О коррупции в ИК-15 УФСИН по Челябинской области

Результаты расследования Николая Каклюгина ситуации в исправительной колонии № 15 ГУ ФСИН по Челябинской области …

«Закон имеет то особенное преимущество, что он бессмертен, постоянен, и закон природы, и закон естественный, и закон (ветхозаветного) любомудрия, и закон Нового Завета», - напоминает нам святитель Иоанн Златоуст в своих трудах. Однако, есть те, кто считает себя выше всех законов – и установленных свыше, и тех, что прописаны в современном российском законодательстве. Практически каждый из россиян знает, что особое беззаконие часто происходит в закрытых от глаз посторонних местах. И наиболее удобным в этом смысле местом являются исправительные колонии (ИК). Мы не раз слышали о проверках по итогам обращений граждан, отбывающих наказание в подлобных колониях, где беззаконие, что называется, «поставлено на поток». И вот в поле зрения попало еще одно такое место на карте России – Федеральное казенное учреждение «Исправительная колония №15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области» (далее ИК-15).

Некоторое время назад в нашу организацию обратились люди, имеющие самое непосредственное отношение к жизни в ИК-15, сами заключенные и их родственники, матери, супруги, братья и сестры, в том числе проживающие в Краснодарском крае. В своем обращении они в деталях описали то, что там происходит, и что до сей поры успешно скрывается от надзорных органов. С их стороны прозвучала просьба о наведении порядка и наказанию лиц, причастных к творящемуся там беззаконию в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Запрос был направлен через знакомых священнослужителей в регионе на руководство ГУ ФСИН России по Челябинской области. Были проведены соответствующие мероприятия, обеспечившие временный порядок в колонии и на время успокоившие осужденных. Однако, вскоре ситуация вновь вышла из-под контроля. Как сообщают матери и супруги находящихся в ИК-15 в заключении лиц, она коренным образом не меняется, сменяются лишь действующие лица, и вновь поступила просьба обратить взоры госслужащих и общественности на это учреждение и кардинально изменить устоявшуюся там порочную систему.

Как известно, наименование «исправительная колония» изначально несет в себе смысл нравственного воспитания личности, перевоспитания-исправления, возвращения к нормальной жизни, ресоциализации. В данном же конкретном случае людей, находящихся в этой «исправительном» учреждении только угнетают, унижают их человеческое достоинство, чем еще более озлобляют к окружающему миру, и порождают еще большее проявление жестокости, что ведет к совершению новых более тяжких преступлений. Разве такая профилактика правонарушений нужна нашему государству?!.

Прошение о действенных мерах

О беспределе, царящем в Федеральном казенном учреждении «Исправительная колония №15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области» рассказывают осужденные, данные которых не разглашаются в целях конфиденциальности.

В ИК №15 ФКУ ГУФСИН по Челябинской области содержится около 1060 человек осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, рецидивисты, в том числе за убийства и наркоторговлю. В исправительной колонии заключенные занимаются различным производством, шьют одежду, ими ведутся работы и в столярном, токарном, мебельном цехах.

Из рассказа осужденных следует, что в указанной колонии до недавнего времени всем заправляли члены преступной группировки в лице указанного в обращении в наш адрес определенного круга лиц: «смотрящего» и прочих «блатных» (прим. авт. – «блатной» – представитель высшей по статусу группы в неформальной иерархии заключенных), которые психологически и физически ломают любого заключенного, который отказывается им подчиняться. Администрация же колонии, напротив, как показывает масса фактов, создавала для таких заключенных вольготный образ жизни в комфортных условиях видимого пребывания за решеткой.

Как известно, вымогательство в колониях достаточно распространенное явление. Заключенные платят разные суммы денежных средств за то, чтобы их не били, не унижали, не пытали. Вышеперечисленные личности из числа заключенных, т.н. «блатных», занимались вымогательством крупных денежных сумм у других осужденных. Тех, кто отказываются платить, жестоко избивают, заставляют мыть за ними посуду, заправлять кровати, истязают и многое другое.

