«Ты приехал сюда страдать». Участник бунта в хакасской ИК-35 погиб после перевода в соседнюю колонию

ИК-33. Фото: Анна Кульченко / Livejournal

В начале недели в больнице Абакана скончался участник бунта в ИК-35 Хакасии, которого этапировали в ЕПКТ колонии № 33. Начальник республиканского управления ФСИН утверждает, что причиной смерти стал перитонит. Однако еще до официального заявления появилась информация, что перед гибелью заключенный мог быть жестоко избит.

Что известно о судьбе участников бунта

В ночь на 25 июля в городе Абакан Республики Хакасия заключенные исправительной колонии № 35 устроили бунт. Сиевуш Сабиров стал одним из участников волнений. На следующий день его и, предположительно, еще пятерых человек вывезли в единое помещение камерного типа (ЕПКТ) соседней исправительной колонии № 33, о чем сообщил координатору проекта Gulagu.nеt Антону Дроздову источник, знакомый с ситуацией. ЕПКТ по существу представляет собой тюрьму внутри колонии, условия содержания там строже, чем в остальной зоне.

Утром 9 августа Сабиров скончался в Абаканской межрайонной клинической больнице. Начальник управления ФСИН по Хакасии Ярослав Бажан поспешил сообщить, что причиной смерти заключенного стал перитонит на фоне разрыва аппендикса. Мужчину прооперировали, но спустя шесть часов он все равно умер. 27-летний Сабиров был уроженцем Душанбе с гражданством Таджикистана. Известно ли его родственникам о случившемся, пока неясно.

Источник Gulagu.net рассказал, что реальная причина смерти осужденного может отличаться от объявленной начальником республиканского УФСИН. Следственный комитет начал доследственную проверку в связи с гибелью заключенного. Сотрудница пресс-службы управления СК по Хакасии в разговоре с «Медиазоной» отметила, что говорить о причинах смерти преждевременно, и Бажач поторопился сделать официальное заявление о перитоните.

Собеседник Gulagu.net рассказал, что после бунта в ИК-35 шестерых участников протестов этапировали в ЕПКТ колонии № 33. Там сотрудники ФСИН избивали их, подвергали унижениям и сексуальному насилию, утверждает источник.

«Их сотрудники заставляли дрочить друг другу, одному нарисовали член на лбу. Это все снималось на видео», — говорит собеседник правозащитного проекта. По его словам, участников бунта, вероятно, могли насиловать резиновыми палками.

Иточник Gulagu.net указал на оперативников с фамилиями Кривошеев и Бабаков как на одних из участников из издевательств.

Другой информатор Gulagu.net — бывший заключенный, некоторое время содержавшийся в ЕПКТ колонии № 33 — также сообщил об избиениях этапированных туда участников волнений. «Их бьют без конца, колотят. Издеваются над ними», — рассказал он. Информации об изнасилованиях дубинками у него нет, «но это не исключено».

Еще несколько человек из ИК-35 сейчас находятся в одном из СИЗО Абакана, следователи по очереди предъявляют им обвинение в массовых беспорядках (статья 212 УК) по уголовному делу, возбужденному после бунта в колонии. Остается неясным, почему другие поддержавшие акцию протеста заключенные оказались переведены в ЕПКТ, и есть ли этому официальное объяснение. В пресс-службе ФСИН России «Медиазоне» не назвали точного числа этапированных из ИК-35 в соседнюю колонию, хотя обещали предоставить эту информацию 11 августа.

Председатель хакасской ОНК Валерий Доможаков на вопрос о деталях гибели заключенного ответил, что «ничего не может сказать». На просьбу рассказать о колонии № 33 в целом и о том, поступали ли оттуда жалобы заключенных, он отреагировал похожим образом: «Я не знаю, не знаю. Не могу сказать».

ИК-33. Фото: Анна Кульченко / Livejournal

Что происходит в тюрьме внутри ИК-33

Бывший заключенный, который три года назад провел некоторое время в едином помещении камерного типа ИК-33, рассказывает, что издевательства над заключенными со стороны сотрудников ФСИН там — обычная практика и по сей день. «Унижают, оскорбляют, бьют, че хотят — то и творят. Заставляют делать то, что ни в УИК (уголовно-исполнительном кодексе — МЗ), нигде не написано. Если ты не будешь им подчиняться, тебя будут бить. Если не хочешь, чтобы у тебя забрали здоровье, приходится делать то, что они просят», — вспоминает собеседник «Медиазоны».

Заключенных избивают как рядовые сотрудники, так и их начальство. «Обычно участвуют инспектора, которые на продоле (коридоре ЕПКТ — МЗ) работают, может начальник отряда бить. Он может вообще с камерой вызвать осужденного к себе в кабинет и там, к примеру, они вдвоем — начальник отряда и режимник (заместитель начальника учреждения по режиму — МЗ) — могут руку приложить. Бьют они, чтобы без синяков: воду наберут в бутылку двухлитровую. По голове бьют, по шее. Или книга такая у них толстая есть — они на голову ее кладут и сверху таким деревянным молотком по книге бьют тебя. Музыку на всю громкость включат и колотят», — описывает принятые в ИК-33 виды наказаний бывший заключенный.

По его словам, избивать осужденных начинают сразу же по прибытии в ЕПКТ. Собеседник «Медиазоны» не удивляется смерти Сабирова: «Какая им разница. Они колотят до такой степени... просто скрутили, на пол на продол кинули и дубинками забили по жопе, аж что кожа на ягодицах лопается, начинает кровоточить, они бьют до такой степени — аж хлюпает все. Потом люди на животах на лавочке лежат, потому что не могут сесть. Все черное. Или по пяткам колотят дубинками, потом кровью ссут люди, потому что в почки отдает».

Жалобы из ЕПКТ не выпускают — по мнению бывших заключенных, с которыми пообщалась «Медиазона», писать в надзорные органы вообще бессмысленно. «На местном уровне вот этот — кто он там по правам человека? — Чистотин (омбудсмен по Хакасии — МЗ), Подкорытов этот, прокурор по надзору (следит за исполнением законов в исправительных учреждениях — МЗ), они все в курсе. И управление (ФСИН — МЗ). Друг друга покрывают. Поэтому смысл куда-то жаловаться? Если по обходу кто-то придет из местного окружения по правам человека или из прокуратуры, ты ему пожалуешься — он просто уйдет, тебя выведут и также изобьют, скажут: че ты тут жалуешься?» — объясняет один из собеседников «Медиазоны».

Другой бывший заключенный вспоминает, что когда он находился в ЕПКТ, его избили в присутствии должностных лиц, в чьи обязанности входил контроль за соблюдением прав осужденных. «Меня привезли — там на стульях сидели начальник управления Бажан Ярослав Иосифович, замначальника управления Сагалаков, защитник прав человека управления Хакасии, со свободы сидел какой-то по охране прав человека... Они просто сидели на стульях, снимали на камеру, как меня избивали. У меня был живот зашит, говорю: "Не бейте хоть по животу". Меня начали бить по животу. Они пили чай, наблюдали и улыбались, — описывает пережитое бывший заключенный. — Когда меня занесли в камеру в бессознательном состоянии — до этого шесть дней сидел на сухой голодовке — ребята в чувство привели водой. Через 15 минут придет проверка — вот эта комиссия, начальники-замначальники управления, которые по сути нас должны защищать. У меня вся голова была черной. Я на ногах стоять не мог, я сидел на полу. Они говорят: "Ну че, проблемы есть?". Я робу снимаю, показываю: "Ну вот в чем проблема". — "Ну, ты приехал сюда страдать". Я говорю: "Я приехал сюда сидеть"».

Как отмечает первый собеседник «Медиазоны», немотивированное насилие сотрудников — не редкость и в других колониях Хакасии, но в ЕПКТ ИК-33 оно наиболее изощренно: «Так жестко только в ЕПКТ. Все осужденные знают, что творится в ЕПКТ. И администрация колонии осужденных всегда пугает: если не будешь что-то делать, мы тебя на ЕПКТ отправим».

Такое обращение приводит к попыткам суицида. Чтобы не допустить их, в ЕПКТ, например, разрешено бриться только в присутствии сотрудников. «Выдают тебе станок, чтобы ты побрился, и с дубинками стоят, караулят, чтобы ты себе ничего не сделал. Они же понимают, до чего они довели осужденных, что они могут на себя руки наложить», — говорит источник.

Второй бывший заключенный провел в абаканском ЕПКТ десять месяцев. Его вывезли туда из ИК-35 после попытки суицида — он вспорол себе живот. Издевательства и избиения со стороны сотрудников ЕПКТ этот собеседник «Медиазоны» называет обычным явлением.

«Я там десять месяцев просидел, не было дня, чтобы там кого-то не били, кто-то не кричал. Там просто морально психика разворачивается. Каждый день слышишь, что кого-то убивают. Дубинкой по жопе когда бьют, там просто мясо от кости отходит, потом это мясо срезают. Там сидишь, как в камере смертника: не знаешь, выживешь или нет», — вспоминает источник.

В октябре 2014 года в СМИ попало видео избиения в исправительной колонии № 33. Заключенного Фанура Исхакова, раздетого до нижнего белья, избивали несколько сотрудников учреждения. Сам инцидент произошел в июне того же года. В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ФСИН было отказано.

По его мнению, сотрудники ЕПКТ агрессивны, зачастую их поведение выглядит неадекватным: «Могут придраться вообще не из-за чего — неправильно встал, неправильно посмотрел, без разрешения сказал что-то, пошел куда-то, фамилия не понравилась». Бывший заключенный отмечает, что в тюрьму в ИК-33 переводят без официального разрешения: все документы оформляют задним числом. Чаще всего заключенных этапируют в ЕПКТ ночью.

Собеседник «Медиазоны» поясняет, что безнаказанность сотрудников ЕПКТ усугубляется тем, что тюремщики на время избиения отключают камеры видеонаблюдения.

Об изнасилованиях заключенных в ЕПКТ источнику известно только по слухам: «[Сотрудники] грозят тем, что в "гарем" загоняют. Этим пугают. Доходили слухи, что случалось такое». Помимо этого, в тюрьме есть и чисто бытовые трудности — которые искусственно создают сам персонал учреждения. «Моются там раз в две недели в тазиках, душем запрещают пользоваться. Они морально убивают тебя как человека. Робу, если тебе дают — грязную специально», — перечисляет бывший заключенный.

После освобождения он пытался добиться уголовной ответственности для сотрудников ФСИН, которые довели его знакомого до членовредительства — не выдержав издевательств, тот изувечил себе половой член и вскрыл живот. Дело завели на начальника ЕПКТ, рассказывает источник, но вскоре его самого вызвали в суд и оштрафовали на 35 тысяч рублей за клевету на фсиновцев. Перед этим другие сотрудники колонии просили его отозвать заявление на начальника ЕПКТ.

«В пределах Хакасии это недоказуемо. За пределами Хакасии — может быть», — заключает собеседник «Медиазоны».

Что происходит в ИК-35

В ИК-35, рассказывает «Медиазоне» бывший заключенный, осужденные страдают не столько от действий администрации, сколько от сотрудничающих с ней «активистов».

«Администрация делами своими не занимается, доверила это все активу. Они как сотрудники передвигаются по колонии, занимаются избиениями, принуждениями, выбивают явки, чтобы писали, заставляют дела другие брать на себя, чтобы сроки добавить. За это им сотрудники покупают сигареты. Сотрудники это поощряют. А мужики простые куда денутся? Со свободы у нас поддержки нет», — говорит источник.

Он объясняет, что основное требование заключенных ИК-35 — не передача запрещенных предметов вроде мобильных телефонов, а «нормальное отношение». «Мы понимали, что это режимное "красное" учреждение, здесь сотрудники правят. Мы просто просили, чтобы сотрудники обращались с нами так, как мы к ним относимся. Без всяких там рукопожатий, просто хотя бы на "вы". Не так, чтобы "тварь", "мразь". А нормально обращались и не избивали. Вымогательство тоже было, но это все скрыто, недоказуемо», — рассказывает бывший заключенный.

В ночь на 25 июля почти 250 заключенных ИК-35 устроили бунт, сообщал Следственный комитет. Местное онлайн-издание 19rus публиковало видео штурма колонии; на записи видно, как спецназ бросает в помещение с заключенными светошумовые гранаты. По информации СК, осужденные изнутри разрушили один из корпусов, а также выкидывали на улицу мебель. В ведомстве зачинщиком бунта предварительно назвали осужденного за угон машины, который недавно прибыл в колонию. Следователи возбудили уголовное дело по частям 1 и 2 статьи 212 УК (организация и участие в массовых беспорядках)

В тот же день руководитель управления ФСИН по Хакасии сообщил о другой версии бунта, которая затем стала основной. Зачинщиками бунта он назвал заключенных, исповедующих ислам, которые якобы были недовольны распорядком дня, не позволяющим им молиться в положенное время. 26 июля в СИЗО отправили троих предполагаемых организаторов бунта — Юрия Тымтышева, Фархада Ниязова и Арсена Абраамяна. На следующий день арестовали Гавруша Тоняна, а 28-го июля — Шамиля Алиева и Рысбека Сабитова. 10 августа под стражу заключили седьмого подозреваемого — Асана Тавалдыева. Первым четверым предъявили обвинения в организации беспорядков.

По мнению бывшего заключенного, который сначала отбывал часть своего срока в ИК-35, официальная причина бунта, названная управлением ФСИН — ложная: «Бунт поднят не мусульманами, а бунт поднят сообща. 4 марта 2012 года, когда был в Хакасии бунт, Бажан Ярослав Иосифович, начальник управления ФСИН республики Хакасии, сказал в интервью, что на культурно-массовом мероприятии гирьки не поделили двое ребят, хотя там все было совершенно по-другому. Один барак на проверке вышел на плац и начали бить [актив] с криками: «Бей активистов». Потому что уже невыносимо было. Мужиков простых просто забивали, забирали у них сигареты, которые им матушки с пенсии покупали». Прокуратура тогда отрицала факт волнений на территории колонии.

После этого, по словам бывшего заключенного, начальник республиканского УФСИН обещал пресечь деятельность «активистов», но в итоге режим стал только строже. «Режим усилился. Усилился до такой степени, что там просто кислород перекрыт, там жить невозможно. Это не людские условия», — говорит бывший заключенный.

«Новая газета» писала, что колония № 35 считается образцово-показательной. «Эта зона — это светлые ухоженные корпуса с отличными бытовыми помещениями. Здесь замечательный стадион, вокально-инструментальный ансамбль "Транзит" и свой музей. С работой здесь все хорошо: в цехах точат местный мрамор и собирают светодиодные светильники, пекарня стряпает и печет для бюджетных организаций, есть теплицы, ферма, птицефабрика. По отзывам бывших зэков (возможно, сознательно недоброжелательным), администрация заинтересована не отпускать по УДО, так как страдают экономические интересы колонии», — отмечал корреспондент Алексей Тарасов. Однако бывший заключенный этой колонии рассказывает, что осужденные в ИК-35 работают по 12-15 часов в сутки, получая в месяц по 200-300 рублей. «Они элементарно в месяц зарабатывают две пачки сигарет. Это че, смеяться?» — возмущается собеседник «Медиазоны».

В начале недели, 8 августа, прокуратура Хакасии сообщила, что не нашла фактов необоснованного применения силы к заключенным и нарушения их прав в ИК-35. Вместо этого надзорное ведомство потребовало привлечь к дисциплинарной ответственности начальника колонии и руководителей отделов учреждения за «ослабленный ведомственный контроль».

Источник: Медиазона
Важно. Рейтинг — 14
Поделиться с друзьями

4 комментария

Аносова Марина Аносова Марина
13 августа 2016 в 20:07

Куда смотрит прокуратура по надзору? Их там всех купило республиканское управление УФСИН?

Муратова Алина Муратова Алина
13 августа 2016 в 21:19

В кошелек свой смотрит.

Зато нам потом с мордовских колоний для БС и звонят и пишут с призывами о помощи такие вот сотрудники, которые на себе проверят силу спецсредств.

Ферафонтова Ольга Ферафонтова Ольга
15 августа 2016 в 20:02

Ну так это ЗАКОН бумеранга. А бумеранг в обратку летит с утроенной силой. Они не знали? Ну так незнание ЗАКОНа не освобождает от ответственности.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть Gulagu.net - это эффективная площадка для граждан, где они могут заявлять о коррупции и противозаконных действиях предателей интересов государственной службы и быть уверенными, что их услышат на самом верху. И это один из первых проектов, который доказал свою значимость в нынешнем демократическом обществе.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области