Корреспондента "НГ" сопроводили в СИЗО "Медведь"

На фото СИЗО № 4 («Медведь»). Фото пресс-службы

В московском СИЗО № 4 («Медведь») скоро открывается новый корпус на 94 места. Следственные изоляторы столицы, по информации от руководства Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), переполнены сейчас на 40%. В этом, как выяснила «НГ», большая заслуга как судей, продолжающих отправлять людей под арест, так и следователей, редко навещающих своих подопечных. Корреспондент «НГ» смог пообщаться с некоторыми из тех подследственных, которые в тесных камерах с нетерпением ждут над собой суда.

Новый корпус «Медведя», который будет введен в эксплуатацию до конца года, выглядит презентабельно. Правозащитники из Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Зоя Светова и Анна Каретникова порадовались просторным камерам с отделенным от четырех нар туалетом. Здесь ровно по 4 кв. м на человека, подчеркнул врио начальника СИЗО № 4 Владимир Машкин.

Рядом с корпусом обустраивается еще и питомник для собак. Объясняется такой размах тем, что новый корпус для СИЗО был спроектирован еще несколько лет назад, когда ситуация с перенаселением изоляторов еще не была такой острой. Сейчас же, как сообщил Машкин, перелимит СИЗО «Медведь» составляет более 700 человек – оно может вместить 1731 человека, а по факту их тут 2447.

Чтобы ситуация стала понятной, журналистов отправили в камеры. Причем карцерного типа. «Вы куда всех подевали отсюда? – поинтересовалась Каретникова, увидев пустые боксы. – Обычно они заполнены». Машкин сослался на ремонт, на время которого «контингент расселили». Но не всех – например, в карцере остался подследственный Дмитрий Кулеш, бывший сотрудник правоохранительных органов. Он объяснил, что попал в него из-за отказа переводиться в другую камеру, поскольку там, как он считает, на него будет оказано давление и он опасается за свою жизнь и здоровье.

У хозяйственного отряда, составленного из осужденных, оставленных отбывать наказание на территории СИЗО, особых претензий, понятно, не было. В их камерах с виду все вполне прилично, на кроватях чистое белье, двухэтажных нар нет, в коридоре – живой уголок. Заключенные Ильхам Галимов и Александр Зудилин говорят, что тюрьма, мол, и в Африке тюрьма.

На двери камеры № 309, в которой содержатся подследственные, угрожающая табличка: «Требует особого контроля». Представитель столичного Управления ФСИН Сергей Цыганков пояснил – это означает, что там арестанты, склонные к разного рода нарушениям режима. Напомним, что эту камеру правозащитник Валерий Борщев называл пресс-хатой и заявлял, что даже не смог туда попасть, потому что ее обитатели загородили дорогу (см. «НГ» от 10.06.16).

На этот раз войти в камеру удалось без труда, сидельцы встали по стенам в ряд. Камера с десятком нар, в ней содержится около 40 человек. О жалобах разговаривать они не захотели. «Все хорошо, спасибо администрации», – сказал один из них. А вот с тем, что душно, он был согласен, впрочем, это все почувствовали и сами. А вот вопрос, когда в последний раз видели следователей, вызвал гораздо больше оживления. Выяснилось, что те приходят раз в несколько месяцев, а иногда и реже. В другой камере один из ее обитателей сказал, что в последний раз участвовал в следственных действиях еще в январе.

«Мы мониторим ситуацию, – сказал «НГ» представитель ФСИН Станислав Ковтун. – Все, что мы можем сделать, – отправить запрос в следственные органы. К сожалению, закон не регламентирует, как часто следователь должен приходить к арестованному». Это же, по словам Ковтуна, касается и перелимита в СИЗО: «Мы обязаны исполнять решение суда, несмотря на то что не можем обеспечить человека положенными по закону 4 кв. м, а зачастую и спальным местом».

Такая ситуация характерна для ряда регионов страны. Скажем, в Москве перелимит СИЗО 40%, заявил замдиректора ФСИН России Валерий Бояринев. К наиболее проблемным он отнес также Санкт-Петербург и Крым. Бояринев отметил, что за последние пять лет в СИЗО стало вдвое больше женщин, а количество арестованных по тяжким и особо тяжким преступлениям выросло с 60 до 80–85%.

При этом не секрет, что в СИЗО много людей находится и по обвинениям в мелких преступлениях вроде кражи телефона. Государству вообще-то выгоднее купить пострадавшему новый мобильный, чем содержать обвиняемого в СИЗО, подчеркивают во ФСИН. Чаще всего это иностранцы, которым суды назначают арест, потому что следователь боится, что те могут скрыться. А ведь лучший выход в такой ситуации, считают во ФСИН, – это быстрый суд и депортация.

Само же ведомство все-таки старается решать те проблемы, которые в его компетенции. Скажем, после скандала в женском СИЗО № 6 Москвы, о котором ранее сообщала «НГ», там последовали массовые проверки. После них женщины, ранее спавшие на полу, получили кровати, а вот тараканы были вытравлены. Вчера же последовало распоряжение снизить цены в интернет-магазине, обслуживающем все столичные СИЗО – ранее они были вдвое-втрое выше рыночных.

Однако ключевым решением для наведения порядка в условиях урезания финансирования, а значит, сокращения строительства новых зданий, является все-таки уменьшение числа арестов, пояснил собеседник «НГ» из ФСИН. По его словам, «например, в Норвегии есть очередь на заключение, там при перелимите изоляторов люди ждут своей очереди на посадку дома».

Источник: Независимая Газета
Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

2 комментария

На фото точно СИЗО? без решеток..

Филатова Наталья Филатова Наталья
12 июля 2016 в 00:02

Да,это СИЗО 4. Наверное административный корпус

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"