Так, например, 11 июня 2016 года в 17-м отряде указанной колонии одного из осужденных, гр-на З., за отказ выполнять требования «блатных», указанные в обращении лица избили деревянной палкой, унижали его человеческое достоинство, что выражалось в оскорблении, избиении на глазах у других осужденных. После чего последнему было объявлено, что он должен им заплатить крупную сумму денег. Не выдержав побоев, и унижений избитый осужденный З. перерезал себе шею лезвием от бритвенного станка, после чего лег в кровать уснуть, накрывшись одеялом, чтобы погибнуть от потери крови. Это было замечено «блатными», после чего ими же были приняты меры к оказанию помощи пострадавшему самостоятельно. В медсанчасть пострадавшего не пустили, а привели к нему других осужденных лиц, работающих в медсанчасти, которые в антисанитарных условиях помещения отряда зашили ему шею без анестезии. Все это происходило под руководством гр-на К., указанного в обращении, поскольку он является «смотрящим» отряда №17. Подобные случаи неоднократно имели место быть в ИК-15.

Если осужденного избивают до такой степени, что ему требуется профессиональная врачебная помощь, и существует необходимость в госпитализации в ЛИУ №3 (за пределы колонии), то перед тем, как ему ехать, его запугивают, чтобы не говорил ничего лишнего. Сначала такую беседу с ним проводят «блатные», а затем приходит оперуполномоченный сотрудник колонии, который по указанию «блатных» составляет акт о том, что осужденный получил травму при падении, к примеру, с лестницы, и так же в устном порядке проводит профилактическую беседу во избежание разглашения какой-либо информации осужденным за пределы колонии. Если человек обращается в больницу, и врач принимает решение о его госпитализации, то осужденный (работник медсанчасти), поставленный там работать «блатными», сообщал об этом «смотрящему» по лагерю С., и решение о госпитализации принимал не начальник медсанчасти, а вышеуказанный гражданин. В случае, если он возражал против госпитализации осужденного, то больной вынужден был написать, якобы, добровольный отказ от госпитализации. Одной из наиболее явных причин отказа от госпитализации являются личные неприязненные отношения заключенного с «блатными». Если же осужденного за некую провинность жестоко избивали, побои были ярко выражены, и необходимо было его спрятать от проверяющих и сотрудников администрации, в медсанчасть его не пускали и «блатные» имели право изъять его личную карточку из картотеки. Таким образом, получается, что осужденный как таковой не существует на территории колонии, и на проверки не выходит, с отряда его никуда не выпускают. Питание из столовой такому осужденному приносят «рабы» блатных, в баню он ходит в сопровождении 2-х или 3-х человек под контролем тех же блатных, во избежание осужденным попыток сбежать, в том числе за помощью к администрации. Тем самым осужденный лишается связи с внешним миром. В том случае, если родные и близкие осужденных, встревоженные отсутствием известий от своего осужденного родственника, начинают «бить тревогу» и с этой целью обращаются к начальнику колонии, то этого осужденного в сопровождении «смотрящего» вызывают к начальнику колонии или его заместителю, где он в личном кабинете в присутствии указанных лиц звонит родственникам, успокаивает их, а по сути, просто вводит в заблуждение по поводу действительных условий своего нахождения. И снова порочный замкнутый круг…

О «смотрящем» С. дополнительно известно следующее. Проживал в «отдельной квартире-студии» расположенной в помещении отряда №10. В указанную квартиру без его личного разрешения не имел права входить никто, даже сотрудники администрации, несмотря на звания и должности, вплоть до начальника колонии (Прим. авт. – на данный момент, после обращения автора к руководству Управления ФСИН России по Челябинской области через знакомых священнослужителей, ситуация несколько изменилась, на время это сооружение разобрали, всех вышеупомянутых «блатных» и их помощников раскидали по «одиночкам», кого-то вывезли вообще из данного исправительного учреждения. Однако, с приходом новых «блатных» вместо выведенных «за штат», барачная «квартира-студия» снова была введена в строй и там поселился новый «старший-смотрящий». Куда смотрит администрация ИК-15 абсолютно непонятно).

Дни рождения и прочие праздники «блатные» празднуют с размахом, с соответствующего одобрения администрации, а это: мангал, шашлыки, музыка, наркотики, спиртное, и даже фейерверки, и все это происходит в ночное время. Скрыть данное обстоятельство от сотрудников администрации невозможно, поскольку ими по правилам внутреннего распорядка совершаются ежечасные обходы всех отрядов круглосуточно.

Если даже в отдельно взятом отряде (№10), провести добросовестный полноценный обыск, не такой как делает местная администрация, «для галочки», а по всем правилам, то там обнаружатся и запрещенные в колонии к обороту денежные средства, алкоголь, наркотические средства, дорогостоящие средства мобильной связи, холодное оружие, такое как охотничьи ножи, сабли, мечи, изготовленные на территории той же колонии самими же заключенными, работающими на хоздворе, что делается также с согласия администрации учреждения.

Если вновь прибывший осужденный решил стать на путь исправления и желает выйти на работу, чтобы гасить иск по своему уголовному делу (если таковой имеется) и получать соответствующие поощрения для условно-досрочного освобождения, то администрация колонии в этом случае ничего не решает, все решают «блатные», в том числе пойдет человек на работу или нет. Если все же решением вышеуказанных «блатных» человеку удается выйти на работу, то это не избавляет его от уплаты поборов. Платить заставляют всех. В случае если осужденный заявляет «блатным» о своей неплатежеспособности, его снимают с работы и заставляют в отряде выполнять различные работы, унижающие его человеческое достоинство (мыть проходы в месте, где расположены спальные места «блатных», носить им пищу со столовой, сдавать вещи за них в прачечную), то есть, фактически находиться в рабстве у «блатного». Это помимо того, что их заставляют платить ежемесячную подать. Сумма, как правило, фиксированная, и варьирует от 300 до 1000 рублей в месяц, в том числе с учетом материального состояния семьи осужденного. Нередко принуждают просить осужденного у своих родственников брать кредит в банке в случае невозможности выплачивать подать.

Помимо этого, ежемесячно в здании клуба колонии «блатные» организовывают общелагерный принудительный турнир по игре в нарды на деньги. Сумма выигрыша составляет также от 300 до 1000 рублей. Численность осужденных, которых принуждают играть, составляет около 800-900 человек. Для лиц, нежелающих участвовать в такой лагерной «самодеятельности», ждут печальные последствия в виде побоев и публичных унижений.

Известны также случаи, когда «блатному» вместо прежнего «раба», который освобождается из колонии по отбытии наказания, те же «блатные» «дарят» другого «раба», как некую вещь. При этом повязывают осужденному «рабу» бант на голову насмешки ради и унижения, и ведут его по аллее колонии на глазах у других осужденных и сотрудников администрации.

Если осужденный, не вытерпев побоев, унижений, истязаний пытается найти защиты у сотрудников администрации и просит помощи, а именно: обеспечить ему безопасное место в колонии, в этом случае сотрудник колонии вызывает к себе смотрящего за лагерем, до недавней «чистки рядов» С. и/или его приближенных, и передает им осужденного со словами: «Сделайте так, чтобы он сюда больше не приходил», наперед понимая последствия такого решения. Лишь в редких отдельных случаях, некоторым осужденным под угрозой самоубийства удалось спрятаться от этого беспредела в помещении штрафного изолятора (далее ШИЗО ПКП), но, даже находясь там, осужденный не застрахован от расправы, так как «блатные» имеют и туда беспрепятственный доступ при содействии сотрудников администрации. Так, в начале текущего года двое осужденных: Т. (старшина отряда №5) и Д. (старшина отряда №17), не выдержав побоев и истязаний со стороны «блатных», вынуждены были просить у администрации сокрытия их в безопасном месте. В результате чего осужденный Т. был этапирован в безопасное место в ИК №18, а Д. – в ИК № 2, где в настоящее время продолжают находиться. Они и еще несколько лиц, находящихся в данном учреждении, желали бы дать показания и обозначить круг виновных в происходящем в колонии фигурантов, в случае если бы администрация гарантировала им личную безопасность и безопасность их родственникам.

В случае появления в колонии проверяющих из управления ГУФСИН по Челябинской области, «блатные» же по определенной договоренности с администрацией колонии жестко контролируют соблюдение правил внутреннего распорядка нахождения осужденных, т.е. все запрещенные предметы прячутся в потаенные места. В случае, если кто-то из осужденных не успел убрать какой-либо запрещенный предмет, и попадается с таковым проверяющему, то осужденного ожидает за данную провинность двойное наказание, а именно, дисциплинарное взыскание со стороны администрации и жестокие побои со стороны «блатных». В большинстве случаев за аналогичную провинность осужденный остается еще и должен определенную установленную «блатными» сумму денежных средств.

Есть категория осужденных, так называемые «ширпотребщики», (работающие неофициально на хоздворе колонии), труд которых используют «блатные» в личных целях наживы. Это выражается в выполнении определенного заказа, например, изготовлении мебели, холодного оружия, рисования художественных картин в определенные сроки, превышающие нормы рабочего времени по трудовому законодательству РФ, а это работа по 14-16 часов в сутки. Такая вот самостийная версия «Центра трудовой адаптации осужденных ИК-15 ГУФСИН России по Челябинской области.

В случае нарушения осужденным правил ношения формы одежды и допущения прочих нарушений осужденные подвергаются незамедлительно дисциплинарному взысканию со стороны администрации, в то время как «блатные» передвигаются по всей территории колонии в спортивных костюмах, сланцах, футболках, шортах, с телефонами в руках, с устройствами беспроводной связи «Bluetooth» в ушах. При встрече с сотрудниками администрации последние приветствуют блатных как «опричники» своего «царя».

В случае если в лагерь заводят сводный отряд, для проведения общелагерного планового обыска, то об этом мероприятии местная администрация за несколько суток ставит в известность «блатных». Те согласовывают с сотрудниками администрации место, где будут спрятаны запрещенные к использованию в колонии вещи и предметы, и администрация в свою очередь контролеров в указанные места не ведет, во избежание казусов.

Также на территории колонии действует группа осужденных, так называемых«телефонных мошенников», которые находятся под жестким контролем «блатных». Все заработанные мошенническим путем деньги передаются такими осужденными непосредственно «блатным». В колонии имели место неоднократно случаи выявления таких телефонных мошенников силами сотрудников МВД России. В частности, таковым является осужденный М., ущерб от мошеннических действий которого по уголовному делу составил более 1 миллиона рублей. Ущерб от мошеннических действий осужденного К. по аналогичному уголовному делу составил несколько сот тысяч рублей. Все действия «блатных» всегда согласованы с администрацией. Все в курсе и «шагают в ногу», то есть, делают одно общее дело. Добытые преступным путем денежные средства, а также денежные средства, собранные иными способами с осужденных, «блатными» переправляются на свободу через подставные лица непосредственно «преступным авторитетам».

У «блатных» в колонии есть реальная власть, которая борется с властью официальной, то есть, с администрацией колони. Причем успешно – фактически администрация колонии ничего не решает, а действует согласно директивным указаниям «блатных». Все действия осужденных, в том числе выходы на работу, увольнения, вплоть до госпитализации, и условно-досрочного освобождения регулируются не администрацией, а теми же «блатными» из числа вышеуказанных лиц. Действующий в колонии произвол превзошел все границы дозволенного, с которым уже ни администрация колонии, ни сами заключенные самостоятельно справиться не в состоянии.

После того как 5 июня 2016 года из учреждения ФКУ «ИК №15 ГУФСИН России по Челябинской области» были этапированы С. и его приближенные, ситуация в лагере ничуть не изменилась. Их места тут же заняли другие осужденные во главе с новым, не менее жестоким «смотрящим» М. Все продолжается в том же крайне неблагополучном, никого не исправляющем, а ожесточающем духе.

«Смотрящий» С. в настоящее время переведенный в СИЗО № 3 г. Челябинска посредством сотовой связи продолжает контролировать деятельность «блатных» на территории ИК №15 ГУФИН России по Челябинской области. Так, в настоящее время осужденный Сенин является старшиной отряда №14, где отбывал наказание осужденный А., в настоящее время находящийся в безопасном месте ШИЗО ПКТ. В июле этого года осужденный С., подслушав телефонный разговор осужденного А. со своей родственницей и узнав из разговора, что у осужденного А. после смерти матери осталась недвижимость (срок наказания у А. около 10 лет), осужденный С. связался посредством мобильной связи с С. и сообщил ему данную информацию. «Смотрящий» С. через осужденного С. под контролем М. потребовал, чтобы осужденный А. переписал на них свою квартиру. В случае отказа С. пригрозил А. подослать к нему людей, которые совершат с ним насильственные сексуальные действия орального характера и выложат видео в социальную сеть. Осужденный А. был вынужден, нарушив режим, «закрыться» в безопасное место – одиночную камеру, где и находится по сей день.

Вышеперечисленные личности под руководством М. чувствуют себя в учреждении вольготно, администрация ИК-15 как бы не замечает происходящего, хотя только что пришлось реагировать на запрос извне, наказывать «смотрящего» и «блатных», пусть это и не возымело должного профилактического эффекта на остальных им подобных.

Беззаконие здесь вершится постоянно. В конце июля, в отряде №17, «смотрящим» которого является Ш., приближенные последнего жестоко избивали осужденного П. После чего осужденный по кличке «Кузя», наблюдавший за происходящим, наравне с остальными осужденными, закричал на весь отряд: «Дайте мне нож, я зарежу эту “суку»! Били за то, что ранее осужденный П. состоял в активе секции «Дисциплина и Порядок». Избили несчастного до такой степени жестоко, что называется «до полусмерти», что администрации колонии пришлось этапировать П. в другую колонию. При этом все участники жестокого избиения осужденного П., как и сам Ш., сотрудниками администрации ИК-15 не были даже водворены в ШИЗО, не говоря уже о привлечении к какой-либо ответственности за содеянное.

Общепит. В столовую наравне со всеми осужденными вышеуказанные «блатные» не ходят. Они берут со столовой продукты в необходимом им количестве, а именно: мясо, овощи, молочные продукты, где им их «рабы» готовят индивидуально. Ныне новый, после С., «смотрящий» М., тесно связанный с предыдущим «королем колонии», привел в общую столовую своего человека по имени Ахрор, где распорядился, чтобы ему выделили отдельную плиту и продукты, и теперь последний ежедневно готовит еду для М. и его приближенных, тем самым ущемляя общую норму продовольствия остальных осужденных. «Элита» зеков ИК-15 ни в чем себе не отказывает, администрация колонии хранит невозмутимое спокойствие.

Тем временем, поборы и вымогательства продолжаются. От перемены мест «смотрящих», получается, здесь ничего не меняется. 21 августа в здании клуба ИК-15 вышеуказанные лица организовали описанный выше турнир в нарды. Ставка составляла 500 рублей, принуждали играть всех. Но их корыстные надежды не оправдались, так как народа пришло меньше, чем они ожидали, в связи, с чем было решено с поборами ходить по отрядам. Так, 22 августа четверо «блатных», указанных поименно в обращении, ходили по всем отрядам, где собирали осужденных на собрании и объясняли, что каждый обязан платить дань. В случае отказа было сообщено, что к каждому «отказнику» будет соответствующий подход в виде наказания в зависимости от тюремного статуса осужденного.

С новым «теневым» руководством колонии пришли и нововведения. Ранее в ИК-15 в каждом отряде была бытовая комната, где осужденный мог уединиться и написать в свободное время письмо своим родственникам. Теперь во всех отрядах эти комнаты оборудованы под так называемые «катраны», где сутками идет игра в карты на значительные суммы денег. Здесь «пробивают» новичков, собирают у них необходимую для реализации дальнейших мошеннических схем информацию, и, если узнают, что кто-то из них из состоятельной семьи, создают искусственные условия, вынуждая их играть. «Катраны» обслуживаются «рабами», которые все так же готовят и приносят «элите» по первому требованию все необходимое, а это, как правило, чай, и еда со столовой. За малейшее непослушание и промедление в действиях, «рабов» жестоко избивают. Все игровые процессы контролируются «блатными» С. и Т., под руководством «смотрящего» М. Обычно на «катранах» очень шумно, идут споры, ругань, громко играет музыка, даже в рабочих отрядах. Все это происходит в ночное время суток. Где охрана, где руководство ИК-15 здесь, непонятно.

Промзона. Здесь кто будет работать, кто не будет снова решает не администрация ИК-15, а осужденный С. под руководством нового «смотрящего» М. Ситуация здесь никоим образом не изменилась после смены «смотрящего», сменились лишь главные действующие лица. И стало даже еще хуже. Вплоть до того, что деньгами, которые зарабатывает осужденный, распорядиться по своему личному усмотрению он больше не может, поскольку и в этот момент находится под контролем все тех же «блатных». Это означает, что осужденный, вставший на предложенный государством через систему исполнения наказаний путь исправления, больше будет не в состоянии погашать иски потерпевшим по своим уголовным делам. Все средства в руках «смотрящего» и подконтрольных ему «блатных». Продукты или иной товар, приобретенный осужденным на личные заработанные средства, подневольный зек обязан передать «блатным» также по принуждению. Кого исправит такая колония, кого она породит, какими зверями выйдут оттуда люди?!..

Еще один свежий наглядный пример творящегося в ИК-15 с попустительства администрации колонии беззакония. В ночь с 20-го на 21-е августа сего года трое «блатных» из нового состава колонии поздно ночью пришли на отряд №1, где разбудили осужденного И. и начали жестоко его избивать, отчего проснулся весь отряд. На глазах всех осужденных отряда данные лица избивали И. за то, что тот приобрел себе сотовый телефон, не уведомив их об этом факте. Этой командой «блатных» поставлено так, что если осужденный приобретает себе в лагере какую-либо вещь, половину суммы от стоимости этой вещи он должен отдать им.

Полное бесправие и отсутствие контроля жизнедеятельности колонии, воспитательного и трудового процессов со стороны административного аппарата колонии налицо. Далее. Вновь приходящие в ИК №15 ГУФСИН России по Челябинской области этапы осужденных встречает не администрация колонии, а непосредственно двое осужденных из «блатных» и «смотрящий» М. Сотрудники администрации стоят в это время в стороне и в процессе никакого участия не принимают. Все делают осужденные из числа все тех же «блатных», а именно разъясняют «правила поведения и жизни в колонии».

В описанной в начале текста «квартире-студии», расположенной в помещении отряда №10 «над всеми», в настоящий момент времени проживают «смотрящий» М. и двое «блатных». Также на данный момент в отряде №10 в плену живет осужденный Л., который по принуждению «смотрящего» занимается телефонным мошенничеством. Все денежные средства, добытые преступным путем, Л. перечисляет М. Заключенные сообщают, что около двух недель назад Лимонов совершил неудачную попытку побега с отряда №10. После чего на центральной аллее возле церкви его догнали трое указанных в обращении лиц из числа «блатных» и там же, под крестами православного храма, жестоко избили и оттащили обратно в 10-й отряд. Самое поразительное то, что все это не мог не увидеть сотрудник колонии, находящийся за пультом дежурной части, однако никто и пальцем не пошевелил, и данный факт сотрудниками колонии никак не обозначен и никакой реакции не последовало в адрес виновных.

Жизнь в колонии идет своим, управляемым не администрацией, а «блатными» и «смотрящим» ходом. «Ширпотребщики», работающие на хоздворе, все также находятся в «рабстве», производя различную продукцию, работая на «блатных». Весь оборот ширпотреба в колонии и работу «ширпотребщиков» контролирует осужденный Ф. по прозвищу «Фарел» под руководством «смотрящего» М.

Подводим итог. Ранее направленное автором через знакомых священнослужителей руководству ГУФСИН России по Челябинской области прошение от заключенных и их родственников о действенных мерах не сработало. Ситуация нисколько не изменилась, и по-прежнему требует пристального к себе внимания. И уже, судя по нарастающей трагичности для многих ситуации, не закрытого от внешних обращения, а открытого письма.

Свое обращение вновь попавшие по вине администрации Федерального казенного учреждения «Исправительная колония №15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области» трудную жизненную ситуацию заключенные и их родственники, завершили такими словами: «Ныне вновь просим Вас принять исключительные меры оперативного реагирования и оказать посильное содействие к привлечению к ответственности виновных в данной ситуации лиц. Остановите уже этот беспредел, поспособствуйте созданию нормальных условий содержания и сосуществования осужденных в период их отбывания наказания в исправительной колонии. Куда же еще нам написать если не Вам, или как иначе придать огласке в интернете и социальных сетях данные факты беззакония, чтобы органы власти приняли мудрые, единственно верные и исчерпывающие меры, которые искоренят действующие и будущие факты произвола и беззакония».

И подпись: «ОБЕЗУМЕВШИЕ ОТ ГОРЯ МАТЕРИ НЕСЧАСТНЫХ СЫНОВЕЙ, находящихся в ИК №15 ГУФСИН России по Челябинской области, а также сами осужденные».

Прошу все ответственные службы принять меры оперативного реагирования и оказать содействие к привлечению к уголовной и административной ответственности виновных в данной ситуации в ИК №15 ФКУ ГУФСИН по Челябинской области лиц.

Текст данного обращения будет направлен Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, начальнику ФСИН России и в Следственный комитет РФ. Однако, в чем уверены авторы, этого может быть недостаточно – необходимо, чтобы как можно больше людей узнали о происходящем в ИК-15. Тогда вероятно серьезнейшее разбирательство на самом высоком уровне с соответствующие эффективные, реально действенные меры. С этой целью принято решение разместить данный текст в открытом доступе. Надеемся, виновные в происходящем в этом учреждении беспределе понесут наказание в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

С благодарностью к решившей разместить данный материал редакции и надеждой на проведение полноценной крупномасштабной проверки всех описанных в обращении фактов, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае Николай Каклюгин.

Источник: Русская народная линия
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

2 комментария

Кекельбадзе Тамара Кекельбадзе Тамара
13 сентября 2016 в 14:34

В Якутий в зонах практически происходит то же самое на 80 процентов от написаного и всем органам пофиг.

Шингерей Елена Шингерей Елена
14 сентября 2016 в 18:38

Зачем ФСИНовцы вообще нужны?!бабки с "блатными"делить?!
" "блатные" "Вы по жизни видать попутались

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что тема общественного контроля – это одно из основных направлений общественно-государственного партнерства, развитию которого в нашей стране я посвятил ни один год своей жизни. Являясь членом Общественной палаты Российской Федерации, я постоянно получаю с мест жалобы граждан на нарушения и ущемление их конституционных прав, незаконные действия, совершаемые по отношению к ним и т.д. Большой поток писем идет в мой адрес от осужденных, отбывающих наказание в учреждениях ФСИН.

Никогда не следует забывать, что основная задача государства и общества в отношении осужденных – это их перевоспитание. В этом заключается главный смысл отечественной пенитенциарной системы. Одновременно надо помнить, что люди, отбывающие наказание, решением суда ограничены в свободе, однако никому не дано право издеваться над ними, обрекать их на потерю здоровья, вымогать у них деньги, унижать и избивать их. И если мы хотим вернуть государству и обществу полноценных граждан, такое отношение к оступившимся людям недопустимо. Ещё Пушкин говорил о «милости к падшим». С беззаконием и любыми другими нарушениями в местах отбывания наказания, с халатным исполнением должностных обязанностей сотрудниками пенитенциарных учреждений, а порой и откровенно преступным их поведением мы должны и будем бороться. Смысл работы общественного контроля в системе ФСИН я вижу как раз в этой борьбе.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами