор может быть прослушан. Соответствующее устройство, как он полагает, находилось в тарелке, которую принес официант. Однако с товарищем, который сейчас находится за границей, они говорили не о деньгах, а, напротив, шутили по поводу возможной прослушки. Кстати, по словам обвиняемого, и этой записи почему-то не оказалось в деле.

В материалах дела говорилось, что санкцию на разработку офицера дал руководитель управления «М» ФСБ Сергей Алпатов, ведомство которого противодействует коррупции в правоохранительных органах.

«Управление “М” всемогущее, его сотрудники продавливают решение в отношении меня, я это объективно вижу. Сейчас меня пытаются психологически сломать. Они хотят, чтобы я оговорил не только себя, но и конкретных лиц»,— заявил Дмитрий Захарченко, не уточнив, кого именно. Но очевидно, речь шла о чиновниках МВД.

Мосгорсуд оставил офицера под арестом, поверив гособвинению, которое заявило, что полковник Захарченко уже противодействовал следственным органам, а оказавшись на свободе, может снова заняться преступной деятельностью. Как выяснилось в суде, вскоре после задержания он, попросившись в туалет, выбросил в мусорное ведро ключи от машины. В ней сотрудники ФСБ потом нашли 13 млн руб., $170 тыс. и €5 тыс., а также различные документы, происхождение которых устанавливается. Позже в квартире, записанной на сестру офицера, и вовсе было обнаружено подпольное банковское хранилище, в котором находилось 8,5 млрд руб. Откуда эти деньги, полковник не сказал.

Корреспондент “Ъ FM” Петр Пархоменко из зала суда: «Дмитрий Захарченко действительно сказал, что сам заинтересован в том, чтобы следствие самым тщательным образом разобралось в обстоятельствах этого дела, так как он не виновен. Заявлял о том, что будет ему всячески содействовать, и вместе со своей защитой они просили об изменении меры пресечения на домашний арест, он хотел быть арестован и провести это время в квартире, в которой живет его дочь и мать его дочери. Эта квартира также фигурировала ранее, в том числе в сообщениях СМИ. Эту квартиру он сам подарил дочери некоторое время назад. Так вот, судья в этом ему отказала». Читайте подробнее

Какие версии выдвинуло следствие о происхождении миллиардов у полковника полиции

Как стало известно "Ъ" в сентябре, в качестве одной из версий происхождения миллионов долларов и евро, обнаруженных в ходе расследования громкого уголовного дела замначальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрия Захарченко, следствие рассматривает семейный бизнес полковника. Согласно этому предположению, офицер и его отец выступали консультантами проблемных банков, помогая им обналичивать или выводить средства за границу. Предполагается, что на семейном обслуживании могли находиться с десяток финансовых структур, в том числе Нота-банк, руководство которого оказалось за решеткой. Читайте подробнее

Как МВД задержало совладельцев Нота-банка

В рамках расследования хищений 1,5 млрд руб. у вкладчиков Нота-банка в августе были арестованы совладельцы этой кредитной организации — экс-председатель правления Дмитрий Ерохин и его младший брат Вадим. МВД России они обвиняются в особо крупном мошенничестве. Сумма ущерба по делу может дойти до двух десятков миллиардов — именно такую дыру в балансе банка обнаружили проверяющие из ЦБ. Читайте подробнее

Николай Сергеев

Источник: Коммерсант.ru
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Гутор Наталья Гутор Наталья
28 сентября 2016 в 23:04

Пора платить по счетам. Перед страной, людьми, совестью. Все тайное раноили поздно становится явным. Зарвались. Рвачи

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека