ФСИН зарабатывает за счет заключенных

В отдельных колониях находятся средства и для дизайнерских излишеств. Фото www.fsin.su

Институт проблем современного общества (ИПСО) подготовил доклад о неэффективном расходовании бюджетных средств в конкретных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Эксперты утверждают, что вполне можно говорить о хищениях и злоупотреблениях должностным положением, заложниками которых оказываются заключенные. Ранее и Счетная палата (СП) России выявила в деятельности ФСИН нарушения на несколько миллиардов рублей.

Заключение СП об исполнении ФСИН соответствующих статей федерального бюджета за прошлый год опубликовано в июле. Проверка выявила 21 нарушение, в том числе девять финансовых – на общую сумму в 4,7 млрд руб. Например, 2,2 млрд были потрачены на мероприятия по информатизации, но под них не оказалось утвержденных планов. Сырье и продукция приобретались без проведения торгов и по завышенным в большинстве случаев ценам. Эксперты ИПСО, вдохновленные заключением СП, в своих исследованиях пошли от общего к частному и подготовили доклад (есть в распоряжении «НГ») о схемах тюремного распила. Это ежегодно позволяет выводить из бюджета от сотен миллионов до нескольких миллиардов рублей.

В качестве примера анализу было подвергнуто объединение исправительных учреждений (ОИУ) № 25 по Красноярскому краю. Основной профиль трудовой деятельности здешних заключенных – это лесозаготовки, которые, по мнению экспертов ИПСО, являются «одним из наиболее коррупционноемких видов хозяйственной деятельности».

Результаты своей работы, основанной на материалах по госзакупкам и свидетельствах заключенных и вольнонаемных сотрудников, полученных от местных общественных наблюдательных комиссий (ОНК), ИПСО уже направил в Генпрокуратуру и Следственный комитет.

Эксперты считают, что хотя реформы по изменению облика ФСИН и проводятся, меры по повышению финансовой дисциплины и прозрачности колоний пока формальны. Как отмечено в докладе, «нужно обеспечить профилактику нарушений и неотвратимость наказания участникам коррупционных схем, а также его соразмерность многомиллиардному ущербу, причиненному государству».

Однако, напоминают эксперты, в уголовно-исполнительной системе кроме бюджетных имеются еще и внебюджетные источники – это продажа продукции, изготовленной заключенными. Наживаются коррупционеры на их труде через систему урезания им зарплат. К примеру, среднедневный заработок одного заключенного ОИУ-25, по данным центрального аппарата ФСИН, составляет 240 руб., или около 5 тыс. руб. ежемесячно. «Однако за последние пять месяцев на личные счета заключенных поступило лишь 2 203,9 тыс. руб. – то есть около 1,6 тыс. руб. в месяц на человека», – утверждается в докладе ИПСО. Кроме того, практически все работы на производстве выполняют сами заключенные, хотя есть и многомиллионные контракты учреждений ФСИН с коммерческими организациями на оказание тех или иных услуг. «Фактически они не оказываются, но под предлогом оплаты этим посторонним организациям происходит вывод денежных средств из учреждения», – сказано в этом же документе.

Разнообразие схем хищений вообще поражает – например, тюремщики под предлогом оперативных мероприятий снимают с объектов сторожей из числа осужденных, после чего там пропадают товарно-материальные ценности. «Сотрудники не пустили на работу из-за того, что не в робе, хотя в колонии-поселении ее носить необязательно. Потом выяснилось, что пропало 47 шпал. А на следующий день на работу выпустили в той одежде, в которой только вчера выходить было никак нельзя», – цитируется в докладе один из красноярских заключенных.

Как рассказал «НГ» депутат Госдумы из комитета по бюджету и налогам Антон Ищенко (ЛДПР), есть довольно известные схемы, которыми пользуются повсеместно: например, когда родственникам заключенных присылают счета за стройматериалы, ремонт заставляют делать самих сидельцев, а деньги списывают на подрядчиков. Да и большую часть продукции тюремные ФГУПы не производят сами, закупая на стороне, а затем перепродают продукты колониям и региональным управлениям по ценам, намного превышающим среднерыночные.

«Есть и современные методы обогащения – например, создание монополии на поставку продуктов. В общем, ржавчина проела всю систему ФСИН. Иногда ее сотрудников ловят за руку, но все это не более чем «показательная порка», – считает Ищенко. По его словам, настоящих мер по борьбе с коррупцией и воровством нет. А на обращения и депутатов, и правозащитников ответов по сути дела нет.

Впрочем, по мнению бывшего председателя ОНК Ростовской области Елены Елисеевой, полностью перекладывать вину на ФСИН нельзя. «Довольно сложно уследить за каждым регионом и на местах отследить каждый коррупционный случай. Вопрос еще и в тех правоохранительных органах, которые знают о фактах мошенничества, но вместо того чтобы принять меры, выступают с ними заодно», – пояснила она. Правозащитник Валерий Борщев тоже считает происходящее виной не отдельных чиновников или ведомств, а всей системы, поскольку борьба с коррупцией в стране ведется избирательно.

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